Hours (стилизовано под ‘hours…’) — 22-й студийный альбом британского рок-музыканта Дэвида Боуи, первоначально выпущенный 21 сентября 1999 года через веб-сайт музыканта, BowieNet, а затем, в физическом формате, на лейбле Virgin Records (4 октября). Это был первый альбом известного артиста, доступный для скачивания через интернет. Сочинённый в качестве саундтрека к видеоигре Omikron: The Nomad Soul (1999), hours… стал последним совместным проектом Боуи и гитариста Ривза Гэбрелса, с которым музыкант сотрудничал на протяжении 1990-х. Запись пластинки происходила в середине 1999 года на студиях в Нью-Йорке и на Бермудах. По сравнению с экспериментальным характером других работ Боуи этого десятилетия, песни ‘hours…’ были сочинены в более традиционном стиле. Одна из песен, включённых в альбом, была написана фанатом музыканта, выигравшим конкурс организованным Боуи в конце 1998 года, он также записал бэк-вокал для этой композиции.

‘hours...’
Обложка альбома Дэвида Боуи «‘hours...’» (1999)
Альбом Дэвида Боуи
Дата выпуска 4 октября 1999
Место записи Seaview, Бермуды
Жанр поп-рок[1], арт-рок, экспериментальный рок
Длительность 47:06
Продюсеры Дэвид Боуи и Ривз Гэбрелс
Язык песен английский
Лейбл Virgin Records - V 2900
Хронология Дэвида Боуи
Earthling
(1997)
‘hours...’
(1999)
LiveAndWell.com
(1999)
Синглы с ‘hours...’
  1. «Thursday’s Child»
    Выпущен: 20 сентября 1999
  2. «The Pretty Things Are Going to Hell»
    Выпущен: 14 октября 1999
  3. «Survive»
    Выпущен: 24 января 2000
  4. «Seven»
    Выпущен: 17 июля 2000

Дистанцируясь от экспериментальной структуры двух своих предшественников, музыка ‘hours…’ представляет собой поп-рок и арт-поп, напоминающий Hunky Dory (1971), продолжая исследование стилей и направлений затронутых в ранних работах Боуи. Тексты песен интроспективны, в них подробно рассматриваются такие темы, как крах отношений и факторы тревоги. Также присутствуют откровенно христианские темы, что отражено в обложке. Вдохновлённая Пьетой (западноевропейское название темы оплакивания Иисуса Христа), она изображает коротковолосого Боуи периода Earthling, отдыхающего в объятиях длинноволосой, более юной версии музыканта. В название (рабочей версией которого было «The Dreamers»), обыгрывается слово «наш».

Выпущенный при поддержке нескольких синглов, попавших Top-40 британского чарта, ‘hours…’ достиг 5-го места на родине музыканта, однако стал первым его альбом не попавшим в Top-40 хит-парада Billboard 200, впервые с 1972 года. ‘hours…’ получил смешанные отзывы от критиков, многие из них хвалили отдельные треки, но критиковали альбом в целом, это мнение разделяли ретроспективные рецензенты и биографы музыканта. В поддержку альбома организовывалось турне и различные выступления на телевидении. Согласно ретроспективным рейтингам дискографии музыканта Hours считается одной из самых слабых его работ. В 2004 году альбом был переиздан с бонус-треками. В 2021 году его ремастированная версия была включена в бокс-сет Brilliant Adventure (1992–2001).

Предыстория

Поддерживая внимание СМИ на протяжении 1997 года, Дэвид Боуи отошёл от медийной шумихи в 1998-м, по большей части посвятив себя деятельности, не связанной с музыкой, такой как создание собственного веб-сайта BowieNet. Тем не менее, музыкант продолжал сочинять материал и сниматься в фильмах[2]. Помимо микширования концертного альбома венцующего Earthling Tour, выпущенного в 1999 году под названием LiveAndWell.com, его единственной записью 1998 года стала кавер-версия песни Джорджа и Айры Гершвинов «A Foggy Day in London Town»  (англ.), которая была включена в сборник Red Hot + Rhapsody: The Gershwin Groove  (англ.)[3][4]. Тогда же Боуи помирился со своим бывшим соавтором Тони Висконти[2].

В конце 1998 года Боуи принял предложение написать саундтрек к предстоящей видеоигре Omikron: The Nomad Soul, разрабатываемой студией Quantic Dream при поддержке Eidos Interactive[5]. Сценарист и режиссёр проекта, Дэвид Кейдж, выбрал Боуи из списка звёзд, в который также входили Бьорк, Massive Attack и Archive[6]. По словам биографа Николаса Пегга, проект заинтересовал Боуи из-за его буддийского подтекста, отметив, что когда персонаж умирал, он или она перевоплощались[5]. Помимо сочинения музыки, Боуи появился в игре в виде персонажа по имени Боз, а также в роли вокалиста группы выступающей в барах Омикрон-Сити (наряду с гитаристом Ривзом Гэбрелсом и басисткой Гейл Энн Дорси  (англ.)). Жена музыканта, Иман, стала прообразом персонажа, в которого мог перевоплотиться игрок[6][7][8].

