201-й батальон шуцманшафта
Годы существования 21 октября 1941—после 3 ноября 1942
Страна Flag of the German Reich (1935–1945).svg Германия
Flag of Ukraine.svg Украина
Подчинение Эрих фон дем Бах
Входит в Украинская вспомогательная полиция
Тип TREU TAPFER GEHORSAM.jpg шуцманшафт
Включает в себя спецподразделения «Нахтигаль» и «Роланд»
Функция борьба с партизанами
Численность 650 человек
Дислокация Франкфурт-на-Одере (обучение)
оккупированная территория Белоруссии (служба)
Прозвище «Украинский легион»
Цвета жёлтый и синий
Марш «Згорила золота заграва»
Участие в Восточноевропейский театр Второй мировой войны
Командиры
Известные командиры Роман Шухевич,
Евген Побигущий (укр.),
В. Моха
Images.png Внешние изображения
Image-silk.png

первая страница распоряжения о формировании батальона шуцманшафта "Роланд-Нахтигаль".

.[1]


201-й батальон шуцманшафта (нем. Schutzmannschaft Bataillon 201[2][3]) («Украинский легион») — немецкое подразделение подчинения СС, сформированное из легионеров специальных подразделений «Нахтигаль» и «Роланд», созданных абвером в начале 1941 года, основу которых составляли преимущественно сторонники и члены ОУН(б). Батальон с марта по декабрь 1942 года действовал на территории Белоруссии, находясь в подчинении обергруппенфюрера СС Эриха фон дем Баха, начальника полиции сектора «Центральная Россия». Первый из семи «украинских» батальонов (201−208), сформированных на территории Генерал-губернаторства[4].

Формирование

Основой батальона стали кадры сформированных в начале 1941 года абвером специальных формирований «Нахтигаль» и «Роланд», состоявших преимущественно из сторонников и членов ОУН(б).

В июле 1941 года, узнав про аресты руководства ОУН(б), украинский командир батальона «Нахтигаль» Роман Шухевич направил в адрес верховного командования вермахта письмо, в котором указал, что «в результате ареста нашего правительства и лидера легион не может больше оставаться под командованием немецкой армии»[5].

13 августа «Нахтигаль» получил приказ передислоцироваться в Жмеринку, где на железнодорожном вокзале солдат разоружили (оружие вернули в конце сентября), оставив при этом личное оружие офицерам. После этого под охраной немецкой жандармерии их перевезли в Краков, а оттуда — в Нойхаммер (современный Свентошув в Польше), куда батальон прибыл 27 августа[6].

В конце августа 1941 года батальон «Роланд» получил приказ передислоцироваться в Фокшаны, где, аналогично «Нахтигалю», солдат разоружили на железнодорожном вокзале, оставив личное оружие офицерам.[7][8]. В начале сентября личный состав «Роланда» был переведён в Зитцендорф-ан-дер-Шмиде, после чего оружие им вернули. Одна рота продолжила обучение в Зайберсдорфе.[9]

16 сентября рейсхфюрер СС Гиммлер отдал распоряжение сформировать охранный батальон «Роланд Нахтигаль» из личного состава батальонов «Роланд» (210 чел.) и «Нахтигаль» (288 чел.)[10]. 15 октября начальник полиции порядка во исполнение приказа издал соответствующее распоряжение.

18 октября личный состав батальона «Роланд» передал немецкому командованию меморандум с следующими требованиями:

  1. признать независимость Украины;
  2. немедленно освободить всех арестованных руководителей ОУН и Степана Бандеру;
  3. немедленно освободить членов Украинского государственного правления во главе с Ярославом Стецько;
  4. обеспечить безопасность ближайших родственников личного состава батальона;
  5. реорганизованное подразделение может быть использовано для дальнейших военных действий только на украинской территории;
  6. личный состав подразделения и учебного центра должен быть украинским;
  7. права и обязанности командного состава должны быть такими же, как в немецкой армии;
  8. личный состав батальона уже принёс присягу Украине, и потому не может присягать другому государству;
  9. реорганизованное подразделение может подписать контракт на один год (до конца 1942 года).
  10. контракты должны быть индивидуальными[11].

21 октября личный состав «Нахтигаля» был объединён с личным составом батальона «Роланд» во Франкфурте-на-Одере с целью переобучения для использования в качестве части охранной полиции.

1 ноября представитель немецкого командования передал ответ на меморандум. Во всех требованиях было отказано, кроме четырёх последних. Однако изложенные в них условия — заключение с личным составом индивидуальных годичных контрактов без принесения присяги Германии — и так на то время являлись стандартными для всех служащих охранной полиции.

