Пи́тер Уир (англ. Peter Weir, род. 21 августа 1944) — австралийский кинорежиссёр. Сыграл ведущую роль в австралийской новой волне (1970—1990)[4]. Лауреат почётной премии «Оскар», а так же шестикратный номинант, трёхкратный лауреат премии BAFTA. Наиболее известен благодаря режиссуре таких фильмов, как «Шоу Трумана», «Общество мёртвых поэтов» и «Хозяин морей: На краю земли»

Питер Уир
Peter Weir
В апреле 2011 года
В апреле 2011 года
Имя при рождении англ. Peter Lindsay Weir
Дата рождения 21 августа 1944(1944-08-21)[1][2][3] (78 лет)
Место рождения
Гражданство  Австралия
 США
Профессия
Карьера 1967 — 2010
Награды Член ордена Австралии Кавалер ордена Искусств и литературы (Франция)
«Оскар» (2023)
BAFTA (1990, 1999, 2004)
«Сезар» (1991)
Премия Гильдии режиссёров Америки (1986)
Премия Европейской киноакадемии (1998)
IMDb ID 0001837
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Биография

В начале карьеры снимал документальные фильмы для Commonwealth Film Unit. В 1971 году поставил короткометражную комедию Homesdale. Его первым полнометражным фильмом стала малобюджетная фантастическая лента «Автомобили, которые съели Париж» (1974), перемонтированная до неузнаваемости без участия автора и впоследствии отвергнутая им как «нечто ужасное».

Всемирное признание Уиру принесли мистические ленты «Пикник у Висячей скалы» (1975) и «Последняя волна» (1977), после которых внимание киномира едва ли не впервые оказалось прикованным к «зелёному материку». Жанр этих двух фильмов с трудом поддаётся определению. За неимением лучшего термина их нередко записывают в фильмы ужасов, хотя суть вовсе не в кошмарах, а в «незнакомых ландшафтах, необъяснимых событиях, грёзах, сновидениях и мифах, из которых рождается чувство беспокойного ожидания».[5] Про молодого режиссёра говорили, что, подобно фильмам Вернера Херцога, его работы «тяготеют к чему-то мистическому, запредельному, непознаваемому», либо «обращаются к тем героям, которые находятся на грани реального и возможного».[4]

Иносказательная телепритча «Водопроводчик» (1976) обозначила перелом в творчестве Уира. В своих интервью тех лет он говорит о том, что довольно долго исследовал сновидения и грёзы; отныне кино станет для него ремеслом, а не искусством.[6] Уир называет своей целью пробуждение у зрителя чувства изумления, ощущения, что на его глазах творится чудо.[6] Вместо упоения стилем и формой режиссёр ставит во главу угла идею, которой должно быть подчинено исполнение. В этом отношении его кумирами становятся мастера сороковых годов с их «невидимой» режиссёрской манерой.[7] На смену смелым экспериментам со звуковым сопровождением приходит использование достаточно традиционной музыки ветерана Мориса Жарра.

Австралийский период в творчестве Уира завершают исторические ленты с участием Мела Гибсона — «Галлиполи» (1981) и «Год опасной жизни» (1982). Каждая из них становилась самым масштабным проектом в истории австралийской киноиндустрии. Ощущая ограниченность возможностей для продолжения карьеры в Австралии, с начала 1980-х режиссёр всё чаще работает в США. Многие фильмы Уира, снятые в Голливуде, — и в особенности «Свидетель» (1985) и «Шоу Трумана» (1998) — получили высокую оценку критиков и удостоились престижных кинонаград, однако общепризнанным шедевром его остаётся «Пикник у Висячей скалы».

В 1990 году удостоен Премии им. Реймонда Лонгфорда  (англ.).

Основные темы

Уировское мировоззрение сформировалось в шестидесятые и носит отпечаток того времени, со свойственным ему упором на личностном противодействии властям и истеблишменту.[8] Основной темой фильмов Питера Уира часто называют «конфликт между отдельным индивидом и обществом».[9] Сам режиссёр менее категоричен:

Я знаю только про одну неотвязную тему. Меня завораживают люди в изолированных условиях. Само собой разумеющееся… долгие путешествия на кораблях, и комнаты ожидания, и лифты… безотказно захватывают меня, потому что тут люди открывают… всё то о чём не говорят вслух. Даже не столько во взаимоотношениях, сколько в подсознании. Мне по душе ситуации, в которых я могу быстро выявить всё это.

Питер Уир [1]

Майкл Блисс отмечает, что в основе многих фильмов Уира лежат ситуации, в которых личность главного героя испытывает острый кризис самосознания.[10] Новое знание о себе и о мире приходит к его героям не рациональным путём, а экстрасенсорно, посредством интуиции.[10] Любимый фильм Уира — «Волшебник страны Оз», и, подобно его персонажам, герои Уира неожиданно обнаруживают себя в совершенно неведомом им мире, уходящем далеко за их прежний мыслительный горизонт.

Эти новые миры могут поначалу представать в заманчивом свете, но за блестящей оболочкой нередко таится тлен.[10] Таковы скала в «Пикнике» и сиднейская канализация в «Последней волне». «Душевные сдвиги» главных героев уировских фильмов помогают и зрителям на какое-то время оторваться от инерции традиционного мышления,[10] испытав ощущение «чуда», гносеологической дезориентации, вызвать которое и стремится режиссёр своими фильмами.[6]

Фильмам Уира чужды однозначные определения реальности.[11] Один из исследователей творчества Уира приводит в связи с этим понимание драматического искусства (комедии), сформулированное Нортропом Фраем:

Движение от пистиса [веры] к гнозису [знанию], от общества под властью старожилов, привычки, обряда, взаимных обязательств и условного права к обществу юности и прагматической свободы — это, в сущности, движение от иллюзии к реальности.

Нортроп Фрай [2]

Полнометражные кинофильмы