Проект Omikron стал отправной точкой для следующего альбома Боуи. В период с конца 1998 по начало 1999 года, он записал большое количество песен вместе с Гэбрелсом, некоторые из которых были написаны для видеоигры, а другие для сольного альбома гитариста, в том числе «Survive», «The Pretty Things Are Going to Hell» и би-сайд «We All Go Through»[2][3][9]. В отличие от экспериментальной структуры предыдущих работ Боуи этого десятилетия, песни были сочинены в более традиционном стиле, напоминающим его записи середины 1980-х. Артист пояснял: «Мы мало экспериментировали. Большая часть материала была сочинена незамысловатым способом»[2]. Львиная доля демозаписей была написана на гитаре, за исключением «Thursday’s Child» и «The Dreamers» сочинённых с использованием клавишных. По словам Габрелса, Omikron заложил музыкальное направление для всех песен, уточнив:

Во-первых, мы сели и написали песни, используя только гитару и клавишные, прежде чем отправиться в студию. Во-вторых, персонажи, в которых мы перевоплотились в игре, исполняя песни, являются уличными / протестными музыкантами, и поэтому им подходил более авторский материал. И, наконец, наш материал, контрастировал со всей этой заурядной дрянной индастриал-металлической музыкой, которая царствовала в тот период[2].

В 1999 году, во время пресс-конференции Quantic Dream на E3, Боуи сказал, что его главным приоритетом было наполнить игру «эмоциональным подтекстом», и он расценил результат как успех[8]. В Omikron были включены (в том или ином виде) все песни фигурирующие на ‘hours…’, за исключением «If I’m Dreaming My Life», «Brilliant Adventure», «What’s Really Happening?» и «We All Go Through», а также различные инструментальные композиции, некоторые из которых впоследствии были доработаны для выпуска в качестве би-сайдов[3][5].

Запись

После того, как Боуи закончил работу с группой Placebo (записав дополнительный вокал для их песни «Without You I’m Nothing»[10]), весной 1999 года, он отправился с Гэбрелсом в студию Seaview Studios на Бермудских островах[2] (музыкант проводил там большую часть времени после того, как продал дом в Швейцарии[3]) в апреле, чтобы начать запись[11]. Вдвоём они проделали большую часть работы самостоятельно[12]. За исключением аранжировщика Марка Плати  (англ.) и барабанщика Стерлинга Кэмпбелла  (англ.), которые участвовали в записи Earthling (1997) и Outside (1995) соответственно, Боуи собрал совершенно новый аккомпанирующий состав. Помимо барабанщика Майка Левеска, в число дополнительных музыкантов входили: перкуссионист Эверетт Брэдли («Seven»), ритм-гитарист Крис Хаскетт  (англ.) («If I’m Dreaming My Life») и басист Маркус Солсбери («New Angels of Promise»)[2][13]. Первоначально Боуи хотел привлечь R&B-трио TLC для записи бэк-вокала к песне «Thursday’s Child», но Гэбрелс выступил категорически против этой идем. Вместо них гитарист позвал свою подругу Холли Палмер, которая впоследствии присоединилась к гастрольной группе Боуи[3][12].

В конце 1998 года Боуи объявил на своём сайте (BowieNet) песенный конкурс, претендентам нужно было сочинить текст для незаконченной композиции «What’s Really Happening?». Победитель получал шанс прилететь в Нью-Йорк, чтобы понаблюдать за её записью[14][15]. Призёр конкурса был объявлен в январе 1999 года — им стал уроженец Огайо Алекс Грант, 24 мая 1999 года он прибыл в Нью-Йорк где понаблюдал в студии процесс записи вокала и добавления наложений, мероприятие транслировалось в прямом эфире на BowieNet. Боуи предложил Гранту добавить в песню свой бэк-вокал, впоследствии отмечая: «Для меня самым приятным моментом вечера было то, что я смог подтолкнуть Алекса и его приятеля Ларри спеть написанную им песню»[14]. Плати высоко оценил эту идею в интервью биографу Марку Спитцу, заявив, что «это был новый способ сближения со своими поклонниками»[15].

По словам Плати, запись Hours проходила в более расслабленной обстановке, а сам Боуи вёл себя более сдержано по сравнению с интенсивными сессиями Earthling. В разговоре с биографом Дэвидом Бакли он упомянул неторопливые беседы с Боуи и Гэбрелсом, на актуальные темы того времени, такие как интернет[16]. Тем не менее между Боуи и Гэбрелсом возникли разногласия, в первую очередь по поводу музыкального направления альбома. Гэбрелс хотел сделать продолжение Earthling, как это было со схожими по стилю Ziggy Stardust (1972) и Aladdin Sane (1973)[3]. Позднее гитарист вспоминал, что изначально Hours звучал по-другому, сравнивая его с Diamond Dogs (1974)[17]. Он также был разочарован привлечением к работе Плати и пренебрежением такими песнями, как «We All Go Through» и «1917», до статуса би-сайдом[16]. Согласно данным О’Лири, альбом был завершён к июню[3].

