Пушка большого наряда (осадной артиллерии). Гравюра из альбома Э. Пальмквиста. 1674 г.
Пушка на санях, датированная 1758 г. Музей Вооружённых Сил Норвегии в Осло.
Русско-Германский фронт, русское противоаэропланное орудие, 1916 год (76-мм дивизионная пушка образца 1902 года).
Русская артиллерия на марше, 1917 год.
«Артиллерия — бог войны!». Фото времен Великой Отечественной войны.

Артиллерия (фр. artillerie, от старофранц. atillier — приготовлять, снаряжать[1]):

  1. род войск, основным вооружением которого являются артиллерийские орудия — огнестрельное оружие относительно крупного калибра: пушки, гаубицы, миномёты и т. п.;
  2. совокупность предметов артиллерийского вооружения;
  3. научная дисциплина, изучающая технику и тактику применения артиллерийского вооружения.

Артиллерия — один из трёх старейших родов войск, основная ударная сила сухопутных войск современных Вооружённых Сил. Артиллерия имеет многообразную классификацию по своему боевому предназначению, типам систем вооружения и организационно-штатной структуре. Артиллерия калибра 105 мм и крупнее имеет возможность применять химические и биологические боеприпасы, а начиная с калибра 152—155 мм способна применять тактические ядерные боеприпасы. Включает пушки, гаубицы, миномёты, безоткатные орудия, боевые машины, противотанковых управляемых снарядов и реактивную артиллерию; артиллерийские и стрелковые боеприпасы; средства передвижения артиллерии — колесные и гусеничные тягачи и другие; приборы управления огнём; средства разведки и обеспечения стрельбы; все виды стрелкового оружия, гранатомёты.

Кроме того, название «артиллерия» используется для обозначения рода войск, а также науки об устройстве, проектировании, производстве и эксплуатации артиллерийского вооружения, его боевых свойствах, способах стрельбы и боевого применения.

Раннее название на Руси:

  • артиллерии — «Огнестрельный наряд» («Наряд») или «Огнестрельный снаряд» («Снаряд»);
  • артиллерийских войск — «Тура»[2].

Артиллерия

Слово используется в русском языке с 1695 года; до того чаще всего употреблялось слово «наряд». Существует несколько вариантов происхождения слова:

  • от латинских слов arcus (лук) и tellum (стрела) или ars (искусство) и tollendi (метание)[источник не указан 2648 дней].
  • от итальянских arte (искусство) и tirare (стрелять). Приписывается теоретику артиллерии Никколо Тарталье (1500—1557).
  • от старофранцузского atellier, что значит располагать, устанавливать, и attillement — военная техника.

История

Кувшинообразная рибальда. Реконструкция по изображению на книжной миниатюре XIV века.
Бомбарда из замка Алькасар в Сеговии. Первая пол. XV в.
Бомбарда «Монс Мэг» (Mons Meg) из Эдинбургского замка. Бургундия, 1449 г.
Многоствольные рибадекины в битве на Беверхоутсфельд (Осиновых полях) под Брюгге 3 мая 1382 г. Миниатюра из «Хроник Фруассара».
Дарданелльская пушка — аналог «Базили́ки», отлитый в 1464 г. и ныне хранящийся в форте Нельсон (англ.) (Гэмпшир).

Первые орудия

Лагерь Сигизмунда I во время свадьбы с Марией Анжуйской (1385). Миниатюра из «Хроник Фруассара».
Пушка на лафете. Иллюстрация Бартоломеуса Фрейслебена из «Арсенальной книги» императора Максимилиана I. 1502 г.

Огнестрельное артиллерийское оружие распространилось на рубеже XII — XIII веков. В Европе оно впервые появилось у испанцев, заимствовавших его у мавров и арабов.

Арабы издавна применяли модфы, или мадфы — «огненные трубы», закрытые с одной стороны, стрелявшие круглыми пулями, называвшимися бондок, то есть «орех».

