Четверна́я дуэ́ль (фр. une partie carrée) — поединок, в котором после противников стрелялись их секунданты. Наибольшую известность[когда?][где?] получила четверная дуэль из-за балерины Авдотьи Истоминой 24 ноября 1817 года на Волковом поле в Санкт-Петербурге. Противники: Завадовский — Шереметев; секунданты: Грибоедов — Якубович.

Четверная дуэль 1817 года

Два года Истомина была возлюбленной кавалергардского штабс-ротмистра Василия Васильевича Шереметева и проживала в его квартире. Случилась ссора, и Истомина съехала к своей подруге. 17 ноября губернский секретарь Коллегии иностранных дел и начинающий литератор Александр Грибоедов, друживший с Шереметевым, позвал балерину на чай к другому своему приятелю, камер-юнкеру графу А. П. Завадовскому, с которым делил квартиру в столице. Ходили слухи, что Истомина танцевала для некоторых мужчин полностью обнажённой, причём, дальнейшая судьба этих мужчин складывалась трагически. По одной из версий, Грибоедов и Завадовский сразу стали уговаривать балерину станцевать обнажённой перед ними, она предупредила их о «заклятии», но они продолжали настаивать, и она согласилась. Достоверно известно, что Истомина пробыла в квартире Завадовского двое суток, что впоследствии побудило узнавшего об этом Шереметева считать себя оскорблённым.

Шереметев был в отъезде, но когда вернулся, то, подстрекаемый А. И. Якубовичем, вызвал Завадовского на дуэль. Якубович и Грибоедов также обещали драться. Были приняты самые жёсткие условия — стреляться с шести шагов.

Первым стрелял Шереметев, не дойдя до барьера. Пуля пролетела так близко от тела Завадовского, что оторвала воротничок его сюртука. Потрясённый близостью смерти, Завадовский разъярился, вызвал противника к барьеру, выстрелил и попал ему в живот. Шереметев несколько раз подпрыгнул на месте, потом упал и стал кататься по снегу. Присутствовавший на дуэли Каверин подошёл к раненому и сказал ему: «Что, Вася, репка?» (это не было издевательством: «орденом» в форме репы награждали в кадетских корпусах того, кто первым падал с лошади на учениях[1][2]). Якубович, специалист по дуэлям, вытащив пулю, протянул её Грибоедову со словами: «Это — для тебя». Из-за трагического исхода схватки первой пары вторая дуэль была отложена. Спустя сутки Шереметев умер.

Вторая дуэль состоялась лишь осенью 1818 года. Якубович был переведён в Тифлис по службе, там же оказался проездом и Грибоедов, направлявшийся с дипломатической миссией в Персию.

Грибоедов понимал, что вольно или невольно, но именно он спровоцировал предыдущий трагический поединок, закончившийся смертью Шереметева, и теперь боялся стать причиной ещё одной смерти. Поэтому Грибоедов пытался вразумить Якубовича, но поскольку тот был решительно настроен на дуэль, Грибоедов был готов идти до конца.

Изначально дуэлянты планировали стреляться прямо в квартире Якубовича, но секундант Якубовича Муравьёв предложил более удобное место — овраг у Татарской могилы за селением Куки. Секундантом Грибоедова был его сослуживец, дипломат Амбургер. Назначили барьеры. Противники продвинулись навстречу друг другу и около минуты выжидали. Наконец, Якубович выстрелил[3]. Пуля пробила Грибоедову мизинец левой руки (по этому ранению впоследствии удалось опознать обезображенный труп Грибоедова, убитого религиозными фанатиками во время разгрома русского посольства в Тегеране). Грибоедов приподнял окровавленную руку и навёл пистолет на Якубовича. Муравьёв, секундант Якубовича, настроенный им против Грибоедова, пишет, что Якубович не хотел убивать и метил в ногу, и Грибоедов, заметив это, выстрелил в ответ, не придвинувшись к барьеру (то есть к противнику), хотя имел на это право[4].

По одной из версий, «четверная дуэль» стала поворотным событием в судьбе Грибоедова, отразившимся на общей системе жизненных (гражданских, духовных) ориентиров классика и на всех сторонах его творческого (лирического, эпического, драматургического) наследия[5].

См. также