Кылы́ч-Арсла́н I (осман. قلج أرسلان‎, тур. I. Kılıç Arslan; ум. 1107) — сельджукский султан Рума (1092—1107), сын султана Сулеймана I. После смерти отца длительное время жил как заложник у сельджукского султана Мелик-шаха. После смерти последнего в 1092 году вернулся в Анатолию и занял престол отца. Кылыч-Арслан уничтожил армию Крестьянского крестового похода в 1096 году. Следующая армия крестоносцев и византийцев осадила Никею в отсутствие султана, который поздно вернулся к городу и проиграл битву. Никея сдалась византийцам. Новой столицей Кылыч-Арслана стала Конья. Затем султан потерпел поражение у Дорилея, в Писидии и в Ликаонии. Впоследствии султан разгромил три армии крестоносцев. После этого крестоносцы были вынуждены искать другой путь в Палестину. В 1107 году в битве со своими мятежными эмирами султан проиграл и утонул в реке Хабур.

Кылыч-Арслан I
осман. قلج أرسلان‎, тур. Kılıç Arslan
Султан Рума
1092 — 1107
Предшественник Абу-л-Касим
Преемник Малик-шах I
Рождение 1079
Смерть 1107(1107)
река Хабур, близ Мосула
Род Сельджукиды
Отец Сулейман ибн Кутулмыш
Дети Мелик-шах I (Шахиншах) Масуд I, Араб, Тогрул-Арслан, Саида
Отношение к религии Ислам, суннитского толка

Биография

Византийские источники (например, Анна Комнина) называли Кылыч-Арслана Klitziasthlas, а латинские (например, Гийом Тирский, Бернар Шартрский[1][2], Альберт Аахенский[3]), также как и Тассо, — Soliman[1][2].

Ранние годы

Кылыч-Арслан был сыном основателя анатолийского государства сельджуков Сулеймана ибн Кутулмыш[1][2]. Матвей Эдесский сообщал, что Кылыч-Арслан родился в 1085 году, уже после захвата его отцом Антиохии в 1084 году[4]. Однако, по словам Ибн аль-Асира и Абуль-Фараджа, в 1107 году сыну Кылыч-Арслана было 11 лет, что указывает на более раннюю дату рождения султана[2]. А. Маалуф полагал, что султану в 1097 году «не было ещё и 17 лет»[5].

Первое упоминание Кылыч-Арслана в источниках относится к 1084 году, когда его отец, Сулейман, захватил после осады Антиохию. Кылыч-Арслан принимал в этой кампании участие. После смерти его отца в июне 1086 года в битве с Тутушем Кылыч-Арслан остался в Антиохии под защитой визиря Сулеймана, Хасана бен Тахир. Весной 1087 года в Антиохию прибыл правитель империи великих сельджуков Мелик-шах, который отправил сына Сулеймана заложником в Исфахан, где тот жил под надзором[1][2].

После смерти в 1092 году Мелик-шаха Кылыч-Арслан и его брат, Кулан-Арслан, прибыли в Анатолию[2]. Современница событий, Анна Комнина, писала, что два сына Сулеймана сбежали[6]. Иную версию изложил Сибт ибн аль-Джаузи. По его словам, когда Кылыч-Арслан направлялся в Анатолию, с ним была армия туркмен «Ябгулу» (ябгу — верховный правитель), то есть, братья отправились с разрешения нового султана Баркиярука[2]. Историки Д. Еремеев и М. Мейер считали, что Кылыч-Арслан бежал из плена[7], но, по мнению турецкого историка О. Турана, обе версии вероятны. Так или иначе, в конце 1092-начале 1093 года Кылыч-Арслан появился у Никеи с войском (либо предоставленным Баркияруком, либо набранным в Анатолии). Управлявший городом Абуль-Касым (или его брат Абуль-Гази) передал ему власть, и Кылыч-Арслан взошел на трон анатолийских сельджуков[2].

Начало правления

После смерти Сулеймана поставленные им управлять городами местные командиры начали действовать самостоятельно, и единое государство распалось. Поэтому Кылыч-Арслан вначале управлял только Никеей и её окрестностями, но он стал пытаться расширить своё государство[2]. Он женился на дочери Чаки, бея Смирны, и начал действовать вместе с ним против византийского императора[2], когда тот попытался вернуть восточное побережье Мраморного моря. Султан послал против византийцев армию под командованием бейлербея Никеи Ильхана. Тот вторгся в окрестности озера Улубат. Однако армия, посланная императором, разбила туркменскую армию и захватила Ильхана в плен[6]. Затем Чака осадил Абидос, тем самым поставив под угрозу морские пути в Константинополь[6]. Алексей Комнин был обеспокоен и настроил Кылыч-Арслана против Чаки. Кылыч-Арслан и сам видел в усилении Чаки угрозу своего собственному правлению. В 1095 году Кылыч-Арслан пригласил тестя в гости, напоил и убил его[2].

