Гражданская война в Сирии
Основной конфликт: Арабская веснаАрабская зима

Syrian Civil War map.svg

     Контролируются правительственными силами
     Контролируются курдскими силами
     Контролируются «Исламским государством»
     Контролируются «Фронтом ан-Нусра»
     Контролируются «умеренной оппозицией» и прочими

Карту текущей военной ситуации в Сирии см. здесь (англ.)
Дата с 15 марта 2011 года
(8 лет, 2 месяца, 3 дня)
Место Флаг Сирии Сирия и приграничные территории соседних стран
Статус Конфликт частично прекращен
Противники

Сирия Правительство Сирии (противостоит ССА, ССРК, ИГ и суннитским исламистам) :

 Иран

 Россия[3][4]

Проправительственные военизированные группировки:

Иностранные группировки:

Flag of the Islamic State of Iraq and the Levant2.svg Исламское государство (ИГ, ранее ИГИЛ, до 23 марта 2019 года)


Джихад Суннитские исламисты джихад (в основном противостоят правительству Асада):

Иностранные суннитские группировки:

Seal of Combined Joint Task Force – Operation Inherent Resolve.svg Коалиция против ИГ (координирует действия с ДСС и ССРК; с 19 декабря 2018 года начался вывод войск):

Flag of the Syrian Revolutionary Command Council.svg ССРК (противостоит ИГ и правительству Асада)

Flag of Syrian Democratic Forces.svg ДСС (в основном противостоят ИГ)[72][73][74]

 Иракский Курдистан


Командующие

Flag of the Islamic State of Iraq and the Levant2.svg Абу Бакр аль-Багдади


Соединённые Штаты Америки Барак Обама (до 2017 года) Сирия Анас аль Абдах

Силы сторон

178 000—250 000 военнослужащих ВС Сирии (январь 2015)[89]
80 000 ополченцев Сил национальной обороны[90]
10 000 боевиков Бригады «аль-Аббас»[91]
3000—5000 бойцов Хезболлы[92]
3500[92] — 4700[93] иракских добровольцев
150[94] — 1500[92] иранских военных советников КСИР (Бригада «Кудс») ~40 000 бойцов[95]
4000 военнослужащих ВС РФ[96]

около 150 000 повстанцев
(~40 000 умеренных исламистов, 40 000—50 000 светской оппозиции, «Фронт ан-Нусра» — 7000, 50 000 боевиков «Исламского государства»[97][98], более 11 000 иностранных добровольцев[99])

Потери

52 438[100] — 87 077[101] солдат правительственных войск
35 237[100] — 49 240[101] членов военизированных формирований
1015 бойцов Хезболлы[100]
1854 других иностранных добровольцев[100]
не менее 60 иранских офицеров[102]

95 357 повстанцев убито (+47 056 иностранных уничтожено)[100]
39 973 бойцов и сторонников оппозиции арестовано или пропало без вести[100]

Общие потери
366 200 (ООН; 1 февраля 2016)[103] — 470 860 убитых (SOHR; 1 февраля 2016)[100]

от 4,5 до 7 млн внутренне перемещенных лиц
свыше 5 миллионов беженцев (на январь 2015)

Commons-logo.svg Аудио, фото, видео на Викискладе

Гражда́нская война́ в Си́рии — многосторонний, многоуровневый вооружённый конфликт на территории Сирии, начавшийся весной 2011 года как локальное гражданское противостояние и постепенно переросший в восстание против режима Башара Асада[104], в которое с течением времени оказались вовлечены не только основные государства региона, но и международные организации, военно-политические группировки и мировые державы.

Основными участниками конфликта являются регулярные вооружённые и военизированные формирования, выступающие на стороне президента Башара Асада (Сирийская арабская армия, Национальные силы обороны и др.), формирования «умеренной» сирийской оппозиции (Свободная сирийская армия, арабские суннитские племенные формирования), курдские регионалисты (Отряды народной самообороны), а также различного рода исламистские и джихадистские террористические группировки (ИГ, Фронт ан-Нусра и т. д.). Стороны конфликта получают военную помощь от других стран: поддержку правительственным силам оказывают Россия и Иран, тогда как сирийская оппозиция получает помощь от западных держав и монархий Персидского залива. На стороне правительства также выступают иностранные шиитские военизированные формирования (в частности ливанская «Хезболла»)[105]. Ввиду значительного вовлечения в сирийский конфликт иностранных государств и организаций ряд экспертов характеризует его как опосредованную войну между региональными державами[106][107][108][109].

Начавшиеся в марте 2011 года на волне «Арабской весны» антиправительственные выступления привели к массовым беспорядкам в различных городах Сирии, а уже летом того же года переросли в полномасштабный вооружённый конфликт. Основные требования оппозиции включали отставку президента Башара Асада, отмену действовавшего с 1962 года режима чрезвычайного положения и проведение в стране демократических преобразований.

Первоначально боевые действия велись между правительственной армией и формированиями «Свободной сирийской армии» (ССА). Головной организацией сирийской оппозиции стал Сирийский национальный совет (СНС), в который на тот период входили все антиправительственные фракции. Однако впоследствии в рядах оппозиции произошёл раскол — первыми из его состава вышли курдские организации, сформировавшие собственное правительство (Высший курдский совет), а в 2013 году наиболее радикальные исламистские группировки образовали «Исламский фронт».

Из-за раскола в рядах повстанцев позиции ССА существенно ослабли, и светская оппозиция отошла на второй план. Ведущую роль в противостоянии правительственным силам стали играть различного рода исламистские группировки, среди которых наиболее боеспособными являются террористические организации «Фронт ан-Нусра» (местное отделение Аль-Каиды) и «Исламское государство» (ИГ).

Стремительное наступление ИГ и захват террористами значительных территорий Сирии и Ирака летом 2014 года стали поводом для начала военной интервенции США и её союзников, которые с сентября 2014 года наносят авиаудары по позициям исламистов в Сирии, а также вооружают и обучают отряды так называемой «умеренной оппозиции». 30 сентября 2015 года по договорённости с президентом Башаром Асадом военную операцию в Сирии начали Воздушно-космические силы Российской Федерации, действовавшие в тесной координации с правительственными войсками.