На море огнестрельное оружие впервые применили в 1200 году арагонцы против флота Анжу. Это были т. н. «громовые трубки» (итал. cannuncole). В 1281 году в хронике «Cronache forlivesi» уже говорится о бомбарде, а в 1304 году появляется сообщение о казнозарядных однофунтовых орудиях (итал. springarda), применявшихся на судах генуэзского адмирала Раниеро Гримальди, который находился на службе у французского короля[3].

Первые достоверные сведения об использовании артиллерийских орудий на суше относятся к 13261328 годам[4]. В 1331 году огнестрельные орудия, именуемые «вазами», использовались уже при осаде фриульского города Чивидале, а в 1333 году в сообщениях об осаде английской крепости Бервик упоминаются бомбарды. Во Франции артиллерия впервые упоминается под 1338 годом, а в 1341 году город Лилль имел уже своего «мастера громовых дел» (maistre de tonnoire)[5].

В битве при Креси 1346 года, согласно отчётам «Личного Гардероба» короля Англии, использовались рибальды (ribaldis) — маленькие кувшинообразные пушки, отлитые из металла и стрелявшие стрелами типа арбалетных болтов[6].

Орудийные стволы первых орудий, стрелявших каменными ядрами, бомбард, подобно арабским модфам, ковались из железа, полосы которого сваривались в трубку. Однако изготовление таких стволов представляло немалые трудности. Поэтому железо применялось для изготовления только орудий небольшого калибра.

К середине XIV столетия артиллерия в Европе становится достаточно известной. Французский философ Жан Буридан в «Вопросах к книгам "Метеорологии" Аристотеля» сообщает: «Сила действия этого газа проявляется в сих устройствах, называемых пушками (canalibus), из которых посредством газа, порожденного щепоткой пороха, испускают большие стрелы либо свинцовые ядра с такой силой, что никакой доспех не может им противостоять.»[7] Франческо Петрарка в 1350-х годах пишет: «Эти инструменты, которые выбрасывают металлические ядра со страшным грохотом и вспышками огня, еще несколько лет назад были очень редкими, на них взирали с величайшим изумлением и восхищением, но сейчас они стали обычными и знакомыми, как любые другие виды оружия. Человеческий ум быстр и изобретателен, когда речь идет об изучении самых страшных из искусств...»[8]

Однако первая огнестрельная артиллерия была далеко не совершенна и уступала по дальнобойности метательным машинам, бросавшим каменные снаряды силой закрученных сухожилий (баллисты) или же с помощью резкого броска, подобно праще (фрондиболы, требуше).

Помимо этого, применявшийся первоначально дымный черный порох сгорал недостаточно быстро. Поэтому долгое время, в течение примерно трёх столетий, новое оружие в полевых боях применялось наравне с торсионными метательными машинами типа требушетов. Французский историк-медиевист Филип Контамин указывает, что применение осадных метательных машин упоминается в документах еще в 1460 году[9].

Только к концу XV века, в связи с распространением более доступного и качественного пороха, который начали зернить еще в 1430-е годы[10], окончательно утвердилось господство огнестрельного оружия.

По свидетельству Оливье Ламарша, герцог Бургундии Карл Смелый (ум. 1477) располагал парком в 300 орудий, у короля Франции Карла VIII в 1489 году имелось около 150 орудий, сведенных в 5 артиллерийских дивизионов, а в «артиллерийских домах» императора Священной Римской империи Максимилиана I в Инсбруке в 1500 году хранилось 280 орудий[11].

Первое время артиллерией пользовались почти исключительно в позиционной войне, то есть при осадах крепостей, городов, укрепленных замков, где от орудий не требовалось особой подвижности. Подобные орудия доставлялись на позицию с большими трудностями. Некоторые пушки надо было тащить на семидесяти парах волов. Занятую позицию быстро менять было невозможно. При вылазках осажденным часто доставалась в руки артиллерия осаждающих, которая иногда не успевала сделать ни одного выстрела. Производство выстрелов проходило чрезвычайно сложно и медленно. Например, при осаде итальянского города Пизы в 1370 году осаждающие имели одно тяжелое орудие; для заряжения и выстрела из него требовались целые сутки. В связи с этим, ещё в 40-е годы XIV века стали применяться многоствольные орудия — рибадекины (фр. ribaudequin).