Начиная с 25 ноября, несмотря на отказ немецкого командования в удовлетворении большей части требований легионеров, подавляющее большинство личного состава заключило индивидуальные годичные контракты на службу в охранной полиции (с 1 декабря 1941 по 1 декабря 1942 года). Отказались только 15 человек (в том числе начальник медслужбы «Нахтигаля» Юрий Лопатинский[12] и командир одного из взводов «Нахтигаля» Николай Ковальчук). Никаких репрессий к отказавшимся со стороны немцев не было.

Подписавшие контракт составили 201-й батальон охранной полиции (шуцманшафта).

Батальон формально возглавил батальонсфюрер (нем. Batallionsführer) Е. Побигущий (укр.), хотя фактическое руководство осуществлял немец — компанифюрер (нем. Kompanieführer) Вильгельм Моха (нем:Wilhelm Mocha) [13].

Численность батальона составила 650 человек. Батальон состоял из четырёх рот. Обмундирование — стандартная немецкая полицейская форма. Кокарда — «полицейский орёл». Шеврон — зелёный «полицейский орёл» на сером фоне. Какой-либо общей символики (в том числе национальной), отличающей служащих 201-го батальона от служащих других полицейских формирований, не было. Некоторые шуцманы, служившие ранее в батальоне «Нахтигаль», носили на левом кармане кителя номерной латунный значок ДУН — трезубец в венке, под трезубцем надпись «ОУН-ДУН 1941» (личный состав батальона «Роланд» такие значки получить не успел, хотя они были изготовлены и для них).

Немецкий командный состав

  • батальонный офицер надзора (
    • командир батальона — батальонсфюрер Евген Побигущий
    • адъютант — оберцугфюрер (нем. Oberzugführer) Омелян Герман-Орлик
    • начальник канцелярии — цугфюрер Владимир Лунь
    • заместитель командира батальона/командир первой роты — компанифюрер Роман Шухевич
    • командир второй роты — компанифюрер Михаил Бригидер
    • командир третьей роты — оберцугфюрер Василий Сидор
    • командир четвёртой роты — оберцугфюрер Владимир Павлик
    • начальник медслужбы — Василий Головацкий
    • капеллан — Иван-Всеволод Дурбак
    • Командиры взводов: цугфюрер Роман Кашубинский (1-й взвод 1-й роты), оберцугфюрер Остап Линда (2-й взвод 1-й роты)[15], оберцугфюрер Александр Луцкий (3-й взвод 1-й роты), оберцугфюрер Роман Бойцун, оберцугфюрер Любомир Ортынский, оберцугфюрер Михаил Хомяк (взвод 2-й роты), цугфюрер Николай Левицкий (взвод 2-й роты), компанифельдфебель (нем. Kompaniefeldwebel) Юлиан Ковальский (1-й взвод 3-й роты), компанифельдфебель Зорян Калиняк (2-й взвод 3-й роты), цугфюрер Теодор Крочак, компанифельдфебель Карл Малый, вицефельдфебель (нем. Vizefeldwebel) Семен Лаврушка, цугфюрер Святослав Левицкий (взвод 4-й роты), оберцугфюрер Василий Брылевский (взвод 4-й роты).
    • вицефельдфебель Николай Вышитацкий, вицефельдфебель Гартий, вицефельдфебель Свобода.

      При формировании батальона личный состав был вооружён карабинами Маузер 98; командиры, начиная от командиров рот и выше, — пистолетами. Однако в воспоминаниях о службе в Белоруссии упоминается применение автоматов, пулемётов, миномётов и артиллерийского орудия.[14]

Служба

Об этом периоде истории батальона известно в основном по воспоминаниям его бывших служащих.

В марте 1942 года батальон был переброшен из Германии в Белоруссию [18]. Там он получил пополнение — 60 человек из числа военнопленных бойцов Красной армии, преимущественно выходцев из Полтавской и Днепропетровской областей.[16]

22 марта батальон прибыл в пос. Боровки недалеко от Лепеля, где сменил переброшенный оттуда на Украину 17-й латышский батальон шуцманшафта.[19]

201-й шуцманшафт-батальон был прикреплён к 62-му охранному полку 201-й охранной дивизии тылового района группы армий «Центр». При этом подразделение не действовало как единое целое. Первая, третья и четвёртая роты обеспечивали охрану 12 опорных пунктов (нем. Stürzpunkt) в треугольнике Могилёв-Витебск-Лепель. Вторая рота осуществляла охрану штаба дивизии.[16] Известные шуцпункты: Бешенковичи, Боровка, Бойчеково, Борисов, Велевщина, Воронеж, Жары, Камень, Лепель.[20]