По данным ООН, к 2015 году в ходе конфликта погибло около 220 тыс. человек[104]. Война стала одной из главных причин европейского миграционного кризиса, вызвав массовый исход беженцев из Сирии. Конфликт характеризуется ожесточёнными боевыми действиями, беспорядочными обстрелами населённых пунктов, массовыми убийствами и многочисленными военными преступлениями против мирного населения, а экономике и инфраструктуре страны нанесён колоссальный ущерб.

Главным событием 2016 года стали успехи правительственных войск и их союзников в битве за Алеппо. Оппозиционные отряды, четыре года контролировавшие восточную половину этого стратегического города на севере Сирии, потерпели сокрушительное поражение. В отличие от других сирийских городов, контролировавшихся оппозицией (в первую очередь Хомса и Хамы), осада которых затягивалась на долгие месяцы и правительственные силы достигали своей цели лишь тактикой измора (лишённые продовольствия, подкреплений и боеприпасов оппозиционные отряды соглашались покинуть город) штурм Алеппо проходил стремительно, по принципиально иному сценарию. Исход боёв в Алеппо решительным образом изменил расклад в противостоянии сирийских правительственных войск с оппозиционными силами[110].

Помимо успехов правительственной армии, 2016 год принёс ещё два принципиальных изменения. Во-первых, в сирийский конфликт вступил новый участник — Турция ввела войска на север Сирии. Официальной целью операции была заявлена борьба с террористами «Исламского государства», фактически же главным противником Анкары были сирийские курды, попытавшиеся в марте 2016 года создать вдоль границы с Турцией свою автономию[111]. Во-вторых, в 2016 году позиции самого «Исламского государства» были существенно подорваны, символом чего стало произошедшее в мае освобождение правительственными войсками Пальмиры. В соседнем Ираке за 2016 год «Исламское государство» понесло огромные территориальные потери: правительственные войска и их союзники освободили от ИГ ключевые города — Эль-Фаллуджу и Рамади. Международной коалиции, возглавляемой США, правда, не удалось до конца года завершить штурм иракской «столицы халифата» — Мосула. Замедлилось наступление поддерживаемых США «Сирийских демократических сил» на сирийскую «столицу халифата» — Ракку. Воспользовавшись тем, что основные сирийские правительственные силы были отвлечены на осаду Алеппо, формирования ИГ в начале декабря сумели отбить Пальмиру и прилегающие территории[112]. Это, однако, стало лишь временным, локальным успехом «Исламского государства»[110].

2017 год принёс радикальные перемены в ситуации в Сирии. Главным итогом года стал разгром группировки «Исламское государство», которая ещё в 2015 году контролировала обширные территории в Сирии, а также в Ираке. Разгром ИГ позволил России объявить в конце 2017 года о сворачивании операции российских ВКС. Между тем завершение активной фазы боевых действий не привело к установлению мира — сирийская оппозиция и поддерживающие её внешние силы заявляют, что не намерены участвовать в послевоенном восстановлении страны, если её продолжит возглавлять Башар Асад[113].

По состоянию на середину 2018 года, боевики ИГ контролировали небольшие территории в провинции Даръа на юге Сирии, а также несколько населённых пунктов на восточном берегу Евфрата между городами Аль-Букамаль и Дейр-эз-Зор. Присутствие ИГ сохранялось и в двух анклавах в Сирийской пустыне на стыке провинций Хомс и Дейр-эз-Зор и на границе провинций Хомс и Эс-Сувейда[114].

В 2018 году продолжилось турецкое вторжение в Сирию, к середине марта был оккупирован город Африн и прилегающий район. Сирийским правительственным войскам, проправительственным формированиям и союзникам удалось восстановить контроль над обширными территориями в центре, на юге и юго-западе Сирии, ликвидировав многочисленные анклавы вооружённой оппозиции. Завершение этого процесса, как ожидается, приведёт к разделению страны на контролируемый правительством культурный, промышленный и сельскохозяйственный центр (более 60 % территории и 80 % населения) и периферийные зоны:

  • провинцию Идлиб, контролируемую соперничающими между собой группировками («Хайят Тахрир аш-Шам», «Джебхат Тахрир Сурия» и др.) при наличии контрольно-наблюдательных постов турецких ВС;
  • зону турецкой оккупации этнически курдских районов в северной части провинции Алеппо (с активным участием поддерживаемой Турцией Свободной сирийской армии);
  • зону контроля «Сирийских демократических сил» (СДС) в преимущественно курдских районах северных провинций (самопровозглашённая Демократическая Федерация Северной Сирии);
  • зону контроля СДС в провинции Дейр-эз-Зор на восточном берегу Евфрата и в южной части провинции Эр-Ракка, где доминируют арабо-суннитские племена и сохраняются остатки недобитых отрядов ИГ[115].

Что касается остатков сил ИГ, то, как отметил на VII Московской конференции по международной безопасности (апрель 2018) директор ФСБ Александр Бортников, «в стремлении сохранить боевой потенциал, удержать имеющиеся и создать новые зоны влияния они всё чаще избегают открытых вооружённых столкновений и делают ставку на методы партизанской войны». Эксперты полагают, что наиболее удобным местом для ведения повстанческой войны (и, возможно, попыток возродить ИГ) станут районы, прилегающие к обеим сторонам сирийско-иракской границы[114].

По мнению некоторых аналитиков, от исхода сирийского конфликта зависит не только будущее самой Сирии, но и расклад сил на Ближнем и Среднем Востоке, перспектива борьбы с международным терроризмом и в известной степени формирующийся мировой порядок[116].

С 2011 года международное сообщество предпринимало несколько попыток достичь политического урегулирования в Сирии. Переговоры между сирийскими властями и различными представителями оппозиции проходили в разных форматах: женевском, венском, лозаннском, астанинском, которые отличаются составом участников. США настаивают на приоритете женевского процесса, тогда как Москва поддерживает переговорный процесс в Астане[117].