Пушка на лафете с кремальерами. Фрагмент картины «Битва под Оршей». 1520—1534 гг. Национальный музей (Варшава).

Во второй пол. XV века появляются примитивные подъемные механизмы, кремальеры — устройства вертикального наведения, в виде деревянных, окованных железом коромысел, между которыми передвигался ствол орудия, или изогнутых металлических пластин, по которым перемещался хвостовик лафета.

Бронзовая пушка индийской работы, использованная Британской Ост-Индской компанией при подавлении восстания сипаев (1857-1859).

Огромное значение подвижности артиллерии впервые проявилось на грани XV и XVI столетий. В 1494 году, во время войны за неаполитанское наследство, французскому королю Карлу VIII удалось перебросить в Италию с тридцатитысячной армией через горные проходы Альп и Аппенин до тысячи орудий. По свидетельству современника — историка Паоло Джовио, артиллерия Карла VIII производила потрясающее впечатление на врагов своей боевой готовностью, а главное — подвижностью. Быстрота передвижения артиллерии даже по пересеченной местности была для того времени поразительной.

До середины XVI века основным материалом для изготовления артиллерийских орудий всех типов была бронза. Этот сплав меди с оловом легко поддавался отливке в любые формы. Несмотря на то, что медь поступала в основном из Венгрии, Тироля, Саксонии и Богемии, а олово — из Англии, Испании и Германии, литье бронзовых орудий производилось повсеместно, поскольку им нередко занимались ремесленники, отливавшие также и колокола[12].

Первые бронзовые орудия стреляли каменными сплошными шаровыми ядрами, скрепленными для прочности железными обручами. Помимо этого употреблялись и свинцовые ядра, а с конца XIV века — чугунные. Введение чугунных сплошных ядер, вместо каменных, произвело переворот в конструкции орудий: стволы начали делать более узкими, но зато длиннее; орудия стали более дальнобойными. Чугунные ядра можно было делать меньше каменных, сохраняя в то же время их прежний вес. Это позволило уменьшить внутренний диаметр орудийного ствола и увеличить длину орудия[13].

XVI—XIX века

48-фунтовое орудие времен Парагвайской войны в битве при Курупайти (1866). Картина Кандидо Лопеса[en].

Выделка и употребление орудий в прежние времена составляли специальность особого цеха, состоявшего из оружейных мастеров (констеблей) и их помощников. Народные правители и города временно нанимали их к себе на службу и снабжали обширными привилегиями. Таким образом, артиллеристы вовсе не были солдатами, и полководец имел на них лишь весьма ограниченное влияние. Орудийный цех окружал себя покровом таинственности, которому как нельзя лучше содействовало царившее тогда суеверие, и работал лишь в сообществе своих цеховых помощников. Такое положение дел являлось очень важной помехой в употреблении новых боевых средств.

Вследствие этого более прозорливые государи начали стараться о том, чтобы освободить артиллерию из рук цеха и забрать этот новый род оружия в свои собственные руки. Первою попыткою в этом направлении было учреждение артиллерийских училищ венецианцами (1506 год) и Карлом V (1513 год, в Бургосе); но гораздо более решительный шаг сделан был шведским королём Густавом Адольфом. Орудия свои он прямо распределил по пехотным частям, прислугою служили мушкетёры; эти орудия облегчены были настолько, что могли следовать за движениями войск. Шведские полковые орудия, скоро принятые и в других армиях, явились до известной степени основанием артиллерии как рода оружия, освобождённого от цеховых оков, и началом способной к маневрированию полевой артиллерией.