Весной-осенью 1942 года батальон принимал участие в акциях против партизан на территории Белоруссии. Первая потеря личного состава произошла 1 мая: унтеркорпорал первого взвода первой роты Виюк подорвался на мине, пытаясь снять красный флаг, вывешенный советскими партизанами недалеко от штаба батальона.[21] Наиболее крупные столкновения с партизанами произошли 16 июня (потери составили два человека), 20 июня, 25 июля (потери — 3 человека) и 19 августа. 29 сентября на дороге Лепель-Ушачи севернее деревни Жары 1-я рота совместно с немецким подразделением уничтожила из засады колонну советских партизан, потеряв при этом двух человек.[21] После боя Моха приказал отвезти раненых в Лепель. Для сопровождения был выделен взвод Кашубинского. Южнее Жар колонна попала в засаду, организованную партизанами из сводного отряда бригад Ф. Ф. Дубровского и Н. М. Никитина и была полностью уничтожена.[22][23]. Потери составили 22 человека украинского личного состава и 7 — немецкого.[24]

Одним из последних сообщений о действиях батальона в Белоруссии стал отчёт о бое 3 ноября 1942 года в 20 км от Лепеля[25].

За 9 месяцев пребывания в Белоруссии, по данным командования батальона, 201-й охранный батальон уничтожил более 2000 советских партизан, потеряв 49 человек убитыми и 40 — ранеными[26].

За успехи в борьбе с партизанами Белоруссии оберцугфюрер Брылевский, компаниефельдфебели Малый и Герцык, а также корпорал Антон Фединишин были отмечены германскими наградами (последний — железным крестом второго класса)[2][27]

Тем не менее, к концу 1942 года большая часть служащих батальона фактически вышла из подчинения немецким офицерам и самовольно передислоцировалась в основной пункт дислокации — Боровки.[28]
. В конце ноября высший фюрер СС и полиции Востока Фридрих-Вильгельм Крюгер решил вернуть батальон в свое распоряжение. Однако 1 декабря ичный состав батальона отказался продолжать контракт. Батальон был переведён в Могилев и расформирован.[16] В течение месяца (с 5 декабря 1942 до 14 января 1943) он был постепенно переброшен во Львов[29].

В декабре 1942 г. Микола Лебедь направил Побигущему и Шухевичу письмо с приказом о немедленном переходе «Украинского легиона» на нелегальное положение и переходе на Украину.

В письме указывалось, что легион должен положить начало созданию вооружённых сил ОУН, которые должны бороться в том числе и против немцев. Письмо Шухевич получил, однако до личного состава батальона его не довёл. Впоследствии он оправдывался тем, что письмо якобы получил уже в поезде по дороге во Львов.[30]

Обеспечение семей

В феврале 1942 года Роман Шухевич встречался с советником генерал-губернатора Дистрикта Галиция полковником Бизанцем по поводу обеспечения семей служащих батальона пайком и денежным содержанием, а также освобождения их от вывоза на работы в Германию. В мае 1942 года на повторной встрече Бизанц сообщил, что вопрос решен положительно.

В ноябре 1942 года Шухевич привёз Бизанцу список дезертиров для исключения их семей из списков обеспечения.[31]

Внеслужебная деятельность

Служащие батальона выполняли поставленные им руководством ОУН(б) задачи, не связанные с прохождением службы.

Так, во время пребывания батальона в Нойхаммере, его служащий Виктор Харкив по поручению Шухевича перевозил из Кракова в Германию фальшивые оккупационные злотые, где они затем обменивались на настоящие и использовались для финансирования ОУН(б).[28]

Также в ноябре 1942 года командир роты Сидор и командир взвода Ковальский, взяв краткосрочные отпуска, ездили в Киев, где убили двух ОУНовцев — братьев Скузь, обвинённых СБ ОУН в работе на немецкие спецслужбы.[32]

После расформирования

По прибытии во Львов часть офицеров была задержана и содержалась в тюрьме на Лонцкого, причём задержанным разрешалось выходить в город по два человека на два часа. Другая часть, среди которых был и Шухевич, перешла на нелегальное положение и приняла участие в формировании УПА.[24]

Вскоре все задержанные офицеры батальона были освобождены и присоединились либо к УПА, либо к СС-Галиция (Евген Побигущий, Герман Омелян, Роман Бойцун, Михаил Бригидер, Карл Малый, Любомир Ортынский, Михаил Хомяк, Святослав Левицкий)[33]

См. также