По оценкам российских военных, за период боевых действий начиная с 2011 года Сирию покинули более 6,9 млн беженцев. Согласно данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, на 1 декабря 2018 г. в 45 государствах находятся 6 664 415 официально зарегистрированных сирийских беженцев, в том числе 1 999 325 женщин и 3 398 852 ребёнка. Большинство беженцев находятся в следующих государствах: Турция (3,6 млн.), Ливан (ок. 952 тыс.), Иордания (ок. 674 тыс.), Германия (ок. 534 тыс.), Ирак (ок. 252 тыс.). Оценочно, изъявили желание вернуться на родину 1,7 млн сирийцев из десяти стран мира (в основном Ливан, Турция, Германия, Иордания, Ирак, Египет). По состоянию на декабрь 2018 года, в 412 населённых пунктах, наименее пострадавших от военных действий, развёрнуты пункты приёма и размещения беженцев примерно на 1,5 млн мест. Пока беженцы возвращаются в основном лишь из Ливана и Иордании[118]. В крупных городах и населённых пунктах в зоне боевых действий инфраструктура разрушена на 40-70 %[119][120].

Предпосылки сирийского конфликта

В 2006/2007 году сельское хозяйство Сирии подверглось небывалой засухе, сохранявшейся на протяжении последующих трёх лет[К 1], воздействие которой усугубила многолетняя политика сирийских властей по стимулированию роста сельскохозяйственного производства, что привело к истощению водных ресурсов и опустыниванию земель. Уже в первый год засухи сельскохозяйственные предприятия в северо-восточных регионах, снабжавших зерном всю страну и обеспечивавших две трети сельскохозяйственного производства Сирии, потерпели крах. Доля сельского хозяйства в ВВП Сирии упала с 25 % (2003) до 17 % (2008). В 2008 году впервые с середины 1990-х годов правительству пришлось произвести крупные закупки пшеницы за рубежом. За один год цены на пшеницу, рис и корма увеличились более чем в два раза. Объёмы производства у мелких и средних земледельцев и скотоводов упали до нуля. К февралю 2010 года в связи с засухой и продолжающимся ростом цен на корма было уничтожено практически всё поголовье скота[104].

Башар Асад, сменивший своего отца на президентском посту в 2000 году, в числе других мер по либерализации экономики сократил субсидии фермерам на закупки горючего и продовольствия. Несмотря на наступление засухи, это решение не было отменено, что ещё более усугубило ситуацию в сельском хозяйстве[104][121].

Ещё в 2009 году ООН и Красный Крест сообщали, что в результате засухи потеряли средства к существованию около 800 тысяч человек, а в 2010 году, по оценке ООН, на грани голода оказалось до миллиона человек[122].

Население сельских районов, неспособное противостоять затянувшейся жестокой засухе, в массовом порядке потянулось в города — Дамаск, Алеппо, Дейр-эз-Зор и др.[122]

Число сирийцев, которые оказались вынуждены покинуть свои места проживания из-за засухи, оценивается в 1,5 млн. Большинство переселилось на окраины городов, и без того испытывавших напряжение в связи с чрезмерным демографическим ростом (∼2,5 % в год) и наплывом иракских беженцев (1,2-1,5 млн за период с 2003 по 2007 годы). К 2010 году внутренне перемещённые лица и иракские беженцы составили около 20 % городского населения Сирии. Если в 2002 году городское население Сирии насчитывало 8,9 млн, то к концу 2010 года оно выросло до 13,8 млн, то есть более чем в полтора раза[104]. Некоторые источники считают, что чрезмерный рост численности городского населения в немалой степени способствовал возникновению внутрисирийского конфликта[122].

Именно брошенное властями на произвол судьбы население стремительно разрастающихся окраин сирийских городов, с их незаконными поселениями, скученностью, неразвитой инфраструктурой, высоким уровнем безработицы и преступности, превратилось в рассадник протестных настроений. Таким образом, внутренняя миграция, вызванная жестокой продолжительной засухой, усугубила воздействие целого ряда других факторов, способствовавших росту народного недовольства, — безработицы, коррупции и удручающего социального неравенства, в сочетании с последствиями непродуманной экономической политики и расточительного использования имеющихся ресурсов, а также медленного и неэффективного реагирования режима Асада на чрезвычайные обстоятельства[104].

В ряде источников указывается, что «арабская весна» (падение правящих режимов в Египте и Тунисе) своим революционизирующим воздействием лишь инициировала гражданские протесты, глубинные причины которых коренились в таких хронических проблемах Сирии, как недовольство населения социально-политической системой и авторитарным правлением Асада в частности и доминированием представителей алавитского конфессионального меньшинства (ок. 12 % населения) во властных и военных структурах в целом, режим чрезвычайного положения, сохранявшийся с 1963 года, репрессии и всесилие спецслужб, отсутствие свободы слова и других личных свобод, сосредоточение всей полноты власти в руках президента страны и высшего руководства Партии арабского социалистического возрождения (БААС) при запрете независимых политических партий, экономическая и политическая коррупция, религиозные противоречия, курдская проблема и другие[123][124][125]. Придя к власти в 2000 году, Башар Асад начал либеральные реформы. В стране начались публичные общественно-политические дискуссии (форумы), в которых участвовали сотни представителей сирийской интеллигенции, была объявлена масштабная политическая амнистия, оживились «Братья-мусульмане», деятельность которых была запрещена с 1982 года (следует отметить, что сирийское руководство установило контакты с представителями «Братьев-мусульман» и другими оппозиционными группировками за границей ещё в 1990-е годы, используя их амнистированных сторонников в самой Сирии). Так называемая «дамасская (сирийская) весна», однако, быстро закончилась, чему способствовала позиция многих членов сирийского руководства, которых Башар Асад «унаследовал» от своего отца, Хафеза Асада. Когда в независимых СМИ начали остро критиковать период правления президента Хафеза Асада, Башар Асад заявил, что Сирия пойдёт по пути поэтапной демократизации и реформ, но не будет выполнять требования отдельных лиц, которые не представляют мнение большинства народа[125][126].

При этом следует отметить, что социально-экономическая ситуация в Сирии отличалась в лучшую сторону по сравнению с Египтом и Тунисом. По данным МВФ на 2010 год, ВВП на душу населения в Сирии составлял 4800 долларов, прирост ВВП — 2,3 %, уровень безработицы — 20 % среди взрослых (то есть такой же, как в Испании) и 30 % среди молодёжи (в Тунисе безработными были 50 % молодых). Для сирийского общества характерен высокий образовательный уровень (доля грамотных людей старше 15 лет достигает 86 % у мужчин и 73,6 % у женщин), продолжительность жизни доходит до 70 лет[125].