Учреждение постоянных армий существенно содействовало приданию артиллерии чисто военного характера. Во 2-й половине XVII века являются уже артиллерийские полки, начало которым положено во Франции, где Людовик XIV ещё в 1671 году учредил «Королевско-артиллерийский полк». Дальнейшие успехи сделаны были в XVIII столетии. Из путаницы, царившей в материальной части, выработались артиллерийские системы, согласно которым численность разнородных конструкций и калибров была рациональным образом сокращена [Так в издании 1890 года — Ред.]; одновременно с этим происходило выделение тяжёлых орудий из состава полевой артиллерии. В личном составе тоже произошёл некоторый переворот: менее пригодные элементы отделены были в гарнизонную артиллерию, предназначенную для защиты укреплённых пунктов.

Как на важный шаг вперёд следует смотреть на учреждение конной артиллерии, зародыш которой относится в 1759 году и исходит от Фридриха Великого. Для развития полевой артиллерии немало было сделано Наполеоном I. Его полевая артиллерия вступала в дело обычно соединённою в батареи, этим достигалось большее единство в управлении ею и сообщался ей характер действительно самостоятельного рода оружия. Лёгкие полковые орудия Наполеон сначала отменил, потом снова ввёл, но затем совсем отказался от них, потеряв почти все свои полковые пушки в России в 1812 году.[14]

Британская 60-фунтовая (127-мм) пушка при полном откате ствола.
Бой на мысе Хеллес (Дарданелльская операция), июнь 1915 г.

Во время продолжительного мирного периода, последовавшего за Наполеоновскими войнами, сделаны были значительные успехи как в организации, так и в материальной части артиллерии. Особенно работали над увеличением подвижности полевой артиллерии, для чего самый материал был облегчён и конструкции его приданы более рациональные основы; в пешей артиллерии придуманы приспособления для перевозки людей; упряжка доведена до возможных упрощений и прочности. В системе осадной и крепостной артиллерии произведены обширные усовершенствования и существенное упрощение. На более резкое разделение в личном составе, однако, не могли ещё решиться; артиллеристов обучали всем отраслям их многосложного дела, и техническая артиллерия оставалась в тесной связи со строевою. Только с 1852 года приступлено было к отделению полевых батарей от связи с крепостными ротами; но это касалось лишь нижних чинов; офицеров же продолжали употреблять по всем отраслям артиллерийского дела. Во Франции в 1854 году конная, ездящая и крепостная артиллерия были разделены на отдельные полки (в 1867 году это опять отменено), между тем как в Пруссии только с 1864 года приступлено к формированию полевых и крепостных артиллерийских полков. Особенно возвысилось значение артиллерии в 1859 году с введением нарезных орудий. Но с усовершенствованием вооружения возвысилась и требовательность относительно руководства личным составом, а вместе с тем принцип разделения труда стал и в этой области приобретать всё большее применение. В германской артиллерии в 1872 году решено совершенно отделить полевую артиллерию от крепостной. Стремление к усовершенствованию материальной части и к увеличению действительности стрельбы находит лучшую для себя пищу в высокоразвитой технике новейшего времени, и до окончательных заключений ещё не дошло.

Развитие артиллерии в России

В России появление огнестрельных орудий с достоверностью восходит к концу XIV столетия. Согласно летописям, кованые пушки — «тюфяки» (от перс. тупанг) — были впервые использованы 1382 году в княжение Дмитрия Донского, при осаде Москвы войском татарского хана Тохтамыша. В 1389 году на Русь привезены были из-за границы, по-видимому, первые литые орудия — «арматы и стрельба огненная».

Рисунки из «ВЭС»

Затем из летописей уже видно, что артиллерия играла практическую роль во всех войнах, ведённых Новгородом, Тверью, Москвою и т. д. С начала XV века имеются уже фактические свидетельства выделки артиллерийских орудий в самой России; но есть основание полагать, что железные орудия ковались у нас гораздо ранее. В Москве в 1488 году существовала литейная, называвшаяся «пушечною избой» и, без сомнения, устроенная, вызванным тогда в Москву знаменитым зодчим и литейщиком Аристотелем Фиораванти.

Австрийский дипломат Сигизмунд Герберштейн, побывавший в Москве в 1517 и 1526 годах, при великом князе Василии III Ивановиче, в своих «Записках о Московии» свидетельствует уже о довольно широком развитии артиллерии у русских:

Теперь у государя есть пушечные литейщики, немцы и итальянцы, которые, кроме пищалей (pixides) и пушек, льют также железные ядра, какими пользуются и наши государи, но московиты не умеют и не могут пользоваться этими ядрами в бою, так как у них все основано на быстроте.