Музыкальный стиль и тематика песен

«В целом, тексты на этом альбоме очень упрощённые, простые вещи, я как мне кажется, но выражены довольно сильно. Музыка, которую мы написали для них, — это скорее вспомогательная музыка — она не создаёт двух из трёх независимых пластов»[16].

Дэвид Боуи

‘hours…’ ознаменовал отход Боуи от экспериментального характера двух его предыдущих работ[2]. Названный Плати «анти-Землянином»[15], он представляет собой стиль, более похожий на акустические и традиционные музыкальные текстуры Hunky Dory (1971)[2]. По мнению писателя Джеймса Пероне, звучание пластинки напоминает фолк, соул и рок 1960-х[18], в то время как ретроспективные комментаторы классифицировали её как поп-рок и арт-поп[19][20].

Альбом очень эклектичен в тематическом плане. Биографы артиста анализировали его содержание как отражающее отношение музыканта к собственной смертности[9][15]. Названный Пероне «религиозным альбом Боуи»[18], лонгплей содержит откровенно христианские темы, которые последний раз затрагивались артистом в композиции Station to Station «Word on a Wing» (1976); так, он включает парафразы из Библии и поэзии Джона Донна, а также многочисленные упоминания о жизни и смерти, рае и аде, «богах», «песнопениях» и «ангелах»[2]. Кроме того, важной частью «Thursday’s Child» и «Seven» является число семь. Пероне отмечал: «Число, управляющее переходом дней в слова, фигурирует в нескольких видах. Слушатель остаётся с ощущением, что не только течение времени контролируется какой-то неопределимой высшей силой, но, возможно, события чьей-то жизни»[18].

Общим лейтмотивом всех песен является самоанализ: «Something in the Air» и «Survive» исследуют тему крушения отношений[3][18], «If I’m Dreaming My Life» и «Seven» ставят под сомнение надёжность человеческой памяти[2], в свою очередь «What’s Really Happening?», «The Dreamers» и «The Pretty Things Are Going to Hell» отражают беспомощность возраста, с высоты прошедших лет[2]. Боуи так объяснял выбранную им тематику: «Я хотел передать своего рода универсальную атмосферу тревоги, которую испытывают многие люди моего возраста. Можно сказать, что я пытался написать несколько песен для моего поколения»[2]. Из-за ретроспективного характера материала некоторые комментаторы задались вопросом, являлся ли альбом автобиографичным. Боуи прояснил эту версию журналу Uncut:

Это более личное произведение, но я бы не стал утверждать, что оно автобиографично. В некотором смысле, это самоочевидно, что это не так. Я также не стану говорить, что оно о вымышленном «герое», поэтому должен быть аккуратен. Это фантазия. Прообразом для этого альбома, очевидно, был человек изрядно разочаровавшийся. Он не счастлив. А я невероятно счастливый человек! … Я пытался уловить элементы чувств, которые одолевают людей моего возраста … В альбоме не так много концепций. На самом деле это просто набор песен, но я думаю, что одна из связующих их форм заключается в том, что они повествуют о человеке, оглядывающемся на свою жизнь [с высоты прожитых лет][2][21].

Содержание песен

Открывающая альбом R&B-композиция «Thursday’s Child» задаёт интроспективное настроение всей пластинке[22], отражая тему оптимизма[2]. Её название было навеяно автобиографией Эрты Китт[3][16], а содержание посвящено персонажу, «рождённому вне [своего] времени», который видит надежду на будущее[18]. «Something in the Air» содержит многочисленные музыкальные и текстовые отсылки к прошлым работам Боуи, от «All the Young Dudes» (1972) до «Seven Years in Tibet» (1997)[23]. Песня анализирует крах отношений и, по словам Боуи, «является, вероятно, самым трагическим произведением альбома»[3]. В свою очередь, самой «Survive» считается самой любимой песней Боуи с этой пластинки . В музыкальном плане она сильно напоминает стиль Hunky Dory, а в лирическом, по словам Шпица, посвящена «гложащим [автора] угрызениям»[15][24]. Женский персонаж абстрактен; по словам О’Лири, «это филлер, используемый страдальцем чтобы оправдать потерю своего потенциала»[3]. По мнению Пегга, самый длинный трек альбома, «If I’m Dreaming My Life», представляет собой «напыщенную интерлюдию» между «Survive» и «Seven»[25]. Как и в других песнях альбома, его текст касается отношений[25]. По мнению Шпица, эта «растянутая» композиция[3], «второстепенна в музыкальном плане», но тематически соответствует альбому[15].