В ряде источников называют в качестве внешних факторов гражданской войны борьбу между поставщиками природного газа за возможность проложить через территорию Сирии трубопровод для снабжения европейского рынка. Основной заинтересованной стороной является Катар, который пытается наладить экспорт газа через этот регион. Другими участниками конфликта являются Иран, заинтересованный в стабильном экспорте своего газа, Россия, желающая сохранить свою долю европейского рынка сбыта, и США, которые в целом поддерживают диверсификацию поставок в Европу[127][128].

На ещё один фактор проливает свет расследование корреспондентов The Wall Street Journal Нур Малас и Кэрол Ли — по их данным, администрация президента США Барака Обамы на протяжении ряда лет вела секретные консультации с представителями сирийских властей с целью поиска среди них людей, готовых способствовать совершению военного переворота и отстранению президента Башара Асада от руководства страной. Лишь к лету 2012 года, когда стало понятно, что стратегия американской администрации, целью которой было создание условий для смены режима, провалилась, США переключились на поддержку повстанцев[129][130][131].

История конфликта

Начало гражданских протестов

Первые массовые акции протеста в Сирии, вспыхнувшие в середине марта 2011 года, первоначально выглядели лишь как часть более широкого регионального движения — так называемой «арабской весны». Похожие выступления к тому времени уже проходили в Бахрейне, Египте, Йемене, Ливии и Тунисе[126][132][133].

Примерно за месяц до начала беспорядков в социальной сети Facebook появилась новая группа «Сирийская революция-2011», призывавшая к «Дню гнева» — массовым демонстрациям в Дамаске и Алеппо против президента страны Башара Асада.
15 марта несколько сот человек откликнулись на призыв социальных сетей и вышли на улицы в Дамаске. Протестующие требовали прекращения чрезвычайного положения, действовавшего с 1963 года, восстановления личных, политических и экономических свобод, ликвидации коррупции[126]. На следующий день прошла ещё одна демонстрация, участники которой требовали освобождения политзаключённых[134][135].

Уже через три дня вспыхнуло восстание в Даръа (городе на границе с Иорданией). Акция протеста против произвола полиции закончилась столкновениями и кровопролитием — три человека погибли на месте и ещё один скончался от полученных ранений. Похороны погибших привели к новым беспорядкам. В последующие дни протестующими были сожжены офис правящей партии Баас, Дворец правосудия, полицейские участки, осквернён памятник Хафезу Асаду[124]. Часть города перешла под контроль протестующих, а расположенная там мечеть была превращена в полевой госпиталь, куда доставлялись получившие ранения и пострадавшие в результате применения слезоточивого газа демонстранты[136]. Члены запрещённой в Сирии организации «Братья-мусульмане», группировавшиеся вокруг имама местной мечети, взяли на себя организацию противостояния с властями.

Одним из инструментов политической мобилизации стал племенной фактор, проявивший себя в молодёжной среде городских мигрантов — выходцев из арабских племён, экономически неустроенных, недовольных маргинальным экономическим и политическим положением и обвиняющих в этом правящий режим. Племенная самоидентификация как объединяющий фактор стала использоваться ими при создании сетевых структур оппозиции в таких городах, как Даръа, Хомс, Хама, Пальмира, Дейр-эз-Зор. Первые антиправительственные демонстрации, начавшиеся в Даръа, по сообщениям прессы, были организованы молодёжью именно через такие сетевые племенные структуры, в частности племени Мсалме, а антиправительственные демонстрации в Хасеке 5 февраля — сетевыми структурами членов племён Джаббур, Таи и Унейза[137].

Вскоре серия выступлений прошла в других городах Сирии. Протесты оппозиции, вдохновлённой успешными революциями в Тунисе и Египте, принимали формы шествий, которые перерастали в столкновения с полицией[138], сопровождались актами вандализма, поджогами[139].

Появились первые жертвы[140]. Сирийский президент публично признал частичную правоту требований протестующих, лично извинился перед членами семей погибших. 29 марта правительство ушло в отставку[141], сменил премьер-министра[142] и 20 апреля отменил режим чрезвычайного положения, действовавший 48 лет[138][143].

Тем не менее эскалация насилия продолжалась. 21 апреля неизвестными были зверски убиты сирийские генералы Або эль-Теллави и Ияда Харфуша и их семьи, причём оппозиция и власть взаимно обвиняли друг друга в этом преступлении[144]. 9 мая Евросоюз ввёл санкции против Сирии[145].

Количество жертв вооружённых столкновений между правительственными силами и участниками протестов стало увеличиваться: в июне в ходе военной операции в Джиср-эш-Шугуре погибло до 120 полицейских, затем погибло 142 человека в городе Хама[146], были жертвы и в других городах.

Когда протесты продолжились, сирийское правительство начало развёртывание танков и снайперов в качестве средства для подавления беспорядков. Вода и электричество были отключены в особенно беспокойных районах, а силы безопасности прибегали к конфискации муки и продуктов питания[147][148]. Сирийская армия осадила города Даръа, Дума, Банияс, Хама, Хомс, Алеппо, Талкалах, Идлиб, Растан, Джиср-эш-Шугур, Дейр-эз-Зор, Забадани, Латакия и ряд других городов[149][150][151][152][153].

По словам очевидцев, солдаты, которые отказывались открыть огонь по гражданским лицам, расстреливались на месте[154][155][156].

В июне 2011 года сирийское правительство опровергло сообщения о дезертирстве солдат из армии и обвинило в беспорядках «вооружённые банды»[157].

В конце июля президент Башар Асад приказал ввести армейские подразделения в ряд городов, включая Дейр-эз-Зор, с целью восстановления контроля над ситуацией. Ввод войск и последовавшие репрессии против участников протестов привели к кровопролитию и началу вооружённого сопротивления противников правящего режима. Отряды сирийской оппозиции, в которые вливались дезертиры и перебежчики из сирийской армии, и племенные формирования начали вооружённую кампанию против правительственных сил на всей территории страны. К концу года повстанцы объединились под знаменем так называемой Свободной сирийской армии (ССА), а их боевые действия приобрели более организованный характер[158].