Я не говорю уже о том, что московиты, по-видимому, не делают различия между разными пушками, или, говоря вернее, между их назначением. Они не знают, когда надо пускать в дело большие орудия, которыми разрушаются стены, или меньшие, которые разрушают вражеский строй и останавливают его натиск.

Это случалось часто и в другое время, а особенно тогда, когда, по слухам, татары вот-вот собирались осадить Москву. Тогда наместник приказал под смех немецкого пушкаря спешно поставить под воротами крепости очень большую пушку, хотя её едва ли можно было бы подкатить туда и в трёхдневный срок и к тому же она первым же выстрелом разрушила бы и свод, и (стены) ворот. Это была старая штуковина вроде мортиры (Moerser), много лет простоявшая без дела. В неё влезал целый небольшой мешок пороху, а в жерле мог выпрямившись сидеть человек, так она была велика и даже ещё больше[15].

В XVI веке являются русские литейщики и между ними замечательнейший — Андрей Чохов. Он отлил в Москве в 1586 году известную бомбарду (картечницу) с конным изображением царя Феодора Иоанновича, позже названную «Царь-пушкой». Кроме того, в Туле и Устюжне-Железопольской (совр. Вологодская обл.) уже в XV столетии ковались железные орудия.

В России XVI—XVII вв. для длинноствольных орудий утвердилось название «пищаль», которое является буквальным переводом западноевропейского слова «кулеврина». Характерно, что ручные кулеврины назывались на Руси также пищалями. Древнейшая сохранившаяся русская литая пищаль, отлитая немецким (?) мастером Яковом (Якобом?), относится к 1485 году. 1542 годом датируется старейшая сохранившаяся русская «гафуница» (гаубица).

Английский дипломат Джайлс Флетчер, побывавший в России в 1588 году, в своем сочинении «О государстве Русском» (1591), сообщает:

Полагают, что ни один из христианских государей не имеет такого хорошего запаса военных снарядов, как русский царь, чему отчасти может служить подтверждением Оружейная Палата в Москве, где стоят в огромном количестве всякого рода пушки, все литые из меди и весьма красивые.

[16]

В Оружейной палате Московского Кремля и Военно-историческом музее артиллерии (Санкт-Петербург) сохранилось несколько известных исторических орудий, отлитых русскими мастерами-литейщиками: пищаль «Инброг» (1577) мастера Андрея Чохова, пищаль «Онагр» (1581) мастера Кузьмина, пищаль «Троил» (1685) мастера Якова Дубины, пищаль «Перс» (1686) и пушка «Орёл» (1692) мастера Мартьяна Осипова и др.

Вся артиллерия называлась на Руси «огнестрельным нарядом» или «большим нарядом». Начальником его во время похода был пушкарский голова — одно из важнейших лиц на войне. Артиллеристы назывались пушкарями и стрелками, смотря по величине орудий, при которых они находились. К каждому орудию назначалось не более двух пушкарей, которым придавались податные люди для прислуги. У нас так же, как и в Западной Европе пушкари составляли особый цех и получали большое содержание. Хозяйственными делами заведовал пушкарский приказ. В XVI веке появилось в России и первое сочинение по артиллерийскому делу — «Устав ратных пушечных и других дел», составленный Онисимом Михайловым.

Начало регулярной российской артиллерии относится уже к 1695 году, когда при Преображенском полку была учреждена бомбардирская рота из 6 мортир и 4 пушек. Капитаном этой роты с 1695 по 1706 год был сам царь Пётр I. Как при нём, так и при последующих государях прилагалось особое старание об усовершенствовании нашей артиллерии как в строевом, так и в техническом отношениях.

В 1699 году Пётр I учредил должность генерал-фельдцейхмейстера, назначив на неё имеретинского царевича Александра Арчиловича.

