Донбасская оборонительная операция 1942 года
(с немецкой стороны — план «Клаузевиц»)
Основной конфликт: Великая Отечественная война
Вторая мировая война
Дата 7 июля24 июля 1942
Место Донбасс
Итог Победа Германии
Противники

Флаг СССР СССР

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Германия
Flag of Romania.svg Румыния

Командующие

Союз Советских Социалистических Республик С. К. Тимошенко
Союз Советских Социалистических Республик Р. Я. Малиновский

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Фёдор фон Бок
Третий рейх Максимилиан фон Вейхс
Третий рейх Вильгельм Лист

Донбасская оборонительная операция 7 — 24 июля 1942 года — фронтовая оборонительная операция войск Южного фронта и левого крыла Юго-Западного фронта в ходе летне-осенней кампании 1942 года Великой Отечественной войны, составная часть Воронежско-Ворошиловградской стратегической оборонительной операции. В современной российской историографии иногда разделяется на Валуйско-Россошанскую и Ворошиловградско-Шахтинскую оборонительные операции.

Предшествующие события

В летней кампании 1942 года командование вермахта поставило главной целью разгром всего южного фланга советско-германского фронта, выход к Волге и овладение Кавказом. Начав 28 июня 1942 года реализации плана «Блау», противник в короткий срок добился решительного успеха на воронежском направлении и глубоко охватил с севера войска Южного и левого крыла Юго-Западного фронтов (прорыв достиг до 170 километров в глубину за 10 суток). Используя этот успех, командование группы армий «Юг» приступило к выполнению следующего плана — план «Клаузевиц». Этот план предусматривал нанесение глубокого рассекающего удара силами 4-й танковой армии на юго-восток из района Острогожска по правому берегу Дона в общем направлении на КантемировкаРостов-на-Дону, с целью полного окружения войск этих советских фронтов. Одновременно 1-я танковая армия должна была рассечь оборону Южного фронта ударом из района Артёмовска на ВорошиловградКаменск-Шахтинский.

Пехотные армии должны были содействовать танковым армиям в уничтожении окруженных советских войск, а затем развивать наступление: 6-я армия на Сталинград, 17-я немецкая армия и 3-я румынская армии – на Кавказ.

Силы сторон

На третий день после начала операции (9 июля 1942) немецкая группа армий «Юг» (командующий генерал-фельдмаршал Федор фон Бок) была разделена на две группы армий, согласно возложенных на них задач.

С стороны Красной Армии в операции участвовали:

Уже в ходе операции в состав Южного фронта была дополнительно передана 51-я армия (генерал-майор Н. И. Труфанов). После расформирования Юго-Западного фронта в операции действовал образованный 12 июля 1942 года Сталинградский фронт (командующий С. К. Тимошенко) в составе 21-й, 62-й, 63-й и 64-й армий). Боевые действия этого фронта с 17 июля относятся к Сталинградской битве. Уже в её ходе 17 июля 1942 года из Южного фронта в Сталинградский фронт были переданы 28-я, 57-я и 38-я армии[2] . Однако в связи с утратой управления и перемешиванием частей фронта этот приказ был выполнен только частично — на Сталинградский фронт прибыли штабы и отдельные части этих армий, остальные войска остались в составе Южного фронта, сами армии пришлось формировать заново.

Ход операции

Оценив последствия немецкого прорыва фронта на Воронежском направлении, Ставка Верховного Главнокомандования разгадала стратегический замысел немецкого командования и 6 июля приказала отвести войска Южного фронта на рубеж ДенежниковоТрехизбенкаКрасный Луч. В ночь на 7 июля войска фронта начали организованный отход. С 8 июля немецкие войска начали преследование войск Южного фронта силами 6-й армии и 1-й танковой армии, разгорелись ожесточённые бои, но прорвать оборону Южного фронта вермахту не удалось.