Власти на местах отвечали жестокостью на жестокость. По всей Сирии стали распространяться слухи о жестокостях правительственных подразделений во взятом штурмом Джиср-эш-Шугуре. Штурмом брали и другие города. В городах Хомс и Идлиб позднее была применена другая стратегия. Вместо тотальных зачисток и военных операций власти взяли курс на проведение точечных операций силами «Мухабарата» и спецназа. Заявлялось, что особисты, конечно, не отличались щепетильностью в отношении допрашиваемых, но их действия всё же меньше раздражали местное население[159].

27 августа прошла крупная акция протеста в Дамаске[160][161]. Туристический сектор, приносивший стране до 6 млрд долларов, практически исчез[159].

Ноябрь 2011 года:

  • Монархии Залива ввели против Сирии ряд санкций. Санкции включали прекращение операций с сирийским центробанком и замораживание государственных активов, приостановку авиасообщения с Сирией, а также запрет на въезд в страны — члены ЛАГ ряду сирийских чиновников. Кроме того, Лига ввела торговое эмбарго (до начала конфликта почти 60 % сирийского экспорта шло в арабские страны и 25 % импорта поступало оттуда)[159].
  • Евросоюз ввёл дополнительные санкции против Сирии[162], поступления от продажи нефти составляют до трети доходов бюджета страны, именно этот источник ЕС перекрыл[159].

В конце 2011 года повстанцы временно установили контроль над некоторыми городами и деревнями в провинции Идлиб .

Израильская газета «Гаарец» в конце декабря сообщила со ссылкой на разведывательные источники, что за период с марта по декабрь 2011 года не менее 10 тысяч сирийских военнослужащих самовольно покинули свои части. Младшие офицеры и солдаты — как правило, сунниты, составляющее большинство населения страны и костяк протестного движения, — бегут из правительственной армии целыми подразделениями, в то время как высшее армейское руководство и старшие офицеры продолжают сохранять верность президенту Башару Асаду. Основная причина дезертирства — нежелание стрелять в протестующих сограждан, которые зачастую являются их единоверцами[163].

К концу 2011 года, по завершении интервенции НАТО и государств Персидского залива в Ливии, приведшей к зверскому убийству ливийского лидера Муаммара Каддафи, у противников Асада возникли ложные предчувствия скорого краха сирийского правительства. Однако, благодаря поддержке Ирана и России, «эффект домино» не произошёл[164].

Вторая волна насилия

Декабрь 2011 года был отмечен крупным терактом в Дамаске[165].

На рубеже 2011—2012 года правительственные силы начали применять танки и артиллерию. 26 декабря танки правительственных войск открыли огонь по жилым домам в городе Хомсе[166].

В январе 2012 года Башар Асад пообещал одержать победу «над заговором, который доживает последние дни»[167][168], однако боевые действия продолжались[169][170].

10 января 2012 года было публично объявлено о создании исламистской группировки «Джебхат ан-Нусра» — было распространено видеообращение о «приходе законов Аллаха на свою землю» и о том, что «день суда для мусульман находится теперь в Дамаске». За этой публикацией на протяжении нескольких месяцев последовали другие публикации видеоматериалов об атаках смертников, взрывах заминированных автомобилей, боевых действиях против правительственных войск в Идлибе, Дейр-эз-Зоре, Алеппо и Дамаске. Созданию группировки предшествовали многомесячные переговоры будущего руководителя «Джебхат ан-Нусра» Абу Мухаммеда аль-Джуляни с сирийскими моджахедами, воевавшими до 2007 года в Ираке. Основной целью группировки было заявлено усиление роли ислама в сирийском конфликте с последующим построением исламского государства «Халифата аль-Шам»[171].

Тем временем Свободной сирийской армии (ССА) удалось взять полный контроль над городом Забадани в провинции Дамаск. 21 января ССА захватила, после интенсивных столкновений с регулярными войсками, расположенный недалеко от Дамаска город Дума[172]. Однако все эти успехи были кратковременными, и населённые пункты снова освобождались правительственными силами, а среди убитых и пленных всё чаще обнаруживались не сирийцы, а граждане различных государств — от Ливии до Афганистана.

13 марта 2012 года сирийские власти заявили о захвате города Идлиб[173]. Практически одновременно с этим начался артиллерийский обстрел города Эр-Растан. Успехи правительственных войск шли на фоне терактов, таких как подрыв зданий сил безопасности в Алеппо. Боевые действия и теракты приводили к гибели мирного населения.

Попытка мирного урегулирования

12 апреля 2012 года в Сирии было объявлено перемирие. При этом власти объявили о готовности противостоять любым нападениям со стороны «вооружённых группировок», оставив войска в городах[174][175]. Через три дня после начала перемирия в Сирию прибыла первая группа наблюдателей ООН[176].

8 мая прошли выборы в Народный совет. Впервые за полвека выборы прошли на многопартийной основе. Лишённая статуса «руководящей и направляющей силы» в обществе правящая партия Баас участвовала в выборах на равной основе с другими партиями[177]. В них приняли участие 51,26 % от общего числа граждан Сирии, имеющих право голоса. Победу на выборах одержал блок «Национальное единство», сформированный партией Баас[178].

Несмотря на объявленное перемирие, столкновения продолжились. 19 мая произошёл теракт в городе Дейр-эз-Зор, 25 мая произошла бойня в Хуле. В ходе карательной операции правительственными войсками и проправительственными боевиками «Шабиха», по данным комиссии ООН[179], были убиты 108 человек, среди которых 49 детей и 34 женщины, более 300 человек получили ранения. По данным Совета по правам человека ООН, лишь около 20 человек погибли в результате артобстрела, остальные же погибшие были убиты выстрелами с близкого расстояния и ножевыми ударами[180]. В заявлении для прессы Совет Безопасности ООН единогласно осудил сирийские власти за массовые убийства в Хуле[181].

В противостояние сторон оказываются вовлечены внешние силы. Появляются сведения о том, что нефтяные монархии Персидского залива начали финансировать и вооружать сирийских повстанцев[182][183], в то время как Сирия получает оружие от Ирана и его вооружённые силы участвуют в конфликте на стороне сирийского правительства[172][184]. МИД РФ признал факт поставок российского оружия сирийскому правительству, однако, ссылаясь на оборонительный характер поставляемых вооружений, настаивал на их законности[185].