Подобно «Thursday’s Child», в «Seven» (названной Боуи «песней о настоящем»[3]) дни недели используются в качестве «указателей времени»[26]. Музыкант отклонил версию о автобиографичности песни из-за включения в неё образов матери, отца и брата, сказав Дэвиду Куантику из журнала Q : «Они не обязательно мои мать, отец и брат, это как ячейка общества»[27]. «What’s Really Happening?» — первая из двух наиболее тяжёлых по звучанию композиций, выделяется на фоне тоскливого характера предыдущих треков. В названии песни обыгрывается «недоверие к реальности и памяти», в то время как текст Гранта соответствует общей «хронометрической» концепции[14]. По словам О’Лири, изначально её планировали сделать эксклюзивом для подписчиков BowieNet[3]. «The Pretty Things Are Go to Hell» — «самая рокерская песня» пластинки[28]. Бакли и Дэйв Томпсон  (англ.) считают, что её стиль восходит к периоду увлечения Боуи глэм-роком в начале 1970-х[16][29]. Само название песни напоминает материал той эпохи, в частности из альбомов Hunky Dory и Pin Ups, а также Raw Power группы The Stooges, который микшировал Боуи[28][27]. Текст песни перекликается с темами, ранее затронутыми артистом в «Changes» (1971), а также «Teenage Wildlife» и «Fashion» (1980) из альбома Scary Monsters[28]. Пероне считает, что она была чем-то вроде противовеса позитивизму «Thursday’s Child»[18]. Первоначально песня была выпущена в виде ремикса для саундтрека фильма «Стигматы» (1999); эта же версия фигурировала в видеоигре Omikron[28].

В музыкальном и лирическом плане «New Angels of Promise» перекликаются с берлинской трилогией Боуи конца 1970-х, в частности с песней «Sons of the Silent Age» (1977). Концепция произведения отражает христианские темы обрамляющие всю пластинку, поскольку «ангел обетования» — это ангел, который, по словам О’Лири, «возвещает завет с Богом». Первоначально называвшаяся «Omnikron», она неоднократно фигурировала в одноимённой видеоигре[3][16][30]. «Brilliant Adventure» представляет собой короткий инструментальный трек с японскими мотивами, восходящий к альбому “Heroes” (1977), в частности, к его инструментальным произведениям «Sense of Doubt» и «Moss Garden»[31]. Как и в предыдущем треке в нём можно услышать японское кото[3]. По мнению Пероне, он не соответствует концепции/теме альбома[18], в свою очередь О’Лири считает, что он связывает два трека, между которыми расположен[3]. Содержание «The Dreamers» посвящено путешественнику, который уже прошёл пик своей жизни. Как и другие песни пластинки, в музыкальном плане песня напоминает прошлые работы Боуи. В Omikron звучит её «облегчённая»  (англ.) версия[32]. По мнению О’Лири, композицию выделяет качество присущее демоверсиям, отмечая «резкую структуру аккордов, меняющийся ритм [и] длинную коду» её мелодии[3].

Обложка

 
Обложка была вдохновлена Пьетой, на которой изображена Дева Мария, баюкающая мёртвое тело Иисуса[2]

На обложке ‘hours…’ изображён изнурённый коротковолосый Боуи, отсылающий к имиджу музыканта из альбома Earthling, отдыхающего в объятиях длинноволосой, более молодой версии артиста. Иллюстрация, отражающая христианскую тематику, была вдохновлена Пьетой, на которой изображена Дева Мария, баюкающая мёртвое тело Иисуса[2]. Боуи признал эту отсылку, пояснив: «Поскольку я больше не хотел носить платье, мы сделали её [Марию] мужчиной. Её можно интерпретировать как жизнь и смерть, прошлое и настоящее»[15]. В свою очередь Пегг трактовал концепцию обложки как смену этапов карьеры музыканта (от Earthling к новому). На задней стороне обложки изображён змей  (англ.) рядом с тремя копиями Боуи, которые, по словам Пегга, олицетворяли «Грехопадение человека: Адам, Ева и центральная фигура Бога», образуя тему «Грехопадения и искупления»[2]. Первые тиражи альбома имели лентикулярную версию обложки, придающую изображению трёхмерный эффект[33].

