Корнелия
Cornelia
Корнелия отвергает сватовство египетского царя Птолемея (картина Лорана де Ла Гира, 1646)
Корнелия отвергает сватовство египетского царя Птолемея (картина Лорана де Ла Гира, 1646)
Дата смерти

II век до н. э.

Страна
Отец

Публий Корнелий Сципион Африканский

Мать

Эмилия Терция

Супруг

Тиберий Семпроний Гракх

Дети

1) Тиберий Семпроний Гракх
2) Гай Семпроний Гракх
3) Семпрония

Commons-logo.svg Корнелия на Викискладе

Корнелия (лат. Cornelia; II век до н. э.) — римская матрона, дочь Публия Корнелия Сципиона Африканского, жена Тиберия Семпрония Гракха. Стала матерью двенадцати детей, в том числе двух братьев Гракхов — Тиберия и Гая. Корнелия рано овдовела, но тем не менее дала сыновьям прекрасное воспитание; именно благодаря ей, по мнению античных авторов, братья Гракхи вошли в число самых выдающихся политиков в истории Рима. Корнелия упоминается в связи со смертью её зятя Публия Корнелия Сципиона Эмилиана (некоторые источники приписывают ей организацию убийства) и в связи с трибунатом Гая Семпрония. Она пережила обоих сыновей и до самой смерти оставалась одной из самых уважаемых женщин Рима.

В западной культуре Корнелия стала воплощением женских добродетелей — преданности мужу, любви к сыновьям. Она является героиней ряда произведений литературы, скульптуры и живописи. Сохранились фрагменты двух писем, которые в античную эпоху приписывались ей. В историографии нет единого мнения о том, действительно ли Корнелия является автором этих текстов.

Биография

Происхождение

Корнелия принадлежала к древнему патрицианскому роду этрусского происхождения. Она была дочерью Публия Корнелия Сципиона Африканского от брака с Эмилией Терцией. Таким образом, она приходилась внучкой Луцию Эмилию Павлу, погибшему при Каннах, и племянницей Луцию Эмилию Павлу Македонскому. Старшая сестра Корнелии была замужем за своим кузеном Публием Корнелием Сципионом Назикой Коркулом. У неё было также двое братьев, Публий (он не сделал карьеру из-за плохого здоровья) и Луций, поднявшийся до претуры в 174 году до н. э.[1]

Ранние годы и брак

Время женитьбы Сципиона на Эмилии Терции неизвестно. О времени рождения обеих Корнелий уверенно можно сказать только, что это было после возвращения их отца из Африки по окончании Второй Пунической войны — то есть после 201 года до н. э. Корнелия Младшая была последним ребёнком[2].

Античные авторы сообщают, что мать Гракхов родилась «со сросшимся женским органом»[3][4] и что это было сочтено плохим предзнаменованием. Корнелия получила хорошее образование; у неё был греческий учитель[5]. По достижении необходимого возраста она стала женой нобиля из плебейского рода Тиберия Семпрония Гракха. Анналисты полагали, что этот брак был заключён в 180-е годы до н. э., во время сципионовских процессов, когда ещё был жив Сципион Африканский. Но уже Тит Ливий сомневался в правдоподобности таких датировок[6]. Исследователи, опираясь на свидетельства Полибия[7] и Плутарха[8], уверены, что этот брак был заключён существенно позже — между 165 и 162 годами до н. э.[9]. Тиберию Семпронию тогда было уже более 50 лет, и Корнелия могла быть на 30 с лишним лет его моложе[10].

Сообщение Сенеки, будто обе Корнелии получили приданое из государственной казны, не соответствует действительности; возможно, Сенека спутал этих матрон с их двоюродной тёткой, дочерью Гнея Корнелия Сципиона Кальва[9]. Отец оставил каждой по 50 талантов. Первую половину приданого их мужья получили сразу после свадьбы от Эмилии Терции, а вторую половину — после её смерти в 162 году до н. э. от её наследника Сципиона Эмилиана[11][12].

