Квинт Юний Блез
лат. Quintus Iunius Blaesus
Консул-суффект Римской империи
10 год
Проконсул Сицилии
11 год
Проконсул Африки
21-22 годы
Рождение 33 до н. э.(-033)
Смерть 31(0031)
Дети Квинт Юний Блез, Квинт Юний Блез Младший

Квинт Юний Блез (лат. Quintus Iunius Blaesus, ок. 33 до н. э. — 31) — политический и военный деятель эпохи ранней Римской империи. Консул-суффект (10 г.)[1], легат в Паннонии (14 г.)[2], проконсул Сицилии (11 г.)[3] и Африки (21-22 гг.)[4].

Последний римский полководец, получивший титул императора по древнему обычаю — за победу на поле боя[5]. В дальнейшем этот почётный военный титул, дававший право на триумф, принадлежал по статусу только правителям Рима.

В октябре 31 года император Тиберий заподозрил Блеза в участии в так называемом «заговоре Сеяна». Вместе со многими другими сенаторами, близкими к впавшему в опалу всесильному префекту гвардии, Юний Блез, не дожидаясь суда и казни, покончил с собой, спасая семью от бесчестья, — лишения званий и конфискации имущества по обвинению в измене[6].

Биография

По происхождению Квинт Юний Блез — так называемый «homo novus», то есть первый представитель своего рода, дослужившийся до высших магистратур, и не имеет отношения к древнему роду Юниев[7]; происходил, по всей вероятности, из Этрурии. Своим возвышением, скорее всего, обязан удачным бракам своей сестры, Юнии Блезы.

Восхождение

Через первый её брак эти незнатные Юнии породнились с влиятельным родом Элиев Туберонов[8][9] Во втором браке, состоявшемся около 20-го года до н. э., мужем Юнии стал римский всадник из древнего города этруссков Вольсинии Луций Сей Страбон[9]. Благодаря связям своей матери (через неё он приходился племянником Меценату и Варрону, — тоже уроженцам Этрурии), Луций Страбон сумел приблизиться ко Двору Октавиана Августа, и между 2-м и 10-м годами был назначен начальником личной охраны последнего — префектом претории. Карьера его зятя, Юния Блеза, тоже шла в гору.

В 10-м году н. э. Квинт Юний Блез уже консул-суффект, — то есть, к этому времени успел пройти положенные перед этим магистратуры квестора, эдила и претора, или приравненные к ним должности. В паре с ним был избран ещё один зять Луция Страбона — Лентул Малугинен; это значит, что обоим в этом году исполнилось не менее сорока лет (возрастной ценз для консулов), что оба вступили в число политиков, которым предстоит управлять римским государством в ближайшие годы, и что влияние действующего префекта претории в Сенате увеличилось минимум на два голоса.

В то же время родной племянник Юния Блеза, — сын Сея Страбона, Луций Элий Сеян, — дальновидно устроился в свиту пасынка Октавиана, — Тиберия, будущего императора. Тиберий тоже был заинтересован в сближении с начальником дворцовой гвардии и даже сделал его сына своим наперсником[10], рассчитывая на их помощь в непредсказуемый во многих отношениях момент перехода власти; поэтому после смерти императора Октавиана (19 августа 14 г.) Тиберий сразу же назначил Сеяна сначала вторым префектом при Луции Страбоне, а в следующем году — единственным префектом претории, отправив его отца на самую почётную пенсию, — наместником в Египет.

Сеян, с полного согласия Тиберия, провёл реформу в преторианской гвардии, сделавшей его и, шире, префекта преторианцев вообще, самым влиятельным человеком в Риме после принцепса[11]. Дядей префекта Сеяна и был Юний Блез.

Легат пропретор Паннонии

Впрочем, родственные связи, во все времена играющие важную роль за кулисами власти, в эпоху ранней Римской империи ещё не входили в противоречие с духом меритократии, царившим во времена Республики. Квинт Юний Блез, хоть и достигший своего положения с помощью родственников, проявил себя во всех отношениях достойным занимаемых им постов: «Человек, не знаю, более ли полезный в войну или ценный в мирное время», — отозвался о нём современник[12].

Как и предвидел Тиберий, переход власти к нему не обошёлся без волнений. В действующих армиях, стоявших по Рейну и Дунаю, гораздо популярнее Тиберия был его племянник, Германик. Взбудораженные предстоящей присягой солдаты, чувствуя удобства момента, спешили заявить о накопившихся у них обидах и пожеланиях. Командующим тремя придунайскими легионами[13], собравшимися в летнем лагере в Паннонии, был как раз Юний Блез[14]. Благодаря мужеству и находчивости Блеза и прибывшего ему на помощь с двумя когортами преторианцев Сеяна, бунт в придунайских легионах удалось подавить почти без кровопролития.

В следующие годы он, по-видимому, оставался наместником Паннонии в звании легата.

Проконсул Африки

В 20-м году н. э. Тиберий, театрально ругаясь на докучливость сенаторов, предложил Сенату на выбор две кандидатуры для замещения должности проконсула в «сенатской» провинции Африка (на следующий год): Юния Блеза и Мания Лепида. Лепид, взяв слово, отказался, сославшись на болезнь и семейные обстоятельства, «но всем было ясно и то, о чём он умалчивал, что Блез — дядя Сеяна и поэтому преимущество на его стороне». «Для вида отказывался и Блез, но не упорствовал»[15]. В 22 году его полномочия были продлены ещё на год.