Однако севернее, в полосе Юго-Западного фронта, немецкий удар с задействованием массы танков был успешным. Атаковав сильно ослабленные войска 28-й и 21-й армий, к тому же не успевших создать сколько-нибудь существенную оборону после их поражения в конце июня — начале июля, к концу 11 июля 6-я полевая и 4-я танковая армия прорвались в тыл фронта до 180 километров, выйдя в район Дегтево, и создали угрозу тылам Южного фронта. Штаб Юго-Западного фронта потерял управление войсками. В последующие дни 4-я танковая армия достигла Миллерово (16 июля), Морозовска (15 июля). Воспользовавшись тяжелой ситуацией, атаковавшая с запада немецкая 1-я танковая армия сумела наконец прорвать оборону советской 37-й армии и 18 июля ворвалась в Каменск-Шахтинский.

Тем самым, угроза нависла над Южным фронтом несмотря на то, что его войска достаточно организованно отошли и упорно оборонялись на новом рубеже. Дальнейшее продвижение немецких войск на юг создавало реальную угрозу окружения советских войск в Донбассе, прорыва немцев к Сталинграду и на Северный Кавказ. Ещё 10 июля И. В. Сталин приказал войскам Северо-Кавказского фронта срочно занять обороны по левому берегу реки Дон и преградить путь на Кавказ[3]. Также 11 июля он приказал максимально ускорить строительство оборонительных сооружений в районе Сталинграда и занять их войсками 62-й армии[4] и начать строительно оборонительных рубежей в тылу Южного и Юго-Западного фронтов. Поскольку явно выразились главные направления ударов противника по расходящимся направлениям, то Юго-Западный фронт был преобразован в Сталинградский фронт, усилен тремя резервными армиями и получил задачу оборонять подступы к Сталинграда, а в Южный фронт 12 июля были переданы из Юго-Западного фронта 28-я, 37-я, 57-я и 9-я армии[5].

Первоначально Южному фронту было поручено создать устойчивую оборону в районе Миллерово, но ввиду глубокого прорыва противника уже 15 июля фронту был отдан приказ отвести войска за Дон и создать оборону по его южному берегу[6] от Верхне-Курмоярской и далее по рубежу Ростовского укрепленного района.

Между нам на фронте продолжались ожесточенные бои. Фронт обороны 28-й и 57-й армий был разрезан противником. Войска этих армий дрались с исключительным упорством и избежали окружения, но часть их отходила на восток, а другая часть – на юг. В районе Миллерово попали в окружение 38-я и 9-я армии. Их основная часть сил не смогла пробиться на юг к основным силам Южного фронта, и была вынуждена прорывать кольцо окружения на восток.

Таким образом, к 18-20 июля северный фланг Южного фронта был разгромлен. Попытка восстановить его путём контрудара бывшей ранее в резерве фронта 24-й армии на Миллерово с юга не удалась: основные силы армии на подходе к Миллерово попали под удар основных сил немецкой 1-й танковой армии и понесли большие потери. В итоге немецкие войска вырвались на оперативный простор.

Эта ситуация была ими использована: по приказу Гитлера 4-я танковая армия была повернута с сталинградского направления на ростовское и стремительно бросилась к Ростову-на-Дону. 21 июля эта армия ворвалась в город Шахты, 22 июля – в Новочеркасск, 23 июля – в Ростов-на-Дону. 24 июля противник полностью овладел Ростовом, по сводкам Генерального штаба РККА, до 27 июля отдельные подразделения продолжали вести уличные бои в Ростове[7].

Советская 56-я армия не смогла оказать должного сопротивления в Ростовском укреплённом районе и обеспечить отход войск Южного фронта за Дон. Хотя советские войска смогли воспользоваться отсутствием сплошного фронта окружения и основные силы Южного фронта в конце концов сумели выйти с боями на южный берег Дона и занять там оборону, но это было выполнено с большими потерями. Более того, немецким войскам удалось форсировать с ходу Дон и захватить ряд плацдармов на южном берегу Дона.

Причины поражения

Неудачный исход операции стал следствием ряда стратегических и оперативных просчётов советского командования:

  • Ставка Верховного Главнокомандования не сумела оценить последствия поражения советских войск под Харьковом, и своевременно не направила достаточных сил для устойчивой обороны в этом районе. И. В. Сталин ошибочно полагал, что главные сражения летней кампании 1942 года развернутся на центральном участке фронта.
  • Резервы Ставки перебрасывались на юг уже в ходе тяжёлых оборонительных сражений, вводились в бой по частям, несли при этом тяжелые потери и не могли переломить ситуацию.
  • Командование Юго-Западного и Южного фронтов не сумело организовать планомерного отхода войск по рубежам,
  • Оказался не готовым к прочной обороне Ростовский укрепленный район.
  • При отходе советских войск частым явлением стала утрата связи командующих фронтов и армий с своими войсками по нескольку дней, при приводило к потере управления.