31 мая представитель Сирийской свободной армии полковник Кассим Саадеддин выдвинул ультиматум правительству Сирии, он потребовал приступить к выполнению плана по прекращению огня в течение 48 часов и заявил, что в случае отсутствия реакции правительства к полудню пятницы, повстанцы будут считать себя «свободными от необходимости следовать международному мирному плану»[186]. В то же время командующий оппозиционными силами Рияд Аль-Асад опроверг существование ультиматума, однако попросил Кофи Аннана признать провал плана мирного урегулирования[187].

Гражданская война

Syrnumbered.png
Номер на
карте
Русское
название
Арабское
название
Население Город
1. Дамаск دمشق 4 500 000 Дамаск
2. Риф Дамаск ریف دمشق 2 235 000 Дамаск
3. Эль-Кунейтра القنيطرة 69 000 Эль-Кунейтра
4. Даръа درعا 858 000 Даръа
5. Эс-Сувайда السويداء 304 000 Эс-Сувайда
6. Хомс حمص 1 561 000 Хомс
7. Тартус طرطوس 720 000 Тартус
8. Латакия اللاذقية 891 000 Латакия
9. Хама حماه 1 416 000 Хама
10. Идлиб ادلب 1 288 000 Идлиб
11. Халеб (Алеппо) حلب 4 120 000 Халеб (Алеппо)
12. Эр-Ракка الرقة 811 000 Эр-Ракка
13. Дейр-эз-Зор دير الزور 1 040 000 Дейр-эз-Зор
14. Эль-Хасака الحسكة 1 225 926 Эль-Хасака

2012

Президент Сирии Башар Асад в начале июня, выступая в парламенте, пообещал продолжить борьбу с «террористами» и обвинил в разжигании войны в стране «внешние силы»[188].

4 июня официальный представитель военного совета сирийских повстанцев майор Сами аль-Курди объявил, что оппозиция отказывается продолжать соблюдать перемирие с правительственными силами[189]. Столкновения между правительственными войсками и оппозицией развернулись в провинциях Даръа и Идлиб. Агентство Reuters сообщало о тяжёлых боях в провинции Латакия. По сообщениям иностранных агентств, правительственные силы вошли в контролировавшиеся оппозицией районы городов Хомс и Дамаск, а также в город Кфар Зита (провинция Хама)[188].

5 июня сирийские власти объявили о высылке из страны группы западных дипломатов в ответ на аналогичные шаги стран Запада[188].

7 июня генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун выступил с резким заявлением по поводу массового убийства мирных жителей, произошедшего в сирийской деревне аль-Кубейр, и заявил, что «подобные события лишают легитимности режим Асада». Он признал, что мирный план Кофи Аннана не выполняется, и предупредил, что Сирии грозит полномасштабная гражданская война. Оппозиция утверждала, что нападение совершили проправительственные военизированные формирования «шабиха». События в этой деревне произошли менее чем через две недели после убийства 108 жителей в деревне Хоула, в котором также подозревают боевиков «шабиха»[190]. Тем временем российский представитель в ООН Виталий Чуркин призвал все стороны придерживаться плана Аннана и подверг критике страны, оказывающие поддержку сирийской оппозиции, а министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что Совет безопасности ООН не даст мандата на внешнюю интервенцию в Сирию[190].

13 июня заместитель генерального секретаря ООН по миротворческим операциям Эрве Ладсу, глава миссии наблюдателей ООН в Сирии, признал, что в Сирии идёт гражданская война, причём правительство уже давно не контролирует некоторые города и целые области страны, а против оппозиции применяются боевая авиация и ударные вертолёты.[191].

В условиях, когда эскалация насилия и жестокости с обеих сторон приобрела необратимый характер и план Кофи Аннана, подразумевавший полное прекращение огня, потерпел крах, Запад усилил давление на Россию с целью заставить её прекратить поддержку режима Башара Асада на международном уровне и вынудить его пойти на передачу власти кому-либо из нынешнего руководства страны и отправиться в добровольную эмиграцию. Государственный секретарь США Хиллари Клинтон обвинила Россию в том, что она поставляет Сирии оружие для подавления восстания, чем провоцирует эскалацию конфликта[191].

Одновременно с усилением давления на Россию появились свидетельства того, что Запад может пойти и на силовое вмешательство — Франция предложила Совету безопасности ООН принудить Асада к миру при помощи резолюции с ссылкой на седьмой раздел Устава ООН[191].

Первый раунд мирных переговоров в Женеве, состоявшийся в июне 2012 года, проходил уже на фоне возобновившихся боевых действий, и каких-либо ощутимых результатов достигнуть на них не удалось. Провал мирных переговоров привёл к дальнейшей интенсификации боевых действий. Длительная передышка дала возможность «Сирийской свободной армии (ССА)» не только консолидировать и нарастить свои силы, но и накопить боеприпасы и предметы снабжения для крупномасштабных военных операций. Увеличение размаха боевых действий заставило правительство с июля 2012 года начать использовать ударную авиацию[126].

22 июня силы ПВО Сирии сбили в воздушном пространстве над сирийскими территориальными водами турецкий разведывательный самолёт RF-4E[192]. Турция, ссылаясь на статью 4 Североатлантического договора, потребовала установления бесполётной зоны над Сирией для сирийской правительственной авиации, но не получила в этом поддержки от своих союзников по блоку. Ответной реакцией Турции на этот инцидент стало увеличение поддержки не только ССА, но и различных отрядов исламистов, которые в этот период начали играть всё более заметную роль в войне[126].

Тем временем 30 июня в Женеве прошла международная конференция, посвящённая сирийскому кризису («Женева-1»). В ней приняли участие представители пяти постоянных членов Совета безопасности ООН, Евросоюза, а также ряда ближневосточных государств (Турция, Ирак, Кувейт и Катар). Представителей самой Сирии не пригласили. На конференции спецпосланник ООН и Лиги арабских государств Кофи Аннан предложил создать переходный совет, в состав которого могли бы войти представители всех сторон конфликта[193][194][195].

Помимо неподконтрольных правительству районов, захваченных оппозицией, к июлю всё более очевидным стало оформление фактической курдской автономии в районах компактного проживания курдов на территории Сирии. Правительственные силы в этих районах были сокращены, а сами курды организовали на своей территории самоуправление. При этом по негласному соглашению с правительством крупных военных операций против курдов не велось. Курды заняли позицию вооружённого нейтралитета, не допуская на контролируемую территорию формирования ССА и других повстанцев[126].