Плутарх рассказывает такую историю о взаимоотношениях супругов:

Однажды, как сообщают, Тиберий нашёл у себя на постели пару змей, и прорицатели, поразмыслив над этим знамением, объявили, что нельзя ни убивать, ни отпускать обеих сразу: если убить самца, умрет Тиберий, если самку — Корнелия. Любя жену и считая, вдобавок, что справедливее первым умереть старшему (Корнелия была ещё молода), Тиберий самца убил, а самку выпустил на волю. Вскоре после этого он умер.

— Плутарх. Тиберий и Гай Гракхи, 1[8]

Этот эпизод есть и в ряде других источников[13][14][15]. Валерий Максим делает такой вывод: «Вот я и не знаю, стоит ли назвать Корнелию счастливой благодаря такому мужу или же несчастной из-за утраты такого мужа»[13]. Исследователи согласны с тем, что, судя по имеющимся данным, Тиберий Семпроний любил жену[16].

Несмотря на большую разницу в возрасте с мужем, Корнелия родила двенадцать детей, так что эта семья стала примером многодетности для Плиния Старшего[17]. Рождались попеременно сыновья и дочери. До взрослых лет дожили только трое: Тиберий, Гай и одна дочь[8]. Тиберий родился в 163 или 162 году до н. э.[18] и, судя по преномену, был самым старшим из сыновей; по-видимому, из всех детей он был или первым, или вторым[12]. Гай был младше Тиберия на девять лет и родился незадолго до смерти отца, в 154 или 153 году до н. э.[18][9] Фридрих Мюнцер полагает, что Семпрония родилась вскоре после 164 года до н. э. и могла быть самой старшей из двенадцати детей или, по крайней мере, из шести дочерей в этой семье[19].

Вдовство

Корнелия и сыновья

После смерти мужа Корнелия не вступала больше в брак, хотя была ещё молода. Плутарх рассказывает, что ей предлагал свою руку египетский царь Птолемей (предположительно Птолемей VI Филометор), и учёные считают это сообщение вполне правдоподобным[20]. Но Корнелия отказала и царю, решив посвятить себя воспитанию сыновей[21]. Она дала Тиберию и Гаю первоклассное образование, в котором основной упор делался на риторику и философию[5]; учителей для юных Семпрониев выписывали из Греции[22]. Согласно Орозию, после смерти мужа Корнелия уехала на виллу близ Мизен, на побережье Кампании[23]; тем не менее она и позже подолгу жила в Риме[24].

Дочь Корнелии Семпрония стала женой своего родственника Сципиона Эмилиана (предположительно этот брак был заключён между 150 и 148 годами до н. э. и оказался неудачным — в первую очередь из-за отсутствия детей)[19]. Старший сын Корнелии в 133 году до н. э. стал народным трибуном, выдвинул проект аграрной реформы и вскоре был убит своими врагами, которых возглавлял родной племянник Корнелии Публий Корнелий Сципион Назика Серапион. Муж Семпронии Сципион Эмилиан одобрил это убийство. В последующие годы он возглавил консервативную «партию», тогда как Гай Гракх боролся за продолжение реформ. В 129 году до н. э., когда произошло новое обострение внутриполитической борьбы, Сципион Эмилиан внезапно умер. В Риме говорили, что это убийство, совершённое из мести, и что на шее умершего остались следы удушения[25][26], а в качестве возможных убийц называли — вместе и по отдельности — Гая Папирия Карбона, Марка Фульвия Флакка, Гая Гракха, Семпронию и Корнелию. Аппиан даже уверенно утверждает, что убийство было организовано Корнелией через её дочь[27]. Лучший друг умершего Гай Лелий Мудрый настаивал на естественной причине смерти, и расследование так и не было проведено[28].

Смерть Гая Семпрония Гракха

В 123 году до н. э. народным трибуном стал младший сын Корнелии. Одна из первых его законодательных инициатив предполагала запрет на продолжение политической деятельности для людей, смещённых с должности по воле народа. Это могло быть попыткой отомстить Марку Октавию — одному из противников Тиберия Гракха. Известно, что Корнелия уговорила сына простить Октавия; после этого законопроект был отозван[29][30]. Гай Семпроний добился своего переизбрания на следующий год, а в 121 году до н. э. погиб вслед за братом.

Остаётся открытым вопрос о том, повлияла ли Корнелия на политические воззрения своих сыновей — в том числе Гая, использовавшего имя матери в интересах пропаганды. Во всяком случае, она способствовала пробуждению в них честолюбия[5][31]. В частности, Корнелия не раз жаловалась в присутствии сыновей, что римляне называют её не «матерью Гракхов», а «тёщей Сципиона» [32] (но Плутарх, рассказывая об этом, ссылается на «некоторых» противников партии реформ[12]). В источниках встречаются сообщения о том, что Корнелия не только сочувствовала деятельности своих сыновей, но даже принимала в ней активное участие; историки считают это явной ложью, восходящей к врагам Гракхов. К таким эпизодам, вымышленным оптиматами, антиковеды относят[33] предполагаемую организацию Корнелией убийства зятя и тот факт, что накануне решающего столкновения Гая с врагами она якобы «тайно набирала иноземцев-наёмников, подсылая их в Рим под видом жнецов»[34].

Гибель сыновей она восприняла с полным самообладанием. После убийства Гая у неё осталась только дочь — бездетная вдова Семпрония. Остаток своих дней Корнелия провела на вилле близ Мизен, причём не изменила образа жизни: она была окружена интеллектуалами, обменивалась подарками с царями, постоянно принимала гостей, которым много рассказывала «о жизни и правилах её отца», а также о сыновьях. Корнелия «без печали и слёз» говорила о гибели Тиберия и Гая и абсолютно бесстрастно отвечала на любые вопросы о них. Поэтому, по словам Плутарха, некоторые наблюдатели даже задавались вопросом, не сошла ли она с ума от горя[35]. Смерть Корнелии исследователи датируют концом II века до н. э.: более точные датировки невозможны[5].

«Письма Корнелии»

Письма Корнелии к младшему сыну упоминаются у Плутарха[34]. После смерти Корнелии имели хождение два письма, которые должны были быть написаны незадолго до первого избрания Гая Семпрония народным трибуном. В них содержались призывы к адресату отомстить за брата и продолжить его реформы. Известно, что эти письма читал Марк Туллий Цицерон; их текст опубликовал Корнелий Непот. В XIX веке антиковеды много дискутировали о подлинности этих писем[36]. Единого мнения в этом вопросе до сих пор нет. Исследователи подчёркивают, что эти письма в любом случае играли важную пропагандистскую роль во внутриполитической борьбе на закате Римской республики[5].

Образ Корнелии в культуре

Античность

Основание статуи Корнелии, найденное в Риме

По словам Плутарха, Корнелия пользовалась в Риме всеобщим уважением «из-за её детей нисколько не меньше, чем из-за её отца». В портике Метелла поставили её бронзовую статую с надписью «Корнелия, мать Гракхов»[37][38]. Подножие этой статуи было найдено в 1878 году[24]. Корнелия фигурирует во множестве античных текстов: только на латыни о ней писали пятнадцать авторов[20]. Источники характеризуют Корнелию как высокообразованную женщину и прекрасную мать, образцовую римлянку. Во многом именно ей сыновья были обязаны своими выдающимися дарованиями[39]. Об этом пишут Марк Туллий Цицерон[40], Квинтилиан[41], Тацит[42], Плутарх[8].

Корнелию называют в числе образцовых матерей, которые не доверили своих детей наставникам-рабам, а сами занялись их воспитанием и в результате сделали их «первыми гражданами Римского государства». Другие матроны в этом списке — мать Гая Юлия Цезаря Аврелия и мать Августа Аттия[42][43]. Валерий Максим рассказывает характерную историю: когда какая-то матрона хвалилась перед Корнелией своими нарядами и драгоценностями, та показала ей своих сыновей, только что вернувшихся из школы, и сказала: «Вот моё главное украшение»[44]. Историки видят[39][20] здесь явную параллель с плутарховой биографией Фокиона (там жена главного героя в разговоре с «гостьей из Ионии» называет своим украшением супруга)[45]. Кроме того, это высказывание Корнелии могло быть напоминанием о совершенно конкретной материальной потере: драгоценности её матери перешли к Сципиону Эмилиану, а тот их подарил своей родной матери Папирии[20].