Германское командование максимально использовало высокую мобильность своих войск, умело перебрасывая крупные группировки на новые направления и сводя к минимуму их подготовку перед нанесением новых ударов.

Итоги операции

В ходе операции немецким войскам не удалось разгромить и уничтожить войска Южного и левого фланга Юго-Западного фронтов. Но они нанесли здесь Красной Армии тяжелое поражение, сыгравшее исключительно важную роль в дальнейшем:

  • противник полностью овладел стратегической инициативой на всем южном крыле советско-германского фронта,
  • была создана непосредственная угроза району Сталинграда (немецкое наступление на Сталинград развернулось ещё в ходе операции, 12 июля) и Северному Кавказу (наступление на Кавказ началось без паузы, 25 июля)
  • войска Южного и Юго-Западного фронтов понесли тяжелые потери, что значительно ослабило их боеспособность и обусловило дальнейшие успехи врага
  • противник полностью овладел важнейшим экономическим районом — Донбассом, что резко ухудшило экономическое положение СССР
  • оказалась исчерпана основная масса подготовленных за первую половину 1942 года советских стратегических резервов (на южном направлении в июле были брошены в бой сразу 6 резервных армий), из-за нечего стало нечем парировать и отражать последующие удары немецких войск.

Общие потери советских войск в операции неизвестны. Войска Южного фронта потеряли 128 460 человек безвозвратно и 64 753 человек как санитарные потери (всего 193 213 человек)[8]. Потери армий левого фланга Юго-Западного фронта в Донбасской оборонительной операции вычленить из общих потерь фронта в Воронежско-Ворошиловградской стратегической оборонительной операции не представляется возможным, но с учетом характера боёв эти потери сопоставимы с потерями Южного фронта.

Потери немецких войск не известны.

Примечания

  1. Во время операции армия завершала сосредоточение и передислокацию, поэтому в боевых действиях практически не участвовала.
  2. Директива № 170513.
  3. Директива Ставки ВГК № 170491 от 10.07.1942 г.
  4. Директива Ставки ВГК № 170493 от 11.07.1942 г.
  5. Запись переговоров по прямому проводу Верховного Главнокомандующего и начальника Генерального штаба с командованием Южного фронта 12 июля 1942 года./Публ.: Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК: Документы и материалы: 1942 год. Т. 16(5-2). — М.: ТЕРРА, 1996. — с. 301-302.
  6. Директива Ставки ВГК № 170512 от 15.07.1942 г.
  7. Великая Отечественная война — день за днем: по материалам рассекреченных оперативных сводок Генерального штаба Красной армии. В 10-ти т. — Т. 4 «Схватка на Юго-Западном направлении». — М., 2008.
  8. РОССИЯ И СССР В ВОЙНАХ XX ВЕКА

Литература

  • История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945, т. 2, М., 1963. Стр. 420-423.
  • Советская военная энциклопедия, том 3 (Гражданская – Йокота), 1977. Стр.239-240, карта.
  • * Сталинградская битва. Хроника, факты, люди.: в 2 кн. — Москва: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. — Книга 1.
  • Барятинский Михаил. Сталинградское побоище. «За Волгой для нас земли нет!». — М.: Эксмо: Яуза, 2012.
  • Коломиец М., Смирнов А. Бои в излучине Дона. 28 июня – 23 июля 1942 года. Фронтовая иллюстрация, № 6. Издательство «Стратегия КМ», 2002.
  • Исаев А. В. Когда внезапности уже не было. История ВОВ, которую мы не знали. — М.: Яуза, Эксмо, 2006. — 480 с, ил. // isbn 5—699—11949—3. Часть 1, «Хук правой».
  • Москаленко К.С. На юго-западном направлении. (Воспоминания командарма). М.: Наука, 1969.
  • Haupt W. Army Group South. The Wehrmacht in Russia 1941—1945. Schiffer Military History, Atlegen, PA, 1998.