Воспользовавшись тем, что византийский император был занят конфликтом с половцами на Балканах, Кылыч-Арслан начал организовывать набеги в Никомедию и её окрестности. После того, как император закончил войну с половцами, он прорыл канал с юга от озера Сапанджа до залива Никомедии, соорудив дополнительную преграду набегам тюрок[2].

Борьба с крестоносцами 1096—1098

Осада Мелитены и потеря Никеи

21 октября 1096 года армия Первого крестового похода, прибывшая в Анатолию под предводительством монаха Пьера Пустынника, попала в засаду Кылыч-Арслана у Цивитота. Почти все крестоносцы были уничтожены. Эта победа заставила Кылыч-Арслана переоценить свои силы и недооценить опасность от крестоносцев. Поэтому, не узнав о количестве и силе новых армий крестоносцев, отправившихся из Европы, и не обратив должного внимания на это, он снова послал всю свою армию зимой 1097 года, чтобы захватить Мелитену[2] (турецкий медиевист О. Туран датировал осаду Мелитены 1095 годом). В стремлении овладеть городом у Кылыч-Арслана был конкурент — Данышмендид. Стремясь опередить его, Кылыч-Арслан оставил в Никее Ильхана и отправился к Мелитене[2][6]. Мелитена находилась на одной из двух дорог из Анатолии в Иран[8] и, владея ею, султан мог бы контролировать Верхнюю Месопотамию[1]. Город находился в руках армянского правителя Гавриила, получившего от Мелик-шаха разрешение на управление. Кылыч-Арслан окружил Мелитену и приказал разрушить стены катапультами. Гавриил за годы правления укрепил город, поэтому осада заняла много времени. Кылыч-Арслан связался с сирийским митрополитом Мелитены Иоанном (Саидом Бар Сабуни) через своего визиря, и митрополит передал, что сирийская и армянская части населения города хотели сдаться султану. Султан предложил Гавриилу сдаться, но тот отказался и приказал убить митрополита, договорившегося с султаном. Кылыч-Арслан собирался продолжить осаду и разрушить Мелитену[6][9], но получил известие о том, что крупные отряды крестоносцев вышли из Константинополя, перебрались в Анатолию и собрались у Пелеканона с целью захватить Никею. Кылыч-Арслан послал часть своей армии к Никее, снял осаду Мелитены и немедленно отправился в путь. Он смог добраться до Никеи лишь после 6 мая 1097 года, когда осада города войсками Первого крестового похода началась. Кылыч-Арслан атаковал армию графа Раймунда де Сен-Жиля, который встал лагерем за южными стенами города. Весь день длилась битва, но армия Кылыч-Арслана потерпела поражение из-за численного превосходства крестоносцев. Когда наступила ночь, султан решил отступить[1][2][8].

19 июня 1097 года стало понятно, что крестоносцы готовятся к решительному штурму[1][2][8]. Защитники Никеи потеряли надежду на помощь, вынужденные сдаться жители города предпочли византийцев крестоносцам. Они передали императору, что сдадут столицу при условии спасения жизней. 26 июня 1097 года Никея ​​перешла в руки византийцев[10]. Жену (дочь Чаки) и детей Кылыч-Арслана увезли в Константинополь, но отпустили[1][2][8] после того, как дочь Чаки уговорила брата, правившего в Смирне, сдать город византийцам[5].

Поражение у Дорилея

После отступления от Никеи Кылыч-Арслану стало известно, что крестоносцы продвигаются к Дорилею. Султан вызвал на помощь Гюмюштекина Гази и бея Кайсери Хасана[2][10]. 30 июня 1097 года сельджуки были замечены передовым отрядом крестоносцев. 1 июля 1097 года состоялась битва, в начале которой побеждали сельджуки, но затем прибыли основные силы крестоносцев под командованием Годфрида Бульонского, Гуго Великого, Раймунда Сен-Жиля, Робера Нормандского, Танкреда и Этьена де Блуа. Султан был застигнут врасплох наступлением сзади. Обе стороны героически сражались. Кылыч-Арслан проиграл и решил отступить. Крестоносец, свидетель битвы, писал: «Кто может описать стойкость, героизм и боевые навыки турок? <...> Если бы они были христианами, никто не мог бы сравниться с ними в силе, мужестве и знаниях войны»[1][2][11][12].

