Red Army flag.svg 43-я танковая дивизия РККА
Войска: сухопутные войска
Род войск: танковые войска
Формирование: март 1941 года
Расформирование (преобразование): 10 августа 1941 года
Предшественник: 35-я легкотанковая бригада
Преемник: 10-я танковая бригада

43-я танковая дивизия РККА — оперативное войсковое объединение в составе ВС СССР во время Великой Отечественной войны.

История

43-я танковая дивизия сформирована в марте 1941 года на базе 35-й легкотанковой бригады. Входила в состав 19-го механизированного корпуса 5-я армии Киевского Военного Округа, преобразованного 22 июня 1941 года в Юго-Западный фронт.

22 июня 43-я танковая дивизия начала выдвижение к границе. С 27 по 28 июня дивизия на подступах к Ровно вела бои с 13-й танковой и 299-й пехотной дивизиями. В связи с прорывом 11-й танковой дивизии противника и угрозы окружения дивизия 28 июня оставила Ровно и начала отступление на восток.

28 июня в Ровно героически вел бой экипаж танка № 736 86-го танкового полка дивизии (Т-26), в который входили Павел Иванович Абрамов и Александр Александрович Голиков (третий член экипажа был послан за водой и не вернулся). Они заняли позицию у моста через реку Устье. Когда погиб один из танкистов, другой продолжал неравный бой. После того, как закончились боеприпасы, оставшийся в живых поджёг танк и тоже погиб. По приказанию немецкого генерала Абрамов и Голиков были похоронены с почестями. После освобождения Ровно советскими войсками в январе 1944 года местная жительница Зигмунда Мадзинская передала в политотдел освободившей город стрелковой дивизии сохранённые ею личные документы танкистов, записную книжку Павла Абрамова и последнее письмо Александра Голикова своей жене, а также семейные фотографии. Посмертно Павел Абрамов и Александр Голиков были награждены орденами Отечественной войны II степени[1][2][3].

Милая Тонечка!

Я не знаю, прочитаешь ты когда-нибудь эти строки? Но я твердо знаю, что это последнее мое письмо. Сейчас идет бой жаркий, смертельный. Наш танк подбит. Кругом нас фашисты. Весь день отбиваем атаку. Улица Островского усеяна трупами в зеленых мундирах, они похожи на больших недвижимых ящериц.

Сегодня шестой день войны. Мы остались вдвоем — Павел Абрамов и я. Ты его знаешь, я тебе писал о нем. Мы не думаем о спасении своей жизни. Мы воины и не боимся умереть за Родину. Мы думаем, как бы подороже немцы заплатили за нас, за нашу жизнь…

Я сижу в изрешеченном и изуродованном танке. Жара невыносимая, хочется пить. Воды нет ни капельки. Твой портрет лежит у меня на коленях. Я смотрю на него, на твои голубые глаза, и мне становится легче — ты со мной. Мне хочется с тобой говорить, много-много, откровенно, как раньше, там, в Иваново…

…Сквозь пробоины танка я вижу улицу, зеленые деревья, цветы в саду яркие-яркие.

У вас, оставшихся в живых, после войны жизнь будет такая же яркая, красочная, как эти цветы, и счастливая… За нее умереть не страшно… Ты не плачь. На могилу мою ты, наверное, не придешь, да и будет ли она — могила-то?

— Письмо Александра Голикова жене

В июле 43-я танковая дивизия принимала участие в контрударах по левому флангу группы армий «Юг» в районе Новоград-Волынского и Коростенского укрепрайона.

В начале августа дивизия была выведена в тыл под Харьков, где 10 августа была переобразована в 10-ю танковую бригаду.

Командование