Помимо этого, в петровские времена в России впервые организовано было массовое промышленное производство артиллерийских орудий на Олонецких заводах и на уральских заводах Никиты Демидова. С 1702 по 1706 год на демидовских заводах было изготовлено 114 чугунных артиллерийских орудий, с 1702 по 1718 год — 908,7 тысяч штук чугунных артиллерийских ядер.

Позднейшая история нашей артиллерии представляет целый ряд преобразований — частью заимствованных у Западной Европы, частью же вполне самостоятельных, но всегда клонившихся к тому, чтобы поставить этот род оружия на высоту современных военных требований. Так, в 1759 году, во время Семилетней войны, русским графом П. И. Шуваловым изобретена была «секретная гаубица» для стрельбы картечью.

Появление нарезных орудий

Бомбардировка Таганрога из 32-фунтового[17] морского орудия английского боевого плота «Леди Нэнси» 3 июня 1855 г. Illustrated London News, 11 августа 1855 г.

К началу Наполеоновских войн русская полевая и крепостная артиллерия ни в чём не уступала западноевропейской, а кое-где даже её превосходила. Однако уже Крымская война 18531856 годов в полной мере выявила техническую отсталость русской артиллерии.

Так, при обороне Севастополя в 18541855 годах интервенты-союзники имели на вооружении 134 полевых и 73 осадных орудий, а также дальнобойные нарезные ружья, стрелявшие на расстояние до 800 метров. На стороне русских было 145 гладкоствольных орудий, в основном корабельных, разбросанных на протяжении 7 верст, которые могли вести огонь картечью на расстояние не свыше 600 метров. Таким образом, русская артиллерия оказывалась в крайне невыгодном положении, но, тем не менее, выполнила свою задачу, нанеся противнику существенный урон.[18]

Еще в 1846 году капитан пьемонтской артиллерии Джованни Кавалли предложил проекты 6,5- и 8,3-дюймовых казнозарядных гаубиц с двумя внутренними вырезами в стволах, стрелявших яйцевидными чугунными снарядами, на корпусе которых имелись продольные выступы соответствующей формы. Принятые на вооружение и эпизодически примененные пьемонтской артиллерией, орудия Кавалли, однако, оказались весьма ненадежными и сложными в производстве, а потому не получили широкого распространения[19].

Впервые нарезные орудия применили французы во время австро-итало-французской войны 1859 года и она продемонстрировала явные преимущества перед гладкостенной австрийской. У нарезных орудий дальность стрельбы была почти втрое больше, а показатели меткости стрельбы нарезных орудий на дальности около километра были в пять раз лучше, чем у гладкостенных[20].

В 1853 году британский инженер У. Дж Армстронг создал казнозарядное нарезное орудие (Пушка Армстронга). Эти орудия состояли на вооружении британской армии до 1864 года. В 1858 году британский инженер Джозеф Витворт предложил перенести в артиллерию ранее известную в стрелковом оружии идею полигональных нарезов. В 1868 году 230-мм пушка Витворта показала рекордную для того времени дальность стрельбы 10 300 м. Но эти пушки имели ряд неустранимых недостатков — сложность изготовления снаряда, трудность заряжания, заклинивание снарядов в канале при стрельбе. Все это заставило британцев отказаться от полигональных орудий.

В России нарезные казнозарядные орудия распространились в результате военных реформ Дмитрия Милютина 1862-1874 годов. Нарезные орудия изготовлялись сначала из бронзы или чугуна. Стальные нарезные орудия появились в России в 1875 году[13]. Тем не менее, русско-турецкая война 1877-1878 годов продемонстрировала недостаточное количество современных орудий в русской армии.

Однако российский инженер В. С. Барановский в период с 1872 по 1877 год разработал целый ряд казнозарядных нарезных орудий с унитарными боеприпасами, что существенно ускорило процесс стрельбы. К 1885 году подобные орудия разработали и инженеры других стран, в первую очередь — Германии и Франции.

