Вяземская оборонительная операция 1941 года
Основной конфликт: Битва за Москву
Окружение сил Западного и Резервного фронтов в октябре 1941 года (Вяземский «котёл»)
Окружение сил Западного и Резервного фронтов в октябре 1941 года
(Вяземский «котёл»)
Дата 2—13 октября 1941
Итог Оперативная победа Германии, окружение и разгром Западного и Резервного фронтов
Противники

Нацистская Германия Германия

 СССР

Командующие

Ф. фон Бок

И. С. Конев
С. М. Будённый
Г. К. Жуков (с 10 октября)

Силы сторон

45 дивизий

71 дивизия и 7 бригад

Потери

по немецким источникам 305 253 чел. (Б. Мюллер-Гиллебранд)

более 380 тыс. убитыми и ранеными, более 600 тыс. пленными

Вя́земская опера́ция (2—13 октября 1941 года) — оборонительная операция Западного (командующий — Иван Конев, с 10 октября — Георгий Жуков) и Резервного (командующий — Семён Будённый, с 8 октября — Жуков) фронтов в Великой Отечественной войне, проведённая в начальный период битвы под Москвой. Операция проводилась одновременно с Орловско-Брянской операцией в качестве общего противодействия начавшемуся наступлению немецких войск на Москву в рамках операции «Тайфун». Закончилась катастрофическим поражением Красной Армии. Перед Москвой не осталось войск, а в самой столице началась массовая паника, продолжавшаяся несколько дней.

Силам немецкой группы армий «Центр» удалось прорвать оборону советских войск и окружить западнее Вязьмы четыре армии в составе тридцати семи стрелковых дивизий, девяти танковых бригад, тридцати одного артиллерийского полка РГК. Потери убитыми и ранеными Красной Армии превысили 380 тысяч человек; в плен попало свыше 600 тыс. человек[1]. Всего безвозвратные потери составили более 1 млн человек. Дорога на Москву была открыта. Советское командование приняло экстренные меры по укреплению можайской линии обороны и восстановлению нарушенного фронта, бросив против немецких танковых дивизий плохо вооружённых ополченцев и курсантов военных училищ.

Обстановка на западном направлении

Проведя во второй половине сентября 1941 года крупную перегруппировку войск, немецкое командование сосредоточило на западном направлении основные силы, рассчитывая разгромом наиболее сильной группировки советских войск достичь целей осенней кампании и благоприятного для себя исхода войны в целом. Наступательная операция на московском направлении получила условное наименование «Тайфун». Предусматривалось силами группы армий «Центр» нанести удары по трём направлениям, расчленить фронт обороны советских войск, окружить и уничтожить войска Западного и Брянского фронтов в районах Вязьмы и Брянска, не допустив их отхода к Москве, а затем разгромить обороняющиеся на ближних подступах к городу советские войска и овладеть столицей СССР.

Планы сторон

Операция «Тайфун»

Немецкое командование, планируя наступление против войск Западного фронта в рамках операции «Тайфун», предполагало нанесением сильных ударов из районов Духовщины и Рославля в общем направлении на Вязьму прорвать оборону советских войск, окружить и уничтожить их в районе Вязьмы, затем развить наступление на Москву[2]. Для достижения данной цели были задействованы основные силы группы армий «Центр». Сосредоточенная в районе Духовщины 9-я армия с подчинённой ей 3-й танковой группой имела задачу выйти на рубеж Вязьма, Ржев, охватывая Вязьму с севера и востока. Сосредоточенная в районе Рославля 4-я армия с подчинённой ей 4-й танковой группой имела задачу, наступая вдоль Варшавского шоссе с выходом к Спас-Деменску, повернуть на север, в сторону Вязьмы, с целью окружения основных сил Западного фронта.

К началу операции противник ввёл в заблуждение командование советских фронтов относительно направления главных ударов и, произведя перегруппировку, создал численное превосходство на избранных направлениях, в том числе на Духовщинском: в людях — в 3 раза, в танках — в 1,7, в орудиях и миномётах — в 3,8 раза; на Рославльском: в людях — в 3,2 раза, в танках — в 8,5 раза[2], в орудиях и миномётах — в 8,5 раза.

Командование Западным фронтом, ожидая переход противника в наступление, сосредоточило основные усилия вдоль дороги Смоленск — Вязьма на стыке 16-й и 19-й армий, что впоследствии не оправдалось, так как противник нанёс удары севернее и южнее.

Состав и оперативное построение сторон

СССР

В составе Западного фронта к 1 октября 1941 года имелось шесть армий (16-я, 19-я, 20-я, 22-я, 29-я, 30-я), 32 стрелковых, две мотострелковые (101-я и 107-я) и три кавалерийские дивизии, четыре укрепрайона, пять танковых (126-я, 127-я, 128-я, 143-я и 147-я) и одна механизированная бригада. Всего — 320 тысяч человек, 475 танков, 2253 орудия, 733 миномёта и 272 самолёта.

Войска фронта занимали оборону по рубежу восточнее Андреаполя, восточнее Ярцева, западнее Ельни общей протяженностью до 340 км[2], имея оперативное построение в один эшелон. Во фронтовом резерве находились две кавалерийские дивизии, одна мотострелковая дивизия (101-я) и четыре танковые бригады (126-я, 128-я, 143-я и 147-я), ряд других частей. Оперативная плотность войск первого эшелона Западного фронта составляла: на одну дивизию — 15 км, на 1 км фронта: танков — 1,6, орудий и миномётов — 7,5, орудий противотанковой обороны — 1,5.

В составе Резервного фронта имелось шесть армий (24-я, 31-я, 32-я, 33-я, 43-я и 49-я), 16 стрелковых, 12 дивизий народного ополчения, четыре танковые дивизии, две кавалерийские дивизии, один укрепрайон, одна танковая бригада. Оперативное построение фронта — в два эшелона. Двумя армиями (24-й и 43-й) фронт занимал оборону в первой полосе обороны Западного фронта на рославльском направлении на рубеже по реке Десне от района западнее Ельни до железной дороги Рославль — Киров в полосе шириной до 100 км. Остальные силы Резервного фронта (31-я, 49-я, 32-я армии) занимали оборону в тылу Западного фронта на рубеже Селижарово — Оленино — Дорогобуж в полосе 220 км в 50—80 км восточнее переднего края первой полосы обороны. Тридцать третья армия составляла резерв фронта, находясь в районе Спас-Деменска за 24-й и 43-й армиями. Оперативная плотность войск Резервного фронта составляла: на одну стрелковую дивизию — 11,2 км фронта, на 1 км фронта: танков — 0,9, орудий и миномётов — 6,7, орудий противотанковой обороны — 1,9.

Оборона советских войск обоих фронтов носила очаговый характер, была неглубокой (15—20 км) и слабо подготовленной в инженерном отношении[2].

Германия

В составе немецких 9-й армии и 3-й танковой группы имелось три танковых, две моторизованных и 18 пехотных дивизий. Оперативное построение — в один эшелон, что позволило достичь высокой плотности войск — одна дивизия на 3,2 км.

В составе немецких 4-й армии и 4-й танковой группы имелось пять танковых, две моторизованных и 15 пехотных дивизий. Оперативное построение — в два эшелона. На направлении главного удара шириной в 56 км были сосредоточены все танковые и моторизованная дивизия, 10 пехотных дивизий, что позволило и на этом направлении достичь высокой плотности войск — одна дивизия на 3,3 км.

Ход операции

Воины 20-й армии ведут бой западнее Дорогобужа. 1 сентября 1941

Утром 2 октября 1941 года основные силы группы армий «Центр» перешли в наступление на направлениях главных ударов Духовщина, Вязьма — силами 9-й армии с 3-й танковой группой по всему фронту 30-й армии и на участке 244-й сд 19-й армии Западного фронта, Рославль, Вязьма — силами 4-й армии с 4-й танковой группой в полосе обороны 43-й армии Резервного фронта. В первый же день операции противнику удалось прорвать оборону советских войск на духовщинском и рославльском направлениях и вклиниться на глубину от 15 до 30 км. К исходу дня дивизии 4-й танковой группы нанесли удар по второму эшелону Резервного фронта — 33-й армии. Немецкая авиация нанесла два воздушных удара по штабу Западного фронта, что привело к частичной потере управления войсками.

3 октября глубина продвижения немецких войск в полосе Западного фронта составила до 50 км, Резервного — до 80 км. Командованием Западного фронта для ликвидации прорыва противника в полосе 30-й армии была создана оперативная группа Болдина (152-я стрелковая дивизия, 101-я мотострелковая дивизия, 126-я, 128-я, 143-я и 147-я танковые бригады, 10-й гвардейский миномётный полк). Контрудар, нанесённый 3—5 октября в районе Холм-Жирковский по наступающим соединениям немецкой 3-й танковой группы (41-й и 56-й моторизованные корпуса), был отражён и требуемых результатов не достиг.