Обложка была создана фотографом Тимом Бретом Дэйем в студии Big Sky Studios (Лэдброк-Гроув  (англ.), Западный Лондон  (англ.)). Брет Дэй также подготовил изображение, где Боуи горит на распятии; этот снимок был включён в буклет компакт-диска. Фотограф рассказывал: «Мы сфотографировали Боуи, сделали на его основе модель и добавили языки пламени… Ли Стюарт сделал все остальное на этапе постпродакшна», воспроизведя концепцию «сожжение всех мостов». Графический дизайнер Рекс Рэй  (англ.) разработал для обложки типографику, в которой буквы и цифры поменялись местами, образуя штрих-код[2]. Обложка получила негативные отзывы, биограф Пол Трынка назвал её «неуклюжей комбинацией сумбурного дизайна и слащавости». Дэвид Саклла из Consequence of Sound согласился, заявив: «Эта наиболее осовремененная обложка Боуи, сделанная артистом, которому в то время было за 50, своей небрежностью слегка контрастирует с фактическим содержанием пластинки»[20].

Боуи заявил, что название было задумано как игра слов — «hours/ours» («часы»/«наш»), по словам Бакли, под «нашим» подразумевался «альбом с песнями для [людей] его поколения»[16]. Предварительным названием пластинки было — The Dreamers[21], которое поменяли после того, как Гэбрелс заявил, что оно вызывает у него ассоциации с альбомами Мэрайи Кэри или Селин Дион[16], а также со словосочетанием Freddie and the Dreamers  (англ.). Впоследствии комментируя название лонгплея Боуи заявил: «[Он] о размышлениях о прожитом времени … о том, сколько осталось жить [и] о совместном опыте»[2]. Николас Пегг сравнивал название альбома с «Книгой часов»  (англ.), средневековым томом, посвящённым концепции разделения дня на канонические часы, которые нужно посвящать молитвам[2].

Выпуск

«Боуи начал взаимодействовать с сетью на заре становления интернета. Он был очень дальновиден, так как [одним из первых] понял, какая сил заключается в глобальной паутине; несмотря на то, что тогда она ещё не достигла своей критической массы по количеству [юзеров], [музыкант] определённо осознавал потенциал её охвата и мощи»[16].

Вице-президент по маркетингу Virgin Records Майкл Плен

6 августа 1999 года Боуи начал публиковать 45-секундные фрагменты песен из ‘hours…’ на сайте BowieNet, вместе с аннотациями к каждой из них, после чего, в сентябре, опубликовал обложку альбома, которая первоначально была скрыта заглушкой — изображение раскрывалась квадрат за квадратом. 21 сентября ‘hours…’ был опубликован на сайте целиком, альбом был доступен для скачивания, что сделало Боуи первым крупным артистом, выпустившим свою пластинку через интернет[2][34]. Музыкант отмечал: «Я надеюсь, что этот маленький шаг подтолкнут меня и других [артистов] развивать это направление, в конечном счёте предоставив потребителям более широкий выбор и более лёгкий доступ к музыке, которая им нравится»[16]. Британский ритейлер HMV отреагировал негативно: «Если артисты выпускают альбомы в Сети до того, как другие люди смогут купить их в магазинах, это не равные правила игры. Записи должны быть доступны всем одновременно, и не у всех есть доступ к Интернету», подчеркнув «Маловероятно, что мы будем продавать записи упомянутого артиста. Ритейлеры этого не потерпят»[16]. Тем не менее, Бакли так комментировал интернет-релиз музыканта: «Боуи точно предвидел революцию в музыкальной индустрии, которая случится благодаря „цифровому“ поколению [потребителей]»[16].

Песня «Thursday’s Child» была выпущена в качестве ведущего сингла, 20 сентября 1999 года[3], с би-садами «We All Go Through» и «No One Calls»[35]. На неё были сделаны различные ремиксы, в том числе «Rock Mix». Композиция заняла 16-е место в британском сингловом чарте[22]. Музыкальное видео, снятое режиссёром Уолтером Стерном в августе, отражает интроспективное настроение песни — музыкант изображён в нём смотрящим на свою более молодую версию сквозь зеркало[22]. По мнению Пегга, «Seven» или «Survive» подошли бы лучше на роль первого сингла, считая звучание «Thursday’s Child» слишком «мудрёным и многослойный» по сравнению с «мгновенным акустическим воздействием» этих треков[2]. В Австралии в качестве ведущего сингла была выпущена песня «The Pretty Things Are Going to Hell» (в сентябре)[35]. Сопроводительный клип был снят дуэтом Дом и Ник  (англ.) в Нью-Йорке 7 числа. В нём Боуи репетирует песню на сцене, сталкиваясь с различными альтер-эго из своего прошлого, что отражает тему стремления избежать столкновения со своим прошлым[28].

Официальный релиз альбома состоялся (на CD) 4 октября 1999 года на лейбле Virgin Records[9]. В Японии, в качестве бонус-трека, была добавлена песня «We All Go Through»[16][36]. ‘hours…’ пользовался популярностью на родине музыканта, став его первым альбомом попавшим Top-5 UK Albums Chart, со времён Black Tie White Noise (1993)[2], однако, вскоре, сильно просел[16]. В США — наоборот, пластинка отметилась антирекордом заняв лишь 47-е место в чарте Billboard 200, тем самым став первым альбомом Боуи со времён Ziggy Stardust (1972), который не попал в Top-40[9][15]. Лонгплей пользовался успехом в Европе, отметившись в Top-10 национальных чартов Франции, Германии и Италии, а также в Японии — добравшись до Top-20[16].