После этого Кылыч-Арслан решил, что более выгодно не напрямую сражаться с превосходившими по количеству армиями христиан, а использовать другую тактику. По его приказу все источники воды вдоль пути крестоносцев были приведены в негодность, а все виды продуктов питания уничтожены. Крестоносцы покинули Дорилей и двинулись в Иконион через Акшехир (Филомелион). Отдохнув несколько дней в Мераме (около Коньи), крестоносцы продолжили свой путь в Эрегли. Опасность привела к временному примирению между Кылыч-Арсланом и Гази Гюмюштекином[1][2].

Войска Первого крестового похода нанесли большой удар по государству сельджуков Рума, которое Кылыч-Арслан пытался восстановить и расширить. Никея и все земли у Эгейского и Мраморного морей были потеряны султаном. Западная граница государства сельджуков Рума сдвинулась на восток до линии Дорилей-Атталия. В Чукурова снова поселились армяне с Таврских гор. В Эдессе, Антиохии и Иерусалиме были основаны государства крестоносцев (1098—1099)[2].

Боэмунд и Гюмюштегин 1098—1106

Новой столицей вместо Никеи стала Конья. Когда Гюмюштегин Гази снова двинулся на Мелитену, правитель города Гавриил призвал на помощь Боэмунда из Антиохии. Боэмунд, прибыв в Мелитену, был взят в плен Гюмюштегином и заключен в тюрьму в Никсаре в августе 1100 года[2].

Воодушевление, вызванное в Европе успехом первого крестового похода, привело к организации нового крестового похода, более многочисленного, чем предыдущий. Его армия прибыла в Константинополь весной 1101 года и была переправлена в Малую Азию императором Алексеем[2]. Матвей Эдесский писал, что «император … управлял землями, через которые проходили их отряды, опустошая их огнем, а также направлял их через разоренные земли. В пути он лишил их пищи, заставив страдать от голода… он подстрекал турок напасть на франков»[13].

Крестоносцы обосновались в Никомедии и намеревались вызволить Боэмунда из плена. Ввиду новой угрозы Кылыч-Арслан и Гюмюштегин снова объединились. К ним примкнули бей Харрана Караджа, Артукид Балак бен Бехрам и сельджукский правитель Алеппо Рыдван[en]. Кылыч-Арслан оставил Анкару, разорив её регион, отступил перед крестоносцами и достиг Чанкыры, где соединился с союзниками. Крестоносцы прибыли к Чанкыры 2 июля. Увидев, что там собираются сельджукские войска, они решили двинуться на север, не вступая в бой. Кылыч-Арслан измотал крестоносцев внезапными набегами вдоль пути, а в начале августа разбил их под Мерзифоном[2]. Современник событий, Матвей Эдесский, писал: «Султан Кылыч-Арслан выступил и яростно атаковал франков в окрестностях Никеи, перебив их бесчисленное множество, составляющее более 100 тысяч человек»[13]. Спастись удалось лишь Раймунду де Сен-Жиль, который «бежал с 300 воинами и укрылся в Антиохии. Остальные франки погибли от турецкого меча, тогда как их жены и дети были уведены в Персию в качестве пленников»[13].

В середине августа недалеко от Коньи султан разгромил армию крестоносцев под командованием графа Гийома де Невера[2]. Ещё одна армия крестоносцев под командованием Гийома IX (графа Пуатье) и Вельфа IV (герцога Баварии) вторглась в сельджукские земли[2]. По словам Вардана Аревелци, Гийом IX потребовал от византийского императора войска[14]. «Эти войска по внушению своего царя изменнически провели Бедевана чрез безводную пустыню; и, изнурив его таким образом, предали Данишману и войску Хелич-Аслана»[14]. Эту армию крестоносцев султан разбил на равнине Олоси близ Гераклеи, у Эрегли[2]. По словам Матвея Эдесского, битва продолжалась «большую часть дня. Этот день стал гибельным и страшным для христиан». … Увидев, что поражение неизбежно, Гийом бежал с 400 (30[14]) всадниками. «Вся Персия была наводнена пленными, взятыми в сражении с войсками графа Пуату»[15]. Успех султана — разгром трех разных армий крестоносцев в 1101 году — остановил движение крестоносцев через Анатолию. Дорога из Константинополя в Палестину через Малую Азию была для них теперь закрыта[2].

Захват Мелитены Гюмюштегином 18 сентября 1102 года обеспокоил Кылыч-Арслана. Однако, прежде чем вступить в борьбу с Данышмендидом, он решил воспользоваться заключением Боэмунда в Никсаре и двинуться на Антиохию. Для этого летом 1103 года Кылыч-Арслан заключил соглашение с правителем Алеппо Рыдваном. Но по пути в Мараш он узнал, что Гюмюштегин освободил Боэмунда за выкуп. Освобождение Боэмунда привело к конфликту между Гюмюштегином и Кылыч-Арсланом и к бесполезности экспедиции в Антиохию. Кылыч-Арслан прервал поход, двинулся на Гюмюштегина и разбил его. Крестоносцы, воодушевленные возвращением Боэмунда в Антиохию, снова начали совершать рейды на окрестности Алеппо[2].