В разных странах велись интенсивные работы по созданию бездымного пороха. В России бездымный порох начали применять в артиллерии в 1894 году. В разрывных зарядах артиллерийских снарядов дымный порох заменили сильнодействующие бризантные взрывчатые вещества. В 1885 году в Германии специалисты «пушечного короля» Альфреда Круппа создали новый тип разрывного боеприпаса, начинённого «шпренгкорпером», французы в 1887 году — «мелинитом», британцы в 1888 году — тем же веществом с названием «лиддит», японцы с 1890-х годов — «шимозой». С 1902 года в германской и американской армиях начали использовать боеприпасы, снаряжённые тротилом[21].

В дальнейшем развитие российской артиллерии стимулировалось гонкой военно-морских вооружений. Несмотря на очевидные успехи, российская промышленность к концу XIX века так и не сумела наладить массовое производство корабельных орудий, необходимых для вооружения военного флота, который по числу кораблей, особенно броненосных, к началу русско-японской войны был третьим в мире после британского и французского.

В 1891 году во Франции закуплены были чертежи для производства на российских предприятиях и 152-мм и 75-мм пушек системы Канэ. Первыми оснащались крупные военные корабли и крепости, а корабельные 75-мм пушки Канэ стали первыми в России патронными орудиями среднего калибра.

К 1916 году на Балтийском флоте было всего 170, на Черноморском — 130 152-мм пушек Канэ. Однако даже в 1915 году во время героической обороны русской крепости Осовец от германских войск в ней не было подобной артиллерии, и только к концу обороны туда смогли доставить всего две 152-мм пушки Канэ, существенно переломившие ход осады.

Большое влияние на развитие полевой артиллерии оказало принятие на вооружение во Франции в 1897 году 75-мм полевой пушки системы Депора, имевшей скорострельность до 14—16 выстрелов в минуту. В ней были применены противооткатные устройства с гидропневматическим тормозом отката, быстродействующий эксцентрический затвор, прицельные приспособления с независимой линией прицеливания[20].

Эксцентрический затвор состоит из цилиндрического тела с диаметром, в два раза большим диаметра каморы, и имеет вырез, который при открытом замке приходится против канала орудия и служит для заряжания.

В 1900 году в России была разработана 76,2-мм полевая пушка, ещё не имевшая щита, но оснащенная противооткатным устройством и поршневым затвором французского типа.

Дивизионная пушка ЗиС-3 — выдающийся представитель советской артиллерии Великой Отечественной войны.
«Прямой наводкой». Открытка НКО СССР. 1942 г.
«Артиллерия — бог войны!» Марка Почты СССР. 1945 г.
«30 лет Советской Армии. Советская артиллерия». Марка Почты СССР. 1948 г.

С учётом опыта её производства и эксплуатации, в 1902 году на Путиловском заводе в Санкт-Петербурге конструкторами Л. А. Бишляком, К. М. Соколовским и К. И. Липницким была разработана 76,2-мм дивизионная пушка, известная также как «трёхдюймовка». Ставшая основой русской полевой артиллерии вплоть до революции, она положительно зарекомендовала себя у русских артиллеристов.

Во время Первой мировой войны большая часть потерь войск всех стран была вызвана именно огнём артиллерии. Если в русско-японскую войну на огонь артиллерии приходилось не более 15 % потерь в живой силе, то в Первую мировую — до 75 %. При этом только тяжелая артиллерия могла разрушить земляные и бетонные укрепления противника, что было необходимо для прорыва его обороны. Во время Первой мировой войны стали широко применяться бомбомёты и миномёты, появилась зенитная артиллерия.

Опыт Первой мировой войны показал, что необходима артиллерия непосредственной поддержки пехоты, которая могла бы легко передвигаться вместе с ней. Поэтому после Первой мировой войны появились орудия сопровождения пехоты с небольшой массой, дозволяющей перекат орудия на поле только силами своего расчёта[22].

Вторая мировая война внесла в систему артиллерийского вооружения многие изменения — резко возросла роль минометов, широко применялась специализированная противотанковая артиллерия и самоходная артиллерия, появились реактивная артиллерия и безоткатные орудия.