Элиан в своих «Пёстрых рассказах» назвал Корнелию в числе тех женщин, которые заслуживают особых почестей за их преданность мужьям — наряду с Порцией, Алкестидой, Лаодамией, Пенелопой[46]. Для Марциала Гракх и Корнелия были примером супружеской любви[47], Ювенал называет Корнелию обладательницей всех мыслимых добродетелей[48]. Иногда она упоминается в негативном контексте (это сюжеты о гибели Сципиона Эмилиана, о подстёгивании честолюбия сыновей), но, по-видимому, такая информация исходит от врагов Гракхов и является вымыслом[49].

Средние века и Новое время

Корнелия и сыновья

Для христианских авторов Корнелия была так же, как и в предыдущую эпоху, образцом добродетели. В частности, один из учителей церкви Иероним Стридонский назвал её, наряду с Лукрецией и Порцией, в числе тех женщин, которые в нравственном отношении не уступали своим мужьям. Иероним отметил то достоинство, с которым Корнелия переносила обрушившиеся на неё удары судьбы[50].

Итальянский поэт Данте Алигьери в своей «Божественной комедии» поместил Корнелию в Лимб — первый круг ада, где пребывают добродетельные язычники. В рай они не попали только потому, что родились до пришествия Христа. Там находятся многие другие герои римской истории, в их числе Гай Юлий Цезарь, Луций Юний Брут, Лукреция, Марция («Ад», IV, 128).

Немецкая писательница Шарлотта фон Кальб приблизительно в 1785 году написала роман «Корнелия», впервые изданный в 1851 году. В нём один из персонажей рассказывает историю о «лучшем украшении», представленную в беллетризованном виде. Корнелия приходит в гости к некоей Октавии и проявляет слишком мало интереса к драгоценностям этой матроны. Та спрашивает: «Неужели ты, Корнелия, можешь показать свои украшения, могущие сравниться с моими?» А Корнелия отвечает, показывая на своих сыновей: «Смотри! Это Гай и Тиберий, внуки Сципиона, мои сыновья! Это мои украшения, честь и слава великого Рима!»[51]

В XIX веке название «Корнелия» носили многие европейские журналы, издававшиеся для женщин и родителей. Самый известный из них — «Журнал для домашнего воспитания» Карла Пильца. В конце XIX века Корнелия стала заглавной героиней ряда исторических драм, ни одна из которых особой известности не снискала[51]. Она действует в романе советского писателя Милия Езерского «Братья Гракхи». В 2010 году вышел роман Элизабет Хайландер «Корнелия, мать братьев Гракхов» [52].

В изобразительном искусстве

В 1878 году в Риме в районе Портика Октавии было найдено основание статуи с надписью CORNELIA AFRICANI F/Gracchorum (CIL VI 31610). Предположительно это было основание той самой статуи, которую описал Плиний и упомянул Плутарх: она изображала Корнелию сидящей, одетой в простое платье и сандалии с ремнями, и была первым в истории Рима изваянием женщины, не являвшейся жрицей[50].

Жозеф-Бенуа Сюве. «Корнелия, мать Гракхов»

В XVII веке последователи Тициана нередко создавали идеализированные портреты знатных дам в образе Корнелии. Джошуа Рейнольдс в 1775 году написал портрет леди Августы Анны Кокберн с тремя сыновьями, используя сюжет о «лучших украшениях». На графическом рисунке Чарльза Уилкина (1791 год) Корнелия, по мнению критиков, больше похожа на «мстительную Медею», чем на добродетельную римскую матрону[53].

Мать Гракхов стала популярным персонажем в живописи во время Великой Французской революции: её сыновья в ту эпоху считались образцовыми носителями передовых идей. Чаще всего использовался сюжет с «лучшими украшениями». Ему посвятили свои полотна Януариус Зик (1794 год), Жозеф-Бенуа Сюве (1795), Джузеппе Гаде (1776), Жан-Франсуа Пейрон (1781), Иоганн Август Наль (около 1820 года). Три картины на эту тему написала около 1785 года Ангелика Кауфман, причём на одной из них, кроме братьев Гракхов, изображена ещё и Семпрония. Полотна этой художницы, созданные во время путешествия по абсолютистскому Королевству Обеих Сицилий, могут быть интерпретированы в антиреволюционном стиле: на них Корнелия, дочь и жена выдающихся политиков, символизирует положительную роль сильной личности в истории[54].

