Ржевско-Сычёвская операция
Основной конфликт: Великая Отечественная война
Вторая мировая война
Rzhev, monument.jpg
Обелиск в Ржеве
Дата 30 июля — 1 октября 1942
Место Московская и Калининская области, СССР
Итог Частичный успех Красной армии. Основные цели операции достигнуты не были.
Противники

Флаг СССР СССР

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Третий рейх

Командующие

Флаг СССР Георгий Жуков
Флаг СССР Иван Конев
Флаг СССР Максим Пуркаев

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Вальтер Модель
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Гюнтер фон Клюге

Силы сторон

около 500 000

неизвестно

Потери

в период 30.7-23.8.1942:[1]
безвозвратные — 51 482 санитарные — 142 201, всего 193 683

в период 01.08-31.08.1942 (всего по 9-й А и 3-й ТА):[2]
убито — 8 087, ранено 32 700, без вести 3 886, всего 44 673.

Commons-logo.svg Аудио, фото, видео на Викискладе

Рже́вско-Сычёвская стратеги́ческая наступа́тельная опера́ция (30 июля — 1 октября 1942 года) — боевые действия Калининского (командующий — генерал-полковник И. С. Конев) и Западного (командующий и руководитель операции — генерал армии Г. К. Жуков) фронтов с целью разгрома немецкой 9-й армии (командующий — генерал-полковник В. Модель) группы армий «Центр» (командующий — генерал-фельдмаршал Г. фон Клюге), оборонявшейся в Ржевско-Вяземском выступе.

Планы сторон

Замысел операции заключался в том, чтобы ударами войск левого крыла Калининского фронта на ржевском и правого крыла Западного фронта на сычёвском направлениях разгромить основные силы немецкой 9-й армии, ликвидировать Ржевский выступ, овладеть городами Ржев, Зубцов, Сычёвка, Гжатск, а также Вязьмой и прочно закрепиться на рубеже рек Волга, Гжать и Вазуза.

Впервые в больших масштабах планировалось реализовать идеи «артиллерийского наступления», изложенные в директивном письме Ставки Верховного Главнокомандования от 10 января 1942 года.

Первая Ржевско-Сычёвская стратегическая операция может быть условно разделена на несколько отдельных операций:

  • Ржевская операция (30-я армия Калининского фронта),
  • Ржевско-Зубцовская операция (29-я и 31-я армии смежными флангами Калининского и Западного фронтов),
  • Погорело-Городищенская операция (20-я армия Западного фронта),
  • С советской стороны в операции участвовали войска шести общевойсковых (30-й, 29-й, 31-й, 20-й, 5-й, 33-й), двух воздушных армий (1-й и 3-й), а также пяти корпусов (2-го гвардейского кавалерийского, 6-го и 8-го танковых, 7-го и 8-го гвардейских стрелковых).

    В советскую группировку входили (без частей и соединений корпусов) 43 стрелковые дивизии, 8 стрелковых бригад, 67 артиллерийских частей, 37 дивизионов гвардейских миномётов, 21 танковая бригада[3].

    Эта группировка в начале августа насчитывала более 486 000 человек (без корпусов). Причём эти цифры не окончательные, так как участвовавшие в операции армии были усилены стрелковыми дивизиями, бригадами и артиллерийскими частями[4].

    К началу наступления группировка советских войск (без 29-й армии) располагала 1715 танками[4].

    Артиллерийская плотность на направлениях главных ударов 33-й армии достигала 40-45 орудий на 1 км, 20-й армии — 122 орудия, на Калининском фронте — 115—140 стволов.

    Точные данные по силам противника отсутствуют.

    Ход операции

    Наступление Калининского фронта

    30 июля 1942 года началось наступление 30-й (командующий — генерал-лейтенант Д. Д. Лелюшенко) и 29-й армий (командующий — генерал-майор В. И. Швецов). В этот день пошли проливные дожди, которые крайне затруднили действие советских войск.

    К концу первого дня наступления войска 30-й армии прорвали оборону 256-й и 87-й пехотных дивизий 6-го армейского корпуса на фронте в 9 километров и на глубину 6-7 километров. Успехи 29-й армии были более скромными. До Ржева оставалось 6 километров. Однако преодоление этих километров растянулось на месяц.

    7 — 9 августа войска 30-й армии провели перегруппировку и предприняли левым флангом армии обход Ржева.

    10 августа началось новое наступление.

    Действия советских войск приняли характер методического «прогрызания» глубоко эшелонированной обороны. Стрелковые дивизии продвигались медленно — на 1-2 километра в сутки, дорогой ценой отвоёвывая каждый метр земли. Попытка командования армии повысить темп наступления вводом в бой подвижной группы успеха не имела. Танковые бригады не могли оторваться от пехоты и действовали вместе с ней как танки непосредственной поддержки. Печальную известность снискали бои за Полунино и высоту 200. Тут бои продолжались со 2 по 25 августа 1942 г. Только 21 августа войскам 30-й армии удалось, наконец, зацепиться за северную окраину Полунино. Бои за Полунино и высоту 200, по южному склону которой теперь проходили траншеи, продолжались до 25 августа, пока части 6 пехотной дивизии Вермахта не отошли на новую линию на северной окраине г.Ржева.

    Наступление Западного фронта

    Г. К. Жуков планировал нанести свой удар 2 августа, но это оказалось невозможным из-за ливней. К тому же результаты боевых действий Калининского фронта оказались весьма скромными, особенно на стыке с 31-й армией. Учитывая всё это, командование Западного фронта по согласованию со Ставкой перенесло начало наступления на 4 августа.

    4 августа началось наступление 20-й армии (генерал-лейтенант М. А. Рейтер) в районе Погорелого Городища. В отличие от Калининского фронта, здесь советским войскам сопутствовал успех: за два дня операции войска 20-й армии прорвали оборону немецкого 46-го танкового корпуса на фронте 18 км и в глубину до 30 км и вышли передовыми частями на подступы к рекам Вазуза и Гжать. Противостоящая советским войскам 161-я пехотная дивизия была разгромлена. В то же время ближайшая задача (взятие Зубцова и Карманово) выполнена не была.

    6 августа в бой была введена подвижная группа генерал-майора И. В. Галанина: 6-й (полковник А. Л. Гетман) и 8-й (генерал-майор М. Д. Соломатин) танковые и 2-й гвардейский кавалерийский корпуса (генерал-майор В. В. Крюков). Её продвижение было очень медленным. А вскоре она столкнулась с немецкими подвижными резервами — сюда были брошены основные резервы 9-й армии: три танковые дивизии. Для командования вновь создаваемым немецким фронтом обороны было использовано управление 39-го танкового корпуса Г.-Ю. фон Арнима.

    7 августа. Ночью одна рота 31-й танковой бригады из 8-го танкового корпуса вышла к переправе через Вазузу в районе деревни Хлепень. 251-я, 331-я и 354-я стрелковые дивизии вместе с частями фронтовой подвижной группы имели задачу форсировать Вазузу и наступать на Сычевку. Возглавил это объединение заместитель командующего 20-й армии генерал-лейтенант А. А. Тюрин. 331-я стрелковая дивизия и 17-я танковая бригада повели наступление от деревни Истратово на деревни Печоры и Сельцо и к вечеру завязали бои на противоположном от деревни Хлепень берегу Вазузы.

    8 августа. Бои по форсированию Вазузы продолжаются.

    9 августа. Этот день считается решающим во встречном танковом сражении. По оценке историков в этот день с стороны Красной армии в нём участвовало до 800 танков, с немецкой стороны - до 700 танков. На кармановском направлении противник атаковал силами четырёх дивизий — 2-й танковой, 36-й моторизованной,78-й и 342-й пехотных. Появление сильной вражеской группировки в районе Карманово угрожало левому флангу 20-й армии. Это также осложняло проведение наступательной операции с участием располагавшихся левее 5-й и 33-й армии. Командование Западного фронта на исходе 9 августа приняло решение усилить войска, наступавшие на кармановском направлении, с целью разгрома противостоявшей там группировки противника. На это направление перебрасывался и 8-й танковый корпус из фронтовой подвижной группы, передававшийся в подчинение 20-й армии. Ему было приказано сосредоточиться 10 августа в районе деревни Подберезки и совместно с частями 8-го гвардейского стрелкового корпуса (генерал-майор Ф. Д. Захаров) нанести удар по левому флангу кармановской группировки врага и освободить районный центр Карманово.

    Вернувшийся после ранения к командованию 9-й полевой армией В. Модель убедился в бесперспективности контрудара на Погорелое Городище и приказал своим войскам 10 августа перейти к обороне.

    Встречные бои на рубеже рек Вазуза и Гжать и бои в районе Карманово лишили темпа советское наступление. Поэтому было принято решение сконцентрировать внимание на взятии Карманово. Тем самым была ослаблена ударная группировка, наступавшая на Сычёвку.

    Тем временем 7 августа перешли в наступление войска 5-й армии (генерал-лейтенант И. И. Федюнинский) с задачей прорвать оборону противника южнее Карманово и развивать успех в северо-западном направлении на Сычёвку. Однако прорвать оборону 342-й и 35-й немецких пехотных дивизий не удалось ни в этот, ни на следующий день. 10 августа Г. К. Жуков поставил 5-й армии более скромную задачу: основные усилия направить на овладение Карманово.

    Ещё меньшими оказались успехи 33-й армии генерал-лейтенанта М. С. Хозина, которая начала наступать позднее 13 августа.

    Продолжение наступления Западного фронта

    На левом фланге войска советской 20-й армии с трех направлений наступали на Карманово. С юга, форсировав Вазузу, в этот район продвигались две дивизии 5-й армии. Тем не менее, темп «прогрызания» немецкой обороны составлял 2-3 км в сутки, операция заняла почти две недели.

    23 августа ознаменовалось двумя значительными событиями: 31-я армия освободила Зубцов, а 20-я армия во взаимодействии с частью сил 5-й армии — Карманово.

    По завершении Погорело-Городищенской операции был подготовлен план действий подвижной группы под командованием генерал-лейтенанта А. А. Тюрина (2-й гвардейский кавалерийский и 8-й танковый корпуса) по уничтожению противника северо-западнее Гжатска с последующим соединением этой группы с войсками 33-й армии. В приказе по армии от 31 августа после прорыва обороны противника и выхода группы западнее и северо-западнее Гжатска предусматривался поворот этой группы на восток «для захвата Гжатска с запада и уничтожение Гжатской группировки противника» во взаимодействии с частями 5-й и 33-й армий. Наступление войск армии продолжалось до 6 сентября и было остановлено противником. О проведении войсками Западного фронта одновременной операции на гжатском направлении видно и из доклада командующего фронтом от 5 сентября 1942 года, где предлагалось приостановить Гжатскую операцию до окончания операции по захвату Ржева.

    5-я армия перешла к обороне 10 сентября, но отдельные наступательные действия продолжались до конца сентября. 33-я армия прекратила наступательные действия 7 сентября. 20-я армия после неудачных попыток прорвать фронт противника и нанести удар на Гжатск с запада 8 сентября также перешла к обороне.

    Штурм Ржева, 24 августа — 1 октября 1942 года

    24 августа 1942 года после очередной перегруппировки 30-я армия возобновила наступление севернее и восточнее Ржева. 25-26 августа части 30-й армии вышли к Волге в 5-6 км западнее Ржева, 29 августа форсировали Волгу и создали плацдарм на её правом берегу. Все эти дни артиллерия обстреливала, а авиация бомбила Ржев.

    26 августа командующий Калининским фронтом И. С. Конев был назначен командующим Западным фронтом вместо генерала армии Г. К. Жукова, который был назначен заместителем Верховного Главнокомандующего и 1-м заместителем наркома обороны СССР. Командующим Калининским фронтом был назначен генерал-лейтенант М. А. Пуркаев. С целью сохранения за И. С. Коневым руководства над Ржевской операцией 30 августа 30-я и 29-я армии были переданы в состав Западного фронта.

    21 сентября штурмовые группы 215-й, 369-й и 375-й стрелковых дивизий, преодолев проволочное заграждение и две линии окопов, ворвались в северную часть города. В сражение была введена 2-я гвардейская дивизия. Целый день шёл ожесточённый бой в северо-восточных кварталах Ржева. 24 — 25 сентября немецкие войска попытались контратаками выбить советские дивизии из городских кварталов. Участники боёв с обеих сторон вспоминали ожесточённость и накал боев этих дней.

    Взятие Ржева ожидалось со дня на день. В 30-ю армию разрешили выехать личному представителю президента США, одному из руководителей Республиканской партии У. Уилки (англ. Wendell Wilkie). 23 сентября он встречался со Сталиным, а 24 сентября был в районе Ржева, где беседовал с командующим 30-й армией генерал-лейтенантом Д. Д. Лелюшенко[5].

    В результате упорных боёв к 27 сентября войскам 30-й армии удалось занять Ржев, однако подошедшие немецкие резервы восстановили положение. Город остался за противником.

    1 октября сражение за Ржев закончилось.