После Второй мировой войны продолжалось развитие самоходной артиллерии. В 1960—1970-е годы на вооружение поступило новое её поколение, образцы которого после ряда модернизаций остаются на вооружении и в настоящее время (советские 122-мм самоходная гаубица 2С1 «Гвоздика» и 152-мм 2С3 «Акация», 152-мм пушка 2С5 «Гиацинт», 203-мм пушка особой мощности 2C7 «Пион», американская 155-мм гаубица М109, французская 155-мм гаубица AuF.1).

155-мм американская САУ M109A6 «Paladin».

Однако лёгкие буксируемые гаубицы по-прежнему востребованы силами быстрого реагирования, воздушно-десантными, горнопехотными войсками. Их примерами являются американская 105-мм M119, британская 105-мм L118 Light Gun, советская 122-мм гаубица Д-30.

105-мм гаубицу M119 переносит вертолёт UH-60 Blackhawk.

В СССР в 1980-е годы было принято решение перейти на единый калибр 152 миллиметра во всех звеньях артиллерии (дивизионном, армейском), с унификацией боеприпасов. В 1989 году на вооружение была принята 152-мм гаубица «Мста», которая является самоходной, но имеет и буксируемый аналог.

В настоящее время в артиллерии применяются управляемые и корректируемые снаряды, что позволяет снизить расход боеприпасов в 40—50 раз, а время поражения целей — в 3—5 раз. Имеется два основных типа таких снарядов — снаряды с полуактивным наведением по отраженному лазерному лучу и снаряды с автоматическим наведением (самоприцеливанием).

Наведение по отраженному лазерному лучу используется в американском 155-мм снаряде «Копперхед», российских 152-мм снаряде «Краснополь», 122-мм снаряде «Китолов-2М» и 120-мм снаряде «Китолов-2». При этом вблизи цели должен находиться наблюдатель-наводчик с лазерным устройством подсветки.

Примером самоприцеливающегося снаряда может служить кассетный боеприпас типа SADARM с самоприцеливающимися элементами, поражающими цель сверху, которые снабжены инфракрасными и радиолокационными датчиками. Аналогом его является российский самоприцеливающийся снаряд «Мотив-3М». Однако самоприцеливающиеся боеприпасы рассчитаны на поражение только танков и других боевых машин, при этом способность «отсекать» ложные цели пока недостаточна.

В США был разработан управляемый снаряд 155-мм ХМ982 «Экскалибур», который оснащен инерциальной системой наведения на среднем участке траектории и системой коррекции с помощью спутниковой навигационной сети NAVSTAR на конечном участке.

Одним из главных основных направлений развития артиллерии в настоящее время является внедрение эффективных компьютеризированных систем управления, обеспечиваюших разведку целей, обработку данных и передачу сведений в центры управления огнём, непрерывный сбор данных о положении и состоянии огневых средств, постановку задач, вызов, корректировку и прекращение огня, оценку результатов. Применение такой системы может повысить эффективность огня артиллерии в 2—5 раз. В России создан самоходный разведывательный комплекс «Зоопарк-1», который служит для определения координат огневых позиций артиллерии противника и позволяет обнаруживать одновременно до 12 стреляющих систем на расстоянии до 40 километров. Он, как и комплекс «Кредо-1Е», совместим со средствами боевого управления ствольной и реактивной артиллерии «Машина-М2» и «Капустник-БМ»[23].

Типы артиллерии

ОШС 1074 ап 108 мсд, июль 1986
ОШС 2 садн 1074 ап 108 мсд, лето 1986 года (неофициальная).

И. Д. Беляев показал в своём труде на примере отдельных актов (памяти, отписки, наказы и других) Пушкарского приказа, как собиралась в XVII веке в поход артиллерия Русского войска, из каких орудий она состояла (по документам Смоленского похода 16321634 годов). Автор отметил, что акты показывают ко времени царствования Михаила Федоровича уже существовало деление «огнестрельного наряда» на «крепостной», «осадной» и «полковой».

Полевая артиллерия

С 1910 года полевая артиллерия подразделялась на: