«Геймергейт» (англ. GamerGate) — длинная цепь скандалов в англоязычной прессе, начавшаяся в августе 2014 года с расследования коррупции в игровой журналистике. Впоследствии тема скандала очень быстро поменялась на обсуждение мизогинии и сексизма в культуре компьютерных игр. Название «GamerGate» построено аналогично другим названиям скандалов, заканчивающимся на «-gate», и получило популярность (первоначально в виде хештега #GamerGate) с подачи актёра Адама Болдуина[1][2].

Завязка скандала

Зои Куинн

Как считается[3], #GamerGate начался в середине августа 2014 г. с поста в блоге Эрона Гжони (англ. Eron Gjoni), разработчика игр. В нём он утверждал, что его бывшая девушка Зои Куинн (англ. Zoe Quinn) изменила ему с Натаном Грейсоном (англ. Nathan Grayson, журналист сайта о видеоиграх Kotaku), и ещё с несколькими представителями игровой журналистики — якобы для того, чтобы получить положительные критические отзывы о своей игре Depression Quest.

Сама Зои Куинн — независимый разработчик игр из Нью-Йорка (ныне живущая в Канаде), известная своим эксцентричным поведением (в частности, она увлекается модификациями тела, и даже имплантировала программируемый чип в свою руку[4]). Depression Quest[en] — первая игра её собственной разработки, распространяющаяся бесплатно через Steam начиная с февраля 2013 года. По словам самого разработчика, игра основана на её собственной истории борьбы с клинической депрессией[5]. Depression Quest получил в основном весьма положительные отзывы от профессиональных изданий[6][7][8][9][10], но резко отрицательные — от игроков[11].

Пост Эрона Гжони вскоре после публикации привлёк большой интерес пользователей 4chan и Reddit, в результате чего личные данные Зои Куинн были опубликованы в открытом доступе, её блог на Tumblr был взломан, а сама она получила массу угроз (в том числе ей угрожали убийством и изнасилованием). По её словам, из-за этих угроз ей пришлось сменить место жительства[12]. Эти угрозы привлекли к #GamerGate внимание крупных новостных изданий, феминистских организаций и людей, чувствительно относящихся к проявлениям тех или иных форм дискриминации, последних стали называть «воинами социальной справедливости» (social justice warriors)[13].

Вскоре после поста о Зои в американской видеоигровой прессе свою активность стали проявлять право-радикально настроенные игроки, резко выражающие свою отрицательную позицию в отношении феминизма, ЛГБТ и иных форм политкорректности, они стали оставлять комментарии оскорбительного характера и с призывами к физической расправе над определёнными группами людей. Хотя количество таких игроков было относительно невелико, они стали поводом для многочисленных публикаций с критикой игрового сообщества в целом, которое обвинили в создании среды нетерпимости и женоненавистничества[14]. В свою очередь многие игроки, особенно не знавшие о скандале до того, как они увидели эти статьи, восприняли критику как атаку на геймерскую культуру и обвинили журналистов в неэтичном поведении по отношению к своей аудитории. Сторонники терпимости же восприняли реакцию игроков как нежелание признавать проблемы нетерпимости внутри игрового сообщества. Данные события послужили катализатором основного конфликта[14].

Сторонники #GamerGate стали обвинять журналистов и критиков в неэтичном поведении и настраивании своей аудитории против игрового сообществ в целом, хотя проблема заключалась в небольшой группе радикально настроенных игроков[15][16]. Игроки стали обращать внимание на то, что критики оставляли завышенные оценки играм, в той или иной степени затрагивающим социальные темы и несправедливость, одновременно занижая оценки играм с ценником AAA[17][18][19]. Многие издания отвергли претензии сторонников #GamerGate, посчитав их необоснованными[20][21][22][23][24]. Журналисты заметили, что сторонники #GamerGate вместо того, чтобы конструктивно обсуждать имеющиеся в игровом сообществе этические проблемы, отрицают любые мнения, которые расходятся с традиционными ценностями игрового сообщества[25][26][27][28]. Например, по результатам опроса Pew Research Center в 2015 году, было выявлено, что сообщества сетевых игр являются самыми враждебными по отношению к женщинам в интернете, где 44 % опрошенных признали, что к мужчинам там относятся дружелюбнее, чем к женщинам. Это вступает в резкий контраст с остальными неигровыми сайтами и площадками для общения, где меньшую дружелюбность к женщинам отмечали не более 14 % опрошенных[29].