В середине июля сирийская оппозиция обвинила правительственные войска и проправительственные военизированные формирования «шабиха» в очередном массовом убийстве, произошедшем 12 июля в деревне Тремсех (провинция Хама), в результате которого погибло более 200 человек, большинство из них — мирные граждане. Сирийские власти заявили, что в деревне была блокирована группа террористов и в ходе штурма армейскими подразделениями были убиты «многочисленные экстремисты»[196].

Тем временем Международный комитет Красного Креста в связи с эскалацией насилия охарактеризовал происходящие в Сирии события как «внутренний вооружённый конфликт». До этого МККК рассматривал события в Сирии как столкновения между правительственными войсками и вооружёнными повстанцами[197].

К этому времени в сельской местности, особенно в провинции Идлиб у границы с Турцией, образовались уже целые районы, неподконтрольные правительству[198]. 15 июля начались затяжные бои в Дамаске. Повстанцы захватили несколько районов города. Тысячи местных жителей вынуждены были бежать из своих домов. Правительственные войска смогли вернуть контроль над столицей лишь к 4 августа[199].

18 июля, в разгар боёв за Дамаск, «Свободная сирийская армия» совместно с исламистами (группировка «Лива аль-Ислам», которую создал и возглавил амнистированный сирийским правительством Захран Аллуш) организовала взрыв на совещании в штаб-квартире Совета национальной безопасности в Дамаске, имевший целью уничтожение сирийского руководства. В результате погибли министр обороны Сирии генерал Дауд Раджиха и его заместитель генерал Асеф Шаукат (зять Башара Асада), глава антикризисного комитета и бывший министр обороны Хасан ат-Туркмани и министр внутренних дел Мухаммед аш-Шаар[164]. Пострадали и многие другие высокопоставленные сотрудники сирийских силовых ведомств[200]. Вскоре после этого руководитель израильской военной разведки Авив Кохави заявил, что дни «сирийского режима» сочтены. Несмотря на столь тяжёлый удар, правительство Сирии смогло консолидироваться и преодолеть последствия теракта. В дальнейшем крупные диверсии и теракты против высшего руководства, военнослужащих, а затем и просто против мирного населения в районах, контролируемых правительством, стали повседневной действительностью в Сирии[164].

Новым министром обороны Сирии, сменившим погибшего Дауда Раджихи, стал генерал Фахед Джасем аль-Фредж, возглавлявший Генштаб сирийской армии[201]. Как стало известно позднее, вице-президент Сирии Фарук Шараа после теракта покинул свой пост, примкнул к оппозиции и бежал на территорию Иордании[202]. На сторону оппозиции перешёл ещё один высокопоставленный сирийский деятель, бывший губернатор нескольких провинций и посол Сирии в Ираке Наваф Фарес, который заявил, что режим президента Башара Асада готов применить химическое оружие, если окажется в безвыходном положении, и что, по неподтверждённым данным, такое оружие уже применялось в Хомсе[203].

В июле после неудачного наступления правительственных сил на занятые оппозицией северные районы провинции Алеппо «Свободная сирийская армия» перешла в контрнаступление. Отряды ССА, координируя свои действия с протестующими в самом Алеппо, сумели почти без боя установить контроль над значительной частью этого делового центра и второго по числу жителей города страны. Под контролем оппозиции оказались и христианские и курдские районы Алеппо[126][204]. В конце июля правительственные силы развернули крупномасштабное наступление на подконтрольные оппозиции районы Алеппо, задействовав все средства, включая авиацию, артиллерию и элитные части. До этого периода ударная авиация практически не применялась[126]. В результате боёв серьёзно пострадал внесённый в список всемирного наследия крытый рынок[205]. Правительственным войскам удалось освободить часть города и остановить наступление оппозиции, после чего бои за город переросли в позиционные, затянувшиеся на долгие годы[126].

Уже в этот период расширение зоны боевых действий привело к большим трудностям в организации обороны ключевых объектов инфраструктуры правительственными силами, разбросанными по территории страны с растянутыми коммуникациями. Это привело к ряду успешных нападений повстанцев на авиабазы, объекты ПВО, склады и арсеналы. Начиная с августа 2012 года борьба за авиабазы превратилась в важнейший стратегический компонент боевых действий. Контроль над авиабазами позволял правительству оказывать воздушную поддержку войскам, маневрировать силами и средствами, перебрасывая их по воздуху, и организовывать снабжение даже изолированных армейских группировок. Для обороны авиабаз сирийской армии приходилось держать многочисленные гарнизоны, усиленные бронетехникой. 29 августа при нападении повстанцев на аэродром Тафтаназ (район Идлиба) были повреждены стрелковым оружием и миномётным огнём 19 вертолётов Ми-8. В дальнейшем эта стратегически важная авиабаза неоднократно подвергалась нападениям, а в начале января 2013 года была полностью захвачена исламистами, применившими при штурме танки и артиллерию. В последующем это привело к потере правительственными войсками всей провинции Идлиб и её административного центра[126].

Наметившееся после боёв за Алеппо в июле-августе новое равновесие сил между сторонами привело к возобновлению попыток международного урегулирования конфликта[126]. На фоне успехов сирийских правительственных сил 16 сентября премьер-министр Сирии Ваиль аль-Халки заявил о приближении конца войны[206][207].

27 сентября сирийская оппозиция заявила о начале нового наступления в Алеппо, которое было отбито правительственными войсками[208], однако 9 октября сирийские повстанцы с боем взяли город Мааррет-эн-Нууман, расположенный на главном шоссе, соединяющем крупнейшие города страны — Дамаск и Алеппо. Этот город обладает важным стратегическим значением, поскольку именно через него направлялись подкрепления в Алеппо[209]. Осенью отряды «Джебхат ан-Нусры» начали попытки овладеть аэропортами в районе Алеппо. К концу года им удалось их заблокировать, что осложнило ситуацию для правительственных сил в регионе[126].

25 октября было объявлено общее перемирие между правительственными силами и оппозицией на время праздника Ид аль-Адха, однако оно было фактически сорвано в связи с тем, что усилившие свою активность исламистские группировки отказались его соблюдать[126].

Срыв попыток мирного урегулирования привёл к дальнейшему усилению поддержки оппозиции странами — противниками режима Асада. В начале декабря в Анталии (Турция) состоялась конференция «Свободной сирийской армии», на которой, помимо 260 полевых командиров, присутствовали представители США, Великобритании, Франции и ряда арабских государств. Под их давлением прошла очередная попытка объединения разрозненных повстанческих сил. 15 декабря здесь был сформирован Высший военный совет (Верховное военное командование). Начальником штаба Высшего военного совета стал перешедший в июле 2012 года на сторону повстанцев бригадный генерал сирийской армии Салим Идрис. Предполагалось, что Высший военный совет будет координировать действия крупных вооружённых отрядов и возьмёт на себя организацию подготовки бойцов, снабжение и финансирование. Как и предыдущие, эта попытка не имела успеха[126]. Большинство отрядов, как и прежде, оказалось вынуждено при закупках оружия и боеприпасов полагаться лишь на собственные ресурсы. Тем самым влияние и власть Высшего военного совета оказались в значительной мере подорваны.

2013

9 апреля 2013 г. лидер «Аль-Каиды в Ираке» (Исламского государства Ирака, ИГИ) Абу Бакр аль-Багдади объявил в аудиообращении, распространённом через интернет, о присоединении к «Аль-Каиде» сирийской исламистской террористической группировки «Джебхат ан-Нусра» (Jabhat al-Nusrah li-Ahl al-Sham, «Фронт ан-Нусра») с целью ведения «священной войны» (джихада) для создания «Исламского государства Ирака и аль-Шама» (аль-Шам — древнее историческое название Сирии) и об объединении ИГИ и «Фронта ан-Нусра». «Амир» Ирака аль-Багдади заявил о намерении взять на себя личное руководство «джихадом» в Ираке, Сирии, а затем и в Ливане. ИГИ стала именовать себя «Исламским государством Ирака и Сирии» (по другой версии, «… и Леванта», «… ва аш-Шам»)[171][210]. Это обстоятельство, однако, вызвало трения между ИГИЛ и «Аль-Каидой» (в лице Аймана аз-Завахири), представители которой призвали ИГИ вернуться в Ирак. В результате «законным представителем» «Аль-Каиды» в Сирии был объявлен «Фронт ан-Нусра»[211].

23 мая 2013 лидер сирийской оппозиции Муаз аль-Хатиб обратился к президенту Сирии Башару Асаду с требованием в течение 20 дней передать власть вице-президенту Фаруку Шараа или главе правительства Ваилю аль-Халки. Он добавил, что если его требование будет выполнено, то Асаду будет позволено покинуть Сирию, взяв с собою 500 приближённых[212]. Это заявление прозвучало на фоне успеха правительственных сил Сирии в вооружённой борьбе и заявлении США об увеличении поддержки повстанцев[213].

В мае 2013 года начальник штаба Высшего военного совета Салим Идрис признал, что повстанческие отряды раздроблены и Высший военный совет не в состоянии контролировать их действия[214].

С 18 мая по 5 июня 2013 года продолжалась войсковая операция подразделений регулярной сирийской армии и отрядов «Хезболлы» по освобождению от вооружённых оппозиционеров города Аль-Кусейр, в 15 км от ливанской границы. К операции было привлечено около 7 тысяч сирийских солдат и 2 тысячи боевиков «Хезболлы». Утром 5 июня город был взят в ходе двухчасового штурма. Применялась тяжёлая и реактивная артиллерия, ракеты и пр. В результате боёв город был практически уничтожен. Сирийские, иранские и ливанские СМИ сообщали, что потери мятежников составили около 1000 человек убитыми, более 200 были взяты в плен[215].

Британская The Independent сообщила, что в конце сентября 2013 года представители командования ССА провели секретную встречу с представителем сирийского правительства. Переговоры базировались на следующих позициях:

  • переговоры ведутся напрямую и без внешних посредников;
  • стороны подтверждают готовность не наносить ущерб частной и государственной собственности;
  • стороны признают необходимость прекращения боевых действий с последующим переходом к политическому урегулированию конфликта и к работе над созданием политических структур демократического сирийского государства[216].

29 сентября 2013 года 50 повстанческих группировок, действовавших в основном в окрестностях Дамаска, объявили об объединении в новую группировку под названием «Джейш аль-Ислам» («Армия ислама»). Возглавил её Захран Аллуш, лидер «Лива аль-Ислам», составившей ядро нового объединения[217]. К ноябрю 2013 года в «Армию ислама» входили уже 60 отрядов вооружённой оппозиции[218].

В начале ноября 2013 года исламистские повстанческие группировки Большого Дамаска, за исключением «Джейш аль-Ислам» и наиболее радикальных джихадистов — «Фронта ан-Нусра» и ИГИЛ, — объявили о создании объединённого оперативного командования. Позднее пять из наиболее крупных местных формирований — Бригады аль-Хабиб аль-Мустафа, Объединение Амджад аль-Ислам, Бригады и батальоны Сахаба, Батальоны Шабаб аль-Худа и Бригада Дер аль-Асима — заявили о создании Исламского союза Аджнад аль-Шам[219].

В декабре 2013 года газета «Wall Street Journal» со ссылкой на источники в американской администрации сообщила, что начальник штаба Высшего военного совета Салим Идрис бежал из Сирии и 12 декабря через Турцию прибыл самолётом в столицу Катара — Доху. Идрис был вынужден покинуть страну после того, как военная база в районе Баб эль-Хауа на границе с Турцией была захвачена боевиками «Исламского фронта». На этой базе располагалась штаб-квартира ССА, а также были размещены склады с оружием и боеприпасами, поступившими из США[220].

Бегство лидера вооружённой оппозиции глубоко стало самым очевидным на тот период свидетельством того, что «Свободная сирийская армия» терпит поражение под натиском боевиков-исламистов[221].

2014

22 января 2014 года в Монтрё (Швейцария) по совместной российской и американской инициативе прошла новая конференция по сирийскому урегулированию, на которой впервые с начала конфликта делегации сирийского правительства и оппозиции встретились за одним столом переговоров. Конференция, однако, не принесла никаких существенных результатов[222].