В январе 2000 года последовал выпуск третьего сингла — «Survive» — представленного в виде ремикса английского продюсера Мариуса де Вриса  (англ.). Он достиг 28-й строчки в UK Singles Chart[35][37]. В сопроводительном музыкальном видео, снятом Уолтером Стерном, Боуи сидит в одиночестве за столом и ждёт, пока сварится яйцо, после чего начинает парить над землёй; концепция отражает рефлективный характер трека[24]. Для четвёртого сингла была выбрана песня «Seven» (июль 2000 года) — релиз включал её оригинальную демоверсию, а также ремиксы де Вриса и Бека. Композиция отметилась на 32-е месте в британском хит-параде[26][37].

Продвижение

В поддержку альбома был организован одноимённый концертный тур, состоявший из восьми шоу; он начался 23 августа 1999 года и закончился через три месяца, 12 декабря. Первый концерт — ставший первым живым выступлением Боуи со времён Earthling Tour — состоялся в студии Манхэттен-центра. Его снимали для шоу VH1 Storytellers  (англ.)[38]. Перед съёмками продюсер телеканала VH1 Билл Фланаган заявил: «Это будет лучшее, что когда-либо показывалось на VH1. Зачеркните, вероятно это будет лучшее, что вы увидите по телевизору в этом году». Скоращенная версия концерта была показана в эфире VH1 18 октября[38], его полный вариант был выпущен в 2009 году под названием VH1 Storytellers[39]. Концерт для Storytellers стал последний совместной работой Боуи и Гэбрелса[38], который сотрудничал с музыкантом с момента образования Tin Machine в 1988 году[40][41]; Плати сменил его на должности руководителя концертной группы[16]. После смерти Боуи Гэбрелс заявил:

Новые идеи, которые я мог ему предложить, были на исходе. Я боялся, что если останусь, то превращусь в желчного человека. Уверен, вам приходилось сталкиваться с людьми, которые слишком долго занимались одним и тем же делом, и начинали терять уважение к своим роботодателям, а я не хотел стать таким парнем. Самым логичным решением, в тот момент, было уйти и заняться чем-то другим. Я ушёл, сохранив [с Боуи] хорошие отношения[42].

Концертная группа состояла из бывших участников Earthling Tour, за исключением ударника Зака Элфорда  (англ.) — заменённого на Стерлинга Кэмпбелла  (англ.). Начиная с конца сентября Боуи неоднократно появлялся на телевидении для продвижения ‘hours…’, в том числе в «Шоу Говарда Стерна»  (англ.), «Позднем шоу с Дэвидом Леттерманом», «Заполночь с Конаном О’Брайеном»  (англ.), «TFI Friday»  (англ.) Криса Эванса  (англ.) и «Субботним вечером в прямом эфире»[3][16][38][43]. Во время гастролей музыкант отдавал предпочтение небольшим площадкам, за исключением одного выступления на стадионе Уэмбли в ходе благотворительного концерта NetAid  (англ.) в конце октября[15][16][38]. Записанные в турне шоу позже были выпущены на альбомах Something in the Air (Live Paris 99) и David Bowie at the Kit Kat Klub (Live New York 99)[44][45] в рамках серии пластинок объединённых в бокс-сете Brilliant Live Adventures (2020—2021)[46].

Концертная программа состояла из материала ‘hours…’, различных проверенных хитов, таких как «Life on Mars?» (1971) и «Rebel Rebel» (1973), а также песен, которые Боуи не исполнял десятилетиями, вроде «Drive-In Saturday» (1973) и «Word on a Wing» (1976)[38]. Также, во время концертов Боуи исполнял песню «Can’t Help Thinking About Me», что стало первым подобным случаем, с 1970 года, когда Боуи материал выпущенный до Space Oddity (1969)[38]. Год спустя Боуи перезаписал песню в студии для проекта Toy[47]. Впоследствии пианист Майк Гарсон выразил мнение, что концертные версии ‘hours…’, звучали лучше, нежели их студийные варианты, которые были «недостаточно проработаны», о чем поделился с Бакли[16]. Это мнение поддержал биограф Николас Пегг, который счёл треки ‘hours…’ самыми яркими моментами шоу[38].