Другая часть журналистов заметила, что у сторонников #GamerGate был потенциал поднять дискуссию вокруг значительных проблем в игровой журналистике и существовании в ней коррупции. Тем не менее, из-за того, что на стороне #GamerGate было множество троллей, рассылающих женщинам-разработчикам и женщинам-критикам сообщения с оскорблениями и угрозами расправы, они дискредитировали умеренных сторонников #GamerGate, предлагающих обоснованную и конструктивную критику и готовых идти на диалог. Журналисты же, пользуясь ситуацией, отказывались вступать в дискуссии с любыми сторонниками, признавая их по умолчанию не объективными[30][31][32].

«Social justice warriors»

Термин «Social justice warrior» или просто «SJW» появился в качестве интернет-мема задолго до начала #GamerGate[33], но начал употребляться в прессе именно благодаря этому скандалу. В основном под «SJW» понимаются блогеры (преимущественно использующие Tumblr), воспитанные в культуре политкорректности и феминизма третьей волны[34][неавторитетный источник?], и считающие, что борьба с социальной несправедливостью сводится к борьбе с явной или неявной дискриминацией тех или иных групп людей. Основные идеи:

  • Политика идентичности (англ. Identity politics). По сравнению со временами Маркса, когда под борьбой с социальной несправедливостью понималась в первую очередь классовая борьба, в современных странах «первого мира» значительно возросла социальная мобильность и уменьшился разрыв между бедными и богатыми[источник не указан 90 дней]. Как результат — на первый план вышли не классовые различия, а те признаки, которые сложно или практически невозможно поменять (цвет кожи, пол, сексуальная ориентация и т. п.). Политика, направленная на защиту прав таких групп, и стала называться политикой идентичности[35]. О том, как определить степень, в которой та или иная группа подвергается угнетению, речь пойдёт в следующем пункте:
  • Теория привилегий (англ. Privilege theory). Согласно этой теории, даже если какая-либо социальная группа не подвергается дискриминации официально, она всё равно может страдать от отсутствия «привилегий», которые имеются у других социальных групп. Для подсчёта уровня привилегий для какой-либо социальной группы составляются списки подобных ситуаций, в которых члены этой группы могут подвергнуться предвзятому отношению (или наоборот, извлечь пользу) из-за принадлежности к этой группе. Пропоненты этой теории считают, что «привилегии» достаются их обладателям незаслуженно, и более «привилегированные» группы населения должны так или иначе компенсировать их менее «привилегированным». В наиболее радикальной интерпретации представители «привилегированных» групп населения вообще не имеют права на какую бы то ни было критику в адрес «маргинализованных»/«непривилегированных».
  • Интерсекциональность (англ. Intersectionality) — убеждение в том, что различные формы угнетения тех или иных групп не существуют сами по себе, но пересекаются и поддерживают друг друга.

Термин «social justice warrior» — пейоратив и несёт пренебрежительный характер[36][37][38], и обычно сторонники перечисленных выше идей сами себя так не называют, хотя есть исключения[39][40].