    Потери

    СССР

    Армии Начало операции Завершение операции Общие потери в операции
    30 армия 30.07 1.10 август—сентябрь — 99 820
    29 армия 30.07 25.09 август—сентябрь — 16 267
    31 армия 4.08 16.09 4.08-15.09 — 43 321
    20 армия 4.08 8.09 4.08-10.09 — 60 453
    5 армия 7.08 10.09 7.08-15.09 — 28 984
    33 армия 13.08 7.09 10.08-15.09 — 42 327
    Всего 291 172

    Таким образом, общие потери советских войск в операции достигали 300 000 человек, что составило 60 % численности группировки Красной армии в начале операции.

    В число общих потерь включены убитые, раненые, пропавшие без вести. В итоговую цифру не включены потери корпусов, воздушных армий, поэтому она не может считаться окончательной. Потери в танках в сумме составляют 1085 танков (данные не по всем армиям).

    Германия

    По данным сайта Human Losses in World War II[2]

    9-я армия: за август 1942 года (то есть не учитываются два первых дня операции — 30 и 31 июля 1942) потеряла 6046 человек убитыми, 24 184 раненными и 2744 пропавшими без вести.

    за сентябрь 1942 года — 3078 человек убитыми, 11 868 раненными и 1022 пропавшими без вести.

    3-я танковая армия (против неё наступали 5-я и 33-я армии Западного фронта):

    с 11 до 31 августа 1942 года (наступление началось 14 августа) потеряла 1979 человек убитыми, 7710 раненными и 1134 пропавшими без вести.

    Согласно донесению обер-квартирмейстера 9-й армии потери в Летнем сражении только с 30 июля по 10 сентября: 9955 убитыми, 5551 пропавшими без вести, 36 893 ранеными — всего 52 392 человека[6]. Из этого числа потери дивизий, противостоявших 30-й, 29-й, 31-й и 20-й армиям (всего 18 дивизий 6-го, 27-го, 39-го и 46-го корпусов) равнялись 49057 человек[7]. К концу сентября их потери составили около 60 тыс. человек.

    В общей сложности 16 немецких дивизий потеряли от 50 % до 80 % боевого состава (Gefechtstaerke). Очень ощутимыми были и потери противника в танках, о чём писал Гальдер.

    Итоги

    В ходе операции советские войска продвинулись на запад на 40 — 45 километров, освободили три районных центра, но поставленных целей не достигли. Были выполнены дополнительные задачи: отвлечение в центр советско-германского фронта больших сил противника и нанесение ему значительного урона в живой силе и технике.

    Причинами незавершённости операции стали как объективные, так и субъективные факторы. К последним можно отнести скованность командования армий, корпусов и так далее, слепое выполнение приказов, безынициативность, негибкость в использовании войск, нежелание командирами всех уровней брать на себя ответственность, несогласованность, неорганизованность, зачастую неразбериха в действиях фронтовых и армейских группировок, неумение рационально и эффективно использовать имеющееся преимущество в людях и технике.

    По мнению историка А. В. Исаева объективным результатом операции стал срыв замысла немецкого командования на проведение операции «Смерч» в первоначальном варианте, а также возможного удара по сходящимся направлениям из района Демянска и Ржева с сокрушением Северо-Западного и Калининского фронтов.

    Мнения и оценки

    По накалу, ожесточённости и потерям бои за Ржев в августе — сентябре 1942 года очевидцами с обеих сторон сравнивались с боями в Сталинграде. По воспоминаниям советского военного корреспондента И. Г. Эренбурга:

    Мне не удалось побывать у Сталинграда… Но Ржева я не забуду. Может быть, были наступления, стоившие больше человеческих жизней, но не было, кажется, другого, столь печального — неделями шли бои за пять-шесть обломанных деревьев, за стенку разбитого дома да крохотный бугорок… Наши заняли аэродром, а военный городок был в руках немцев… В штабах лежали карты с квадратами города, но порой от улиц не было следа… Несколько раз я слышал немецкие песни, отдельные слова — враги копошились в таких же окопах…

    Немецкий военный журналист Ю. Шуддекопф в октябре 1942 года в статье «Засов Ржев» писал[5]:

    В двух местах достигло Волги немецкое наступление на Востоке: у стен Сталинграда и у Ржева… То, что разворачивается у Сталинграда происходит в меньших масштабах у Ржева уже почти год. Почти день в день год назад немецкие войска в первый раз достигли Волги… С тех пор три больших сражения развернулись за кусок земли в верхнем течении Волги — и идёт четвёртое, самое ожесточённое, не прекращающееся уже более двух месяцев.

    См. также