Отзывы критиков

Рецензии
Оценки критиков
ИсточникОценка
AllMusic     [48]
Entertainment WeeklyB−[49]
Encyclopedia of Popular Music     [50]
The Guardian     [51]
The Independent     [52]
Pitchfork4.7/10 (1999)[53]
6.2/10 (2021)[54]
Q     [55]
Rolling Stone     [56]
Select2/5[57]
Uncut     [33]

Альбом получил смешанные отзывы от профильной прессы. В числе положительных была рецензия Марка Пэйтресс из Mojo, в который отмечалось, что хоть альбом и «не является шедевром», но, тем не менее, «венчает трилогию, которая представляет собой значительно больше, нежели просто кода к некогда безупречной карьере»[58]. Q назвал его «богато текстурированной и эмоционально яркой подборкой песен», добавив, что в музыкальном плане «в этот раз Боуи не равняется ни на кого, кроме себя самого, и он не мог выбрать лучшего образца для подражания»[55]. Критик Rolling Stone Грег Тейт проанализировав ‘hours…’ заявил, что он из тех альбомов, которые «начинают нравится все больше с каждым новым прослушиванием» и «ещё одно подтверждение наблюдения Ричарда Прайора о том, что их называют старыми мудрецами, потому что все молодые мудрецы мертвы»[56]. Рецензент издания, Alternative Press охарактеризовала ‘hours…’ как «шедевр», добавив, что в нём «Боуи возвращается к истокам, от которых ему никогда не следовало отходить»[59]. В свою очередь, Кит Филипс из The A.V. Club поймал себя на мысли, что альбом «чаще попадает в цель, чем мимо», особенно выделяя песни «Survive», «Seven» и «What’s Really Happening?»[60].

Многие рецензенты критиковали альбом. Так, Адам Свитинг из The Guardian счёл его «скучным и вымученным», за исключением песни «Thursday’s Child»[51]. Крис Уиллман согласился с этим мнением на страницах Entertainment Weekly, похвалив «Thursday’s Child» как «самую прекрасную балладу, написанную Боуи за целую эпоху», однако счёл, что остальная часть альбома не дотягивала до её уровня[49]. Барри Уолтерс из Spin также похвалил «Thursday’s Child», однако посетовал, что альбом проходит путь от «многообещающего открытия», до превращения в «ещё одну посредственную, не совсем современную позёрскую рок-запись», оценив его лишь шесть баллов из десяти[61]. Рецензенты The Independent и The Observer сравнивали ‘hours…’ с Hunky Dory, не в пользу новинки — первый назвал его «довольно традиционным» и «не одним из лучших [в дискографии Боуи]», последний — раскритиковал песни как ничем не примечательные[52][62]. В свою очередь, журналист Time Out описал пластинку как «самую бессмысленную и бессистемную запись Боуи со времён „Tin Machine II“»[2].

Райан Шрайбер из Pitchfork раскритиковал альбом, заявив: «‘hours…’ склоняется к просторному, но, тем не менее, радиоформатному звуку, который передаёт всю жизненную силу и энергию гниющего брёвна». Далее он заявил: «Нет, это не новое дно, но это не означает, что результат не смущает»[53]. Публицистка из PopMatters Сара Зупко сочла, что многие треки альбома имеют плохой ритм, что приводит к «откровенно некомфортному состоянию скуки». Рецензентка поставила альбому четыре балла из десяти, подытожив: «Дэвид Боуи слишком хорош для него»[63]. Джон Маллен из журнала Select признал альбом шагом вперёд по сравнению с Earthling, однако сравнил Боуи с «более высоколобой» версией Стинга и заключил: «Даже в личном экзорцизме „Seven“ чествуется отсутствие необходимости, это говорит о том, что „исповедательные“ песни — это просто ещё один стиль, к которому примеряется музыкант»[57].

Наследие

«‘hours…’ является менее агрессивным художественным высказыванием, чем любой другой альбом Боуи с середины 1980-х, но сам по себе он хорош: это сборник пышной, меланхоличной и часто чрезвычайно красивой музыки и необходимая ступенька на пути к более зрелому подходу сочинения песен, который, вскоре, принесёт впечатляющие результаты»[2].

Спустя годы отношение к альбому осталось двойственным. Редактор AllMusic Стивен Томас Эрлевайн отмечал: «Возможно, Hours не станет в один ряд с классическими работами Боуи, но это произведение искусного музыканта, который снова начал получать удовольствие от своего ремесла и не боится позволить вещам развиваться естественным образом». Рецензируя переиздании 2004 года публицист журнала PopMatters назвал трилогию ‘hours…’, Heathen (2002) и Reality (2003) лучшими работами Боуи со времён Scary Monsters, утверждая, что в то время как Outside (1995) и Earthling (1997) продемонстрировали эксперименты Боуи с жанрами, которые в то время уже считались устаревшими, Hours стал свидетельством интереса музыканта к «модному и современному» звучанию, которое, в момент выхода, было «принято на ура»[64]. В свою очередь Шон Коллинз из Pitchfork высоко оценил песни «Thursday’s Child» и «The Dreamers», во время обзора ‘hours…’ в 2021 году, но посетовал, что остальные композиции пластинки, особенно «What’s Really Happening?» и «The Pretty Things Are Going to Hell» можно назвать одними из самых слабых работ музыканта[54].