Корнелия с сыновьями на картине Элизабет Джейн Гарднер

Во второй половине XIX века образ Корнелии продолжали использовать в самом разном контексте живописцы и скульпторы. Так, мать Гракхов стала героиней салонной живописи Элизабет Джейн Гарднер (1872 год), персонажем бронзовой группы Матюрена Моро (около 1865 года) и фресок Германа Вислиценуса (около 1870 года). Изображение Корнелии украшает одно из окон в Гарвардском зале, созданном, чтобы почтить память героев Гражданской войны в США. Памятник Корнелии есть в городе Колумбус (Огайо)[53].

В кинематографе

Корнелия является одним из эпизодических персонажей франко-итальянского фильма «Сципион Африканский» (1971 год, режиссёр Луиджи Маньи). Там она действует как маленькая девочка, товарищ по играм Сципиона Эмилиана[55].

Примечания

  1. Cornelii Scipiones, 1900, s. 1429—1430.
  2. Бобровникова, 2009, с. 359.
  3. Плиний Старший, VII, 69.
  4. Солин, I, 67.
  5. 1 2 3 4 5 Historische Gestalten der Antike, 2013, s. 329.
  6. Тит Ливий, 1994, XXXVIII, 57, 3.
  7. Полибий, 2004, XXXII, 13.
  8. 1 2 3 4 Плутарх, 1994, Тиберий и Гай Гракхи, 1.
  9. 1 2 3 Cornelius 407, 1900, s. 1592.
  10. Sempronius 53, 1923, s. 1409.
  11. Полибий, 2004, XXXII, 13, 1.
  12. 1 2 3 Cornelius 407, 1900, s. 1592—1593.
  13. 1 2 Валерий Максим, 2007, IV, 6, 1.
  14. Цицерон, О дивинации, I, 36; II, 62.
  15. Плиний Старший, VII, 122.
  16. Historische Gestalten der Antike, 2013, s. 331.
  17. Плиний Старший, VII, 13, 57.
  18. 1 2 Sumner, 1973, р. 18.
  19. 1 2 Sempronius 99, 1923, s. 1445.
  20. 1 2 3 4 Historische Gestalten der Antike, 2013, s. 330.
  21. Ковалёв, 2002, с. 402.
  22. Цицерон, 1994, Брут, 104.
  23. Cornelius 407, 1900, V, 12, 9.
  24. 1 2 Cornelius 407, 1900, s. 1595.
  25. Веллей Патеркул, 1996, II, 4, 5.
  26. Плутарх, 1994, Тиберий и Гай Гракхи, 31.
  27. Аппиан, 2002, XIII, 20.
  28. Трухина, 1986, с. 148.
  29. Диодор Сицилийский, XXXIV, 25, 2.
  30. Егоров, 2014, с. 52.
  31. Гиленсон, 2001, с. 90.
  32. Плутарх, 1994, Тиберий и Гай Гракхи, 8.
  33. Cornelius 407, 1900, s. 1593—1594.
  34. 1 2 Плутарх, 1994, Тиберий и Гай Гракхи, 34.
  35. Плутарх, 1994, Тиберий и Гай Гракхи, 40.
  36. Cornelius 407, 1900, s. 1594—1595.
  37. Плиний Старший, XXXIV, 31.
  38. Плутарх, 1994, Тиберий и Гай Гракхи, 25.
  39. 1 2 Cornelius 407, 1900, s. 1593.
  40. Цицерон, 1994, Брут, 104; 211.
  41. Квинтилиан, I, 1, 6.
  42. 1 2 Тацит, 1993, Диалог об ораторах, 28.
  43. Альбрехт, 2002, с. 452.
  44. Валерий Максим, 2007, IV, 4.
  45. Плутарх, 1994, Фокион, 19.
  46. Элиан, XIV, 45, 1.
  47. Марциал, 1994, XI, 104, 13—20.
  48. Ювенал, VI, 166—169.
  49. Historische Gestalten der Antike, 2013, s. 331—332.
  50. 1 2 Historische Gestalten der Antike, 2013, s. 332.
  51. 1 2 Historische Gestalten der Antike, 2013, s. 333.
  52. Historische Gestalten der Antike, 2013, s. 335.
  53. 1 2 Historische Gestalten der Antike, 2013, s. 334.
  54. Historische Gestalten der Antike, 2013, s. 333—334.
  55. Historische Gestalten der Antike, 2013, s. 335—336.