В ходе наместничества Блез, по личному поручению Тиберия, вёл боевые действия в Нумидии против вождя племени мусуламиев, бывшего римского легионера, Такфарината. В 21 году Такфаринат, уже несколько лет беспокоивший нападениями римские гарнизоны в Африке, прислал послов с предложением прекратить вражду взамен на земли в провинции для него и его людей. Тиберий счёл предложение дерзким шантажом и решил во что бы то ни стало покончить с этой военной угрозой южным границам[15]. Такфаринат, действуя преимущественно знаменитой нумидийской конницей из пустынь, был трудноуловим.

Блез повёл против летучих отрядов Такфарината большую кампанию, планомерно сжимая со всех сторон, «так что, куда бы они ни подались, у них неизменно оказывалась, — впереди, с фланга, а часто и с тылу, — та или иная часть римского войска». Блез даже отказался отводить войска на зимние квартиры, пока враг не будет сломлен. Наконец, захватив в плен брата Такфарината, рассеяв почти все его силы, Блез объявил кампанию завершённой, поскольку его магистратура, и так продлённая ради войны на год, подходила к концу[15]. Честь поймать Такфарината осталась делом следующего наместника Африки, — Корнелия Долабеллы.

Тиберий, несмотря на явную незаконченность войны, остался доволен действиями Блеза и даже «милостиво дозволил воинам Блеза провозгласить его императором»[15]. Это была «старинная почесть, которую охваченное радостным порывом победоносное войско оказывало своему успешно закончившему войну полководцу»[15]. Причём «дозволение этого рода, данное Тиберием Блезу, было последним»[15]. Триумфальные отличия (так называемые ornamenta triumphalia, — право носить триумфальное одеяние по праздникам и размещение статуи среди статуй триумфаторов) были дарованы Блезу в 23 году[3][5]. Тиберий сказал, что дарует их ему в честь племянника, «а между тем деяния Блеза были и без того достойны этой награды»[15], — подчеркнул древний рассказчик.

Возможно, в последующем Юний Блез служил ещё в Испании, — но утверждение это остаётся спорным, поскольку соответствующее место у Веллея испорчено[3][12].

Самоубийство

В 31-м году н. э. Юний Блез был уже пожилым человеком, уважаемым и прославленным. Его триумфальная статуя, облачённая в белоснежную тогу с широкой пурпурной каймой и украшенная лавровым венком, стояла среди статуй других триумфаторов на Форуме. Его племянник, Сеян, уже несколько лет фактически руководил римским государством. Его сын (полный тёзка Юний Блез, консул-суффект в 28-м году) уже сам был сенатором. Год начался даже удачнее прошлых — Сеян был избран ординарным консулом вместе с самим Тиберием, сыновьям Блеза были обещаны высшие должности в жреческой курии; поговаривали, что Сеян вот-вот получит особую трибунскую магистратуру, какую имели лишь члены семьи императора…[16]

Всё рухнуло в один день, — утром 19 октября 31-го года н. э. Сеян, — всесильный префект претория, муж внучки Тиберия, — был арестован в Сенате и через несколько часов казнён; его труп выбросили на улицу, многочисленные статуи сбросили и разбили; за его детьми и ближайшими подручными началась открытая охота. Возможно, Квинт Юний Блез был убит во время этой трёхдневной кровавой вакханалии, разразившейся в Риме. Однако, косвенно о его добровольной смерти ввиду неизбежности преследования, говорит то, что свои «позорные обвинения» против него, согласно Тациту, Тиберий выразил, когда Блез был уже мёртв[6]. Также в пользу этой версии говорит тот факт, что дети Блеза, оба сенаторы, не пострадали по «делу Сеяна», а погибли позже, в 36-м году н. э., и что его внук, Юний Блез, правитель Лугдунской Галлии, был настолько богат, что вызвал зависть и страх у императора Вителлия и был отравлен по его приказу[17].

То есть, семья Юния Блеза после его смерти сохранила и своё положение, и своё имущество, что было бы маловероятно в случае официального обвинения в измене.

Примечания

  1. AE 1998, 366; CIL VI 20606; 25617; X 6639
  2. Тацит «Анналы», I, 16
  3. 1 2 3 Iunius 41 // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft (на нем. языке)
  4. Тацит «Анналы», III, 74
  5. 1 2 Сергеев И. П. Принцепс и императорская бюрократия // Государственные учреждения древних римлян: поздняя Республика и ранняя Империя: материалы к спецкурсу. — Харьков: ХНУ имени В. Н. Каразина, 2013. — С. 192. — 312 с. — ISBN 978-966-623-922-1.
  6. 1 2 Тацит «Анналы», V, 7
  7. Квинт Юний Блез // Римская генеалогия. — ancientrome.ru (электронный ресурс). — Проверено 02.05.2016.
  8. По этой линии Юний Блез приходился двоюродным дедом знаменитому юристу Кассию Лонгину и его брату Луцию, консулу 30-го года н. э., шурину Калигулы.
  9. 1 2 R. Syme, «The Augustan Aristocracy», 1989, Table XXIII
  10. Тацит «Анналы», III, 24
  11. William Smith Praefectus Praetorio // A Dictionary of Greek and Roman Antiquities. — John Murray, London, 1875 (на англ. языке)
  12. 1 2 Веллей Патеркул «Римская история», II, 125
  13. Это были VIII «Августов», IX «Испанский» и XV «Аполлонов».
  14. 1 2 3 4 5 Тацит «Анналы», I, 16-30
  15. 1 2 3 4 5 6 7 Тацит «Анналы». III 35, 58, 72—74
  16. Cassius Dio «Roman history», LVIII
  17. Тацит «История», I, 59

Литература

  • Rudolf Hanslik, Iunius II 4, Der Kleine Pauly (KlP). Band 2, 1967, Sp. 1557f.
  • R. Syme, «The Augustan Aristocracy», 1989