4 октября на рославльском направлении немецкая 4-я армия с 4-й танковой группой, тесня соединения и части 43-й и 33-й армии Резервного фронта, вышли на рубеж Ельня — Спас-Деменск — Мосальск. К исходу 4 октября противник глубоко охватил группировку из 19-й, 16-й, 20-й армий Западного фронта и 32-й, 24-й и 43-й армий Резервного фронта. Создалась реальная угроза выхода танковых частей противника в район Вязьмы с севера и юга.

5 октября Ставка Верховного Главнокомандования утвердила решение командующего войсками Западного фронта об отводе войск на Ржевско-Вяземский оборонительный рубеж[2], переподчинив 31-ю и 32-ю армии Западному фронту.

6 октября советским командованием был отдан приказ об отходе. Однако отвод войск в условиях ожесточённых боёв и частичной потери управления осуществить не удалось. Успело отойти управление 16-й армии, передавшее войска 20-й и 19-й армиям, с задачей организации обороны в районе Вязьмы.

7 октября противник силами 56-го моторизованного корпуса 3-й танковой группы с севера, 46-го и 40-го моторизованных корпусов 4-й танковой группы с юга и востока прорвался к Вязьме и окружил значительные силы из состава 19-й, 20-й, 24-й, 32-й армий и группы Болдина, образовав так называемый Вяземский котёл. Но кроме него, в отдельных «котлах» рядом с ним оказались соединения и некоторых других армий. Например, в районе между городами Белый и Ржев оказались окружены 6 стрелковых дивизий из состава 22-й, 30-й и 31-й армий, в районе между Спас-Деменском и Юхновом — части 43-й армии. В окружении оказались управления 4-х армий, 37 дивизий (35 стрелковых и дивизий народного ополчения, 1 мотострелковая дивизия, 45-я кавалерийская дивизия), 9 танковых бригад (126-я, 128-я, 144-я, 145-я, 146-я, 147-я, 148-я), 31 артиллерийский полк РГК, большое количество отдельных частей.[3]

Окружённые войска вели в районе Вязьмы упорные бои до 13 октября, сковав значительные силы противника — не менее 28 немецких дивизий. Попытка объединить их усилия под единым командованием генерала М. Ф. Лукина и единым кулаком пробить фронт окружения изнутри не удалась ввиду отсутствия связи. Немцы сумели разрезать окруженные войска на несколько более мелких котлов и уничтожали их поодиночке.[4] Часть окруженных войск, 12 октября прорвав фронт окружения, с боями вышла на Можайскую линию обороны. В общей сложности, прорвались к своим остатки 16-ти дивизий, численностью от 500 до 2000 человек каждая. Из остальных окруженных дивизий прорывались только мелкие разрозненные группы и отдельные бойцы.

Правое крыло Западного фронта (22-я, 29-я и 31-я армии) к 10 октября заняло рубеж Осташков — Ельцы — Сычёвка, передав на Можайскую линию обороны семь дивизий. 10 октября войска Западного и Резервного фронтов, не попавшие в окружение, были объединены в один Западный фронт под руководством вновь назначенного командующего Жукова Г. К.[2]

Героическое сопротивление окружённых войск позволило советскому командованию восстановить оборону на московском направлении. Сначала Жуков перекрывал оставишимися в его распоряжении силами и спешно подходящими резервами основные дороги, ведущие к Москве, а к концу октября был восстановлен сплошной фронт обороны.

Итоги операции

Войска вермахта прорвали фронт обороны Красной армии на всю оперативную глубину и, уничтожив часть войск Западного и Резервного фронтов, подошли к Можайской линии обороны Москвы, создав условия для дальнейшего наступления на Москву.

Потери

Вопрос о потерях советских войск в Вяземской катастрофе до сих пор остаётся дискуссионным. Точных данных нет.

По немецким данным, потери только пленными в двух «котлах» под Брянском и Ельней составили более 600 тысяч человек[5].

Некоторые отечественные исследователи и журналисты называют ещё большие цифры, так по мнению автора «Новой газеты» Н. Ивановой-Гладильщиковой, в плен попали около 688 тысяч советских бойцов и командиров, из окружения удалось вырваться лишь примерно 85 тысячам человек[6]. В том же издании другой автор, П. Гутионтов, приводил следующие оценки: убитые и умершие от ран — 200—275 тысяч человек; санитарные потери — 120—150 тысяч человек; пленные и пропавшие без вести — 450—500 тысяч человек, а общие потери Западного, Резервного фронтов, полевых строительств Западного управления ГУБОПР и других гражданских наркоматов он оценивает в 770—925 тыс. чел[7].