Источники и литература

Источники

  1. Аппиан Александрийский. Римская история. — М.: Ладомир, 2002. — 880 с. — ISBN 5-86218-174-1.
  2. Валерий Максим. Достопамятные деяния и изречения. — СПб.: Издательство СПбГУ, 2007. — 308 с. — ISBN 978-5-288-04267-6.
  3. Марк Валерий Марциал. Эпиграммы. — СПб.: Алетейя, 1994. — 448 с. — ISBN 5-88596-009-7.
  4. Гай Веллей Патеркул. Римская история // Малые римские историки. — М.: Ладомир, 1996. — С. 11—98. — ISBN 5-86218-125-3.
  5. Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Сайт «Симпосий». Проверено 23 февраля 2018.
  6. Клавдий Элиан. Пёстрые рассказы. Сайт «История Древнего Рима». Проверено 23 февраля 2018.
  7. Публий Корнелий Тацит. Диалог об ораторах // Сочинения. — СПб.: Наука, 1993. — С. 356—384. — ISBN 5-02-028170-0.
  8. Тит Ливий. История Рима от основания города. — М.: Наука, 1994. — Т. 3. — 768 с. — ISBN 5-02-008995-8.
  9. Плиний Старший. Естественная история. Проверено 4 мая 2016.
  10. Плутарх. Сравнительные жизнеописания. — СПб.: Наука, 1994. — Т. 3. — 672 с. — ISBN 5-306-00240-4.
  11. Полибий. Всеобщая история. — М., 2004. — Т. 1. — 768 с. — ISBN 5-17-024958-6.
  12. Марк Туллий Цицерон. Брут, или О знаменитых ораторах // Три трактата об ораторском искусстве. — М.: Ладомир, 1994. — С. 253—328. — ISBN 5-86218-097-4.
  13. Марк Туллий Цицерон. О дивинации. Сайт «История Древнего Рима». Проверено 23 февраля 2018.
  14. Марк Фабий Квинтилиан. Наставления оратору. Проверено 23 февраля 2018.
  15. Гай Юлий Солин. Собрание достопамятных сведений. Сайт «История Древнего Рима». Проверено 23 февраля 2018.
    1. Альбрехт М. История римской литературы. — М.: Греко-латинский кабинет, 2002. — Т. 1. — 704 с. — ISBN 5-87245-092-3.
    2. Бобровникова Т. Сципион Африканский. — М.: Молодая гвардия, 2009. — 384 с. — ISBN 978-5-235-03238-5.
    3. Гиленсон Б. История античной литературы. — М.: Флинта, 2001. — Т. 2. — С. 384. — ISBN 5-89349-314-1.
    4. Егоров А. Юлий Цезарь. Политическая биография. — СПб.: Нестор-История, 2014. — 548 с. — ISBN 978-5-4469-0389-4.
    5. Ковалёв С. История Рима. — М.: Полигон, 2002. — 864 с. — ISBN 5-89173-171-1.
    6. Трухина Н. Политика и политики «золотого века» Римской республики. — М.: Издательство МГУ, 1986. — 184 с.
    7. Historische Gestalten der Antike. Rezeption in Literatur, Kunst und Musik. — Stuttgart: Metzler, 2013. — 1183 с. — ISBN 978-3-476-02468-8.
    8. Münzer F. Cornelii Scipiones // RE. — 1900. — Bd. VII. — Kol. 1426—1427.
    9. Münzer F. Cornelius 407 // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. — 1900. — Bd. IV, 1. — S. 1592—1595.
    10. Münzer F. Sempronius 53 // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. — 1923. — Bd. II, 2. — S. 1403—1409.
    11. Münzer F. Sempronius 99 // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. — 1923. — Bd. II, 2. — S. 1445.
    12. Sumner G. Orators in Cicero's Brutus: prosopography and chronology. — Toronto: University of Toronto Press, 1973. — 197 с. —