Когда вернувшийся в 1106 году в Европу Боэмунд атаковал Византию через Эпир, Кылыч-Арслан отправил Алексею Комнину подкрепление[16]. В 1104 году Гюмюштегин умер, и 2 сентября 1106 года Кылыч-Арслан после более чем двухмесячной осады захватил Мелитену[1][2][16]. Эта победа дала ему возможность расширить свои границы в юго-восточном направлении. Западная граница также была безопасной, поскольку византийцы в этот период снова воевали с норманнами на Балканах. Оценив ситуацию, Кылыч-Арслан дал Эльбистан как икта бею Майяфарикина Зияеддину и сделал его своим визирем. После этого все беи региона, кроме Салтукогулларов и Ахлатшахов, подчинились Кылыч-Арслану и заявили, что будут сражаться вместе с ним против крестоносцев[2].

Последние годы

В 1106 году Кылыч-Арслан двинулся на Эдессу и осадил её, но пробить крепкие стены города ему не удалось. В то же время люди атабека Мосула Джекермыша в Харране призвали султана, чтобы сдать ему город. Кылыч-Арслан подошел к Харрану и взял его[2]. После захвата Харрана султан заболел и ненадолго вернулся в Мелитену. Тем временем великий сельджукский султан Мухаммед Тапар понял, что продвижение Кылыч-Арслана на восток угрожает не только крестоносцам, но трону Великих сельджуков. Такие попытки продолжались со времен деда Кылыч-Арслана, Кутулмыша. Мухаммед решил, что атабек Мосула Джекермыш заключил секретное соглашение с Кылыч-Арсланом, поэтому в 1106 году передал управление Амидом, Джазирой и Мосулом эмиру Чавли (Джавали). Чавли победил Джекермыша в бою, но жители Мосула не сдали ему город. Они отправили сообщение Кылыч-Арслану и попросили его приехать в Мосул и взять на себя управление. Кылыч-Арслан немедленно двинулся из Мелитены в сторону Мосула. Знатные люди Мосула в Нусайбине заявили о своей верности ему. Кылыч-Арслан вошел в город 22 марта 1107 года в пятницу и велел читать хутбу от собственного имени. Таким образом он публично заявил о претензиях на Великий сельджукский султанат[2][17].

Бей Аркукидов Мардина Неджмеддин Иль-Гази и правитель Алеппо Рыдван, обеспокоенные господством Кылыч-Арслана в Джазире и Северной Сирии, объединились против него с Чавли и 19 мая 1107 года захватили Рахбе[en]. Услышав это, Кылыч-Арслан решил двинуться на Чавли[2]. Его жена Айше-хатун и его младший сын Тугрул-Арслан остались в Мосуле. Хотя султан решил сражаться против Чавли, с ним не было всей его армии. Войска, которые он послал на помощь императору Алексею Комнину, сражавшемуся с Боэмундом на Балканах, ещё не вернулись. Не дожидаясь прибытия этих войск, он решил сражаться на берегу реки Хабур. Когда анатолийские эмиры в армии Кылыч-Арслана заметили размер армии Чавли, они решили не рисковать и отступили. 13 июля 1107 года, воспользовавшись наступившим ослаблением сил Кылыч-Арслана, Чавли немедленно начал атаку. Кылыч-Арслан понял, что невозможно добиться успеха, когда его солдаты начали спасаться бегством с поля боя. Чтобы не попасть в плен, он на своей лошади бросился в воду реки Хабур, намереваясь перебраться на противоположный берег. Но из-за тяжести доспехов утонул вместе с лошадью[2].

Его тело было найдено и доставлено несколько дней спустя в Майяфарикин. Атабек Хумарташ построил здесь гробницу, которая известна как «Kubbetü’s-sultan». Хотя султан Месуд хотел перенести могилу своего отца в Конью в 1143/44 годах, он так и не успел этого сделать[2].

Личность

Современник Кылыч-Арслана, Матвей Эдесский, писал, что «его смерть вызвало великое горе среди христиан [Востока], ибо он был добрым мужем и благожелательным к верующим при каждой возможности»[18]. Через полтора столетия Смбат Спарапет писал, что «смерть его принесла большую скорбь христианам, ибо он был добрым и милостивым»[19].

Семья

Жёна:

Михаил Сириец и Матвей Эдесский называли четверых сыновей Кылыч-Арслана, переживших его[18][21]: Тугрул-Арслана, Араба, Шахан-шаха и Масуда[21], К. Каэн писал, что был ещё старший сын, который погиб ещё при жизни отца[22].