Дальнейшее развитие событий

Анита Саркисян

Следующей целью активистов #GamerGate оказалась Анита Саркисян — известный блогер и феминистка, осудившая кампанию травли Зои Куинн. Она также получала аналогичные угрозы, хотя это началось ещё до геймергейта, после запуска её личного ток-шоу Feminist Frequency. Связано это с тем, что она резко критиковала роль женских персонажей в компьютерных играх, считая их чрезмерно сексуализированными, и в целом выполняющими только роль декораций — что, по её мнению, унизительно для женщин. Часть геймерского сообщества отреагировала на её заявления с возмущением, в том числе и потому, что Саркисян, по её собственным заявлениям, не играет в видеоигры и не разбирается в них. По сути, она построила всю свою карьеру на осуждении устоев игрового сообщества с позиции стороннего наблюдателя[3] и даже смогла собрать 158 тысяч долларов на выпуск пяти эпизодов своего шоу (при необходимых 6 тысячах).

Брианна Ву

Кроме того, значительное количество угроз получила Брианна Ву (Brianna Wu), соосновательница студии разработки инди-игр Giant Spacekat и жена известного иллюстратора Фрэнка Ву, активно выступавшая на стороне Зои Куинн в Twitter[41]. В результате этих событий она приняла решение основать фонд правовой защиты женщин, считающих себя пострадавшими от #GamerGate[42], а также назначила награду в 11000$ за предоставление информации, необходимой для уголовного преследования авторов вышеупомянутых угроз[43].

Угрозы поступали также и в адрес сторонников #GamerGate; так, в частности, Стивен Уильямс, более известный в Twitter и на Youtube как «Boogie2988», утверждает, что получал угрозы убийством как в свой адрес, так и в адрес своей жены[44]. В мае 2015 года в полицию Вашингтона поступили сведения о бомбе, заложенной в ресторане, где была запланирована встреча сторонников #Gamergate (в том числе Кристины Хофф Соммерс и Майло Яннопулоса), впоследствии оказавшиеся ложными[45].

Практически вся мейнстримная пресса встала на сторону противников #GamerGate, особенно резко осуждая угрозы, поступившие в адрес Куинн, Саркисян и других участников скандала. Та часть репортёров, которую сторонники #GamerGate считают принадлежащими к числу «social justice warriors», считают, что вся кампания — не более чем попытка привилегированных белых мужчин навязать своё мнение всему геймерскому сообществу и добиться полного удаления феминистических идей из культуры компьютерных игр. В ответ на это сторонники #GamerGate из числа женщин и расовых меньшинств запустили новый хештег #notyourshield, под которым осуждали попытки SJW использовать их в качестве «щита» против критики своих идей. По утверждениям противников #GamerGate, аккаунты, принявшие участие в кампании #notyourshield, на самом деле не принадлежат женщинам или представителям каких-либо меньшинств, а были сфабрикованы пользователями 4chan[46][47]. Ряд веб-сайтов стали массово удалять комментарии и учётные записи сторонников #GamerGate[48][49]. В свою очередь противники #GamerGate стали всё активнее атаковать само сообщество 4chan. Вскоре Кристофер Пул, основатель 4chan запретил все обсуждения на сайте, связанные с gamergate. В результате сторонники перенесли свою активность на сайт 8chan[50][51]. По примерным оценкам издательства Deadspin, количество активных сторонников gamergate оценивается в 10,000 человек и именно они являются основными распространителями хештега #GamerGate[26]. Многие из участников также создавали поддельные аккаунты в Twitter, выдавая себя за вымышленных людей, поддерживающих #GamerGate[52].

Кроме того, в начале скандала сторонники #Gamergate организовали на 4chan кампанию по сбору средств в поддержку организации The Fine Young Capitalists (TFYC), занимающейся поддержкой независимых инициатив в медиа-индустрии (в том числе разработки видеоигр) с позиций феминизма. TFYC до этого вступали в конфликт с Зои Куинн из-за её критики в адрес организованного TFYC конкурса разработчиц видеоигр. В целом было собрано около 5000$, после чего аккаунт TFYC на Indiegogo был взломан, и кампания была закрыта. Издание Vice отмечает, что, по мнению некоторых комментаторов на 4chan, эта кампания должна была усилить PR-позиции сторонников #GamerGate[53].