Биографы Боуи воспринимали пластинку со смешанными чувствами: большинство хвалили отдельные треки, но в целом, находили альбом невзрачным. Так, Бакли называл его «грустным, зачастую горьким альбомом», который кажется недоработанным или недопродюсированным. Тем не менее, писатель хвалил «Survive» и «Something in the Air» как «классику Боуи»[16]. О’Лири описывал его как «не доведённым до ума, угрюмым, прекрасным, поверхностным, выдохшимся сборником несвязанных между собой песен, который является наиболее забытым из поздних альбомов Боуи; второстепенная работа, которая знает, что она второстепенна, и скромно гордится этим. Внутри него запрятан прекрасный альбом, просто очень глубоко»[3]. Пегг называет продакшен альбома «нагромождённым и невнятным» отмечая, что в целом пластинке «не хватает фокусировки и драйва лучших альбомов Боуи, а также в нём присутствуют нежелательные признаки филлера». Тем не менее, он хвалил «Survive» и «Something in the Air» как напоминание о том, что Боуи по-прежнему был «одним из лучших авторов песен на рок-сцене»[2]. Как и Пегг, Пол Трынка выделял определённые треки, такие как «Seven» и «Thursday’s Child», но называл большую часть пластинки «слабой», а также «обескураживающе простецкой [и] иногда навязчиво интимной». Писатель заключал: «Как и в случае с „Space Oddity“ [1969], несмотря на все тонко продуманные моменты, общий результат ‘hours…’, в конечном счёте, проигрывает отдельным компонентам»[11].

Другие биографы воспринимали Hours в более положительном ключе. Критикуя нелинейную последовательность треков, Пероне считает, что альбом выполняет возложенную функцию — послание надежды. Он высоко оценивает возросшую зрелость как в музыкальном, так и в поэтическом плане, а также его явную набожность пронизывающую весь лонгплей, и сравнивает его звучание с Heathen, тем самым делая Hours комплимент[18]. В свою очередь, Шпиц считает, что большая часть ‘hours…’ «столь же сильна, как и три его предшественника». Назвав альбом «лёгкой для восприятия музыкой для непростых людей», он резюмирует: «‘hours…’ — это хорошая пластинка, которую можно поставить на следующее утро после того, как вы сделали что-то досадное»[15]. Томпсон характеризует ‘hours…’ «шедевром последних лет» Боуи, отмечая « чувство самодостаточной невинности», примером которого был Hunky Dory. Помимо отдельных треков, он также хвалит продакшен записи как вневременный, «атрибут, на который могут претендовать немногие другие альбомы Дэвида Боуи»[12].

В списках, ранжирующих студийные альбомы Боуи от худшего к лучшему, ‘hours…’ находится на последних местах. В 2013 году Stereogum поместил его на 22-е место (из 25 на тот момент). Майкл Нельсон заявил, что «песни варьируются от приличных до скучных, а иногда и раздражающих»[19]. Три года спустя Брайан Ваузенек из Ultimate Classic Rock поместил ‘hours…’ на 22-е место из 26, в первую очередь критикуя вокальную работу Боуи как «усталую», а музыку — как по большей части скучную, за исключением редких интересных мелодий, таких как «Seven» и «Thursday’s Child»[65]. В свою очередь Дэвид Саклла назвал ‘hours…’ худшим альбомом Боуи в рейтинге Consequence of Sound 2018 года, посчитав его «скучным и банальным»[20].

Переиздания

В 2004 году компания Columbia Records выпустила расширенное издание альбома с дополнительным материалом[2][64]. В январе 2005 года новый лейбл Боуи, ISO Records, переиздал ‘hours…’ в виде комплекта из двух компакт-дисков: оригинальной и бонусного, который включал ремиксы, альтернативные версии песен и би-сайды[15]. В 2015 году альбом был впервые выпущен на виниле. В 2021 году обновлённая версия пластинки была выпущена в составе бокс-сета Brilliant Adventure (1992—2001), в версиях на виниле и компакт-диске[66][67].

Список композиций

Слова и музыка всех песен написаны Дэвидом Боуи и Ривзом Гэбрелсом, за исключением «What’s Really Happening?» автором текста которой является Алекс Грант.. 

‘hours…’ – Стандартное издание
Название Длительность
1. «Thursday's Child» 5:24
2. «Something in the Air» 5:46
3. «Survive» 4:11
4. «If I'm Dreaming My Life» 7:04
5. «Seven» 4:04
6. «What's Really Happening?» 4:10
7. «The Pretty Things Are Going to Hell» 4:40
8. «New Angels of Promise» 4:35
9. «Brilliant Adventure» 1:54
10. «The Dreamers» 5:14
47:06

Участники записи

Музыканты

Согласно примечаниям на конверте альбома, а также данным биографа Николаса Пегга[2][13].

Технический персонал