По данным Г. Ф. Кривошеева, потери советских войск в Московской стратегической оборонительной операции (30.09.1941—5.12.1941) составили 514 338 человек безвозвратные и 143 941 человек — санитарные, соответственно, потери в Вяземском котле с учетом кровопролитности последующих боёв должны быть намного меньше этих цифр[8].

С цифрами потерь в этой работе не согласен исследователь Л. Н. Лопуховский, много занимавшийся исследованием оборонительных сражений 1941 года. По его сведениям, войска Западного и резервного фронтов за период с 28 сентября по 18 октября 1941 года понесли общие потери около 780 000 человек, из них количество захваченных противником в плен составило 527 тысяч человек.[9]

Большие потери понёс и советский генералитет в этом сражении. Оказались в плену тяжелораненый командующий 19-й армией генерал-лейтенант М. Ф. Лукин, командующий 32-й армией генерал-майор С. В. Вишневский, командующий 20-й армией генерал-лейтенант Ф. А. Ершаков, начальник артиллерии 20-й армии генерал-майор И. П. Прохоров, начальник штаба 19 армии генерал-майор В. Ф. Малышкин, начальник артиллерии 24-й армии генерал-майор артиллерии[[]] С. А. Мошенин корпусной комиссар Ф. А. Семеновский (в день пленения расстрелян гитлеровцами как комиссар), бригвоенюрист И. А. Ваганов.

Погибли в бою командующий 24-й армией генерал-майор К. И. Ракутин, командиры дивизий генерал-майоры Л. И. Котельников, Я. Г. Котельников, Б. Д. Бобров, дивизионный комиссар И. П. Шекланов, комбриг Д. П. Скрипников, бригадные комиссары П. Ф. Афиногенов, А. Н. Антропов, Г. М. Зубов, В. Я. Михайлов, Л. П. Погодин, . Пропали без вести генерал-майоры Т. К. Силкин, дивизионный комиссар А. Н. Шустин, бригадные комиссары Б. А. Алексеев, К. Н. Березкин, В. Г. Ванеев, П. Н. Иванов, В. Н. Кафанов, бригвоенюристы Н. М. Гарбузов, Я. П. Серпуховитин.

Немецкие потери были несопоставимы с советскими (по оценке Л. Н. Лопуховского — общие потери оказались меньше в 7 раз), но немецкое командование оценивало их как значительные. В частях группы армий «Центр» за первую половину октября были выведены из строя около 500 танков. Были убиты командиры полков полковники Ханс Дауберт (497 пп 267 пд) и Хорст фон Вольф (478 пп 258 пд), а полковник Эрнст Шрёдер (командир 254 пп 110 пд) получил тяжелое ранение и умер в госпитале (все трое посмертно произведены в генерал-майоры).

Захоронения советских военнопленных

Советские воины и добровольцы-ополченцы из Москвы, попавшие в плен в ходе операции, содержались в немецком пересыльном лагере дулаг № 184 в Вязьме[10]. Смертность в лагере доходила до 300 человек в день.

На территории лагеря находились 40 рвов размером 4×100 метров, в которых захоронено, по разным данным, от 70 до 80 тысяч человек. По состоянию на 2009 год на захоронениях погибших размещаются огороды, гаражи, машиностроительное предприятие и местный мясокомбинат, в здании которого лагерь и располагался[11]. Братские могилы десятков тысяч погибших, расположенные на территории предприятия «Вяземский мясокомбинат», по состоянию на июль 2009 год, никак не обозначены[12].

Исторические исследования

Одним из наиболее авторитетных отечественных исследований хода и деталей Вяземской операции 1941 года в настоящее время может считаться труд отставного военного, профессора Академии военных наук РФ, члена Союза журналистов России Льва Лопуховского. Автор в течение сорока лет собирал документальные свидетельства об этом трагическом периоде Великой Отечественной войны, пытаясь выяснить подробности гибели своего отца, полковника Николая Ильича Лопуховского, командира 120-го гаубичного артиллерийского полка, числящегося пропавшим без вести 30 ноября 1941. Результатом этих изысканий стал фундаментальный труд с многочисленными схемами хода боевых действий, изданный в авторской редакции в 2007 году[13].

Память

22 июня 2005 года вблизи села Богородицкого в Вяземском районе был открыт Мемориальный комплекс «Богородицкое поле»; входит в состав Государственного музея-заповедника «Хмелита»[14].

См. также