Юрий Владимирович Андропов
Юрий Владимирович Андропов
Флаг Генеральный секретарь ЦК КПСС Флаг
12 ноября 1982 — 9 февраля 1984
Предшественник Леонид Ильич Брежнев
Преемник Константин Устинович Черненко
Флаг Председатель Президиума Верховного Совета СССР Флаг
16 июня 1983 — 9 февраля 1984
Предшественник Леонид Ильич Брежнев
Василий Васильевич Кузнецов
(и. о.)
Преемник Василий Васильевич Кузнецов
(и. о.)
Константин Устинович Черненко
Флаг Член Политбюро ЦК КПСС Флаг
27 апреля 1973 — 9 февраля 1984
(кандидат с 21 июня 1967 по 27 апреля 1973)
Флаг Председатель КГБ СССР
(до 5 июля 1978 — Председатель КГБ при Совете Министров СССР)
Флаг
18 мая 1967 — 26 мая 1982
Предшественник Владимир Ефимович Семичастный
Преемник Виталий Васильевич Федорчук
Флаг Секретарь ЦК КПСС Флаг
23 ноября 1962 — 21 июня 1967
24 мая — 12 ноября 1982
Рождение 2 (15) июня 1914(1914-06-15)
станция Нагутская[1], Ставропольская губерния, Российская империя
Смерть 9 февраля 1984(1984-02-09) (69 лет)
Москва, РСФСР, СССР
Место погребения Некрополь у Кремлёвской стены
Имя при рождении Юрий-Григорий Владимирович Андропов[2]
Отец Владимир Константинович Андропов (отчим, ? — 1919)
Мать Евгения Карловна Флекенштейн (? — 1927)
Супруга 1) Нина Ивановна Енгалычева (1914—1994)
2) Татьяна Филипповна Андропова (Лебедева) (1917—1991)
Дети от 1-го брака
дочь: Евгения (род. 1936)
сын: Владимир (1940—1975)
от 2-го брака
сын: Игорь (1941—2006)
дочь: Ирина (род. 1947)
Партия ВКП(б) / КПСС (1939, кандидат с 1937)
Образование Рыбинский речной техникум,
Высшая партийная школа при ЦК ВКП(б),
Карело-Финский государственный университет
Вероисповедание отсутствует (атеист)
Автограф Yuri Andropov Signature.svg
Награды
Герой Социалистического Труда
Орден Ленина Орден Ленина Орден Ленина Орден Ленина
Орден Октябрьской Революции Орден Красного Знамени Орден Трудового Красного Знамени Орден Трудового Красного Знамени
Орден Трудового Красного Знамени Юбилейная медаль «За доблестный труд (За воинскую доблесть). В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина» Медаль «Партизану Отечественной войны» I степени SU Medal For Distinction in Guarding the State Border of the USSR ribbon.svg
Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» SU Medal Twenty Years of Victory in the Great Patriotic War 1941-1945 ribbon.svg SU Medal Thirty Years of Victory in the Great Patriotic War 1941-1945 ribbon.svg SU Medal For Valiant Labour in the Great Patriotic War 1941-1945 ribbon.svg
SU Medal 60 Years of the Armed Forces of the USSR ribbon.svg SU Medal In Commemoration of the 250th Anniversary of Leningrad ribbon.svg SU Medal In Commemoration of the 1500th Anniversary of Kiev ribbon.svg
Иностранные
Hero of the Soviet Union medal.png
Order of Georgi Dimitrov - Bulgaria.png Орден Народной Республики Болгария 100thAnniversaryOfLiberationRibbon.jpg MN Order Sukhebator rib1961.svg
Орден «Красного Знамени» (Монголия) 50 Years Anniversary of the Mongolian Revolution rib.PNG GDR Marks-order bar.png
Solnce svobody rib.png Medal for Strngthening Brotherhood in Arms 1 kl.png Орден Знамени ВНР с алмазами
Военная служба
Годы службы USSR, Flag KGB commander 1964.svg 1967—1982
Принадлежность  СССР
Род войск КГБ СССР
Звание Генерал армии
Генерал армии
Командовал USSR, Flag KGB commander 1964.svg КГБ СССР
Сражения Великая Отечественная война
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Ю́рий Влади́мирович Андро́пов (2 [15] июня 1914[3][4], станция[5] Нагутская[6], Ставропольская губерния, Российская империя — 9 февраля 1984, Москва, РСФСР, СССР) — советский государственный и политический деятель, руководитель СССР в 1982—1984 годах. Генеральный секретарь ЦК КПСС (1982—1984). Секретарь ЦК КПСС по идеологии (1982). Депутат Верховного Совета СССР 3-го и 6-10-го созывов: Совета Национальностей от Карело-Финской ССР (3-й созыв, 1950—1954)[7], Совета Союза от Латвийской ССР (6-й созыв, 1962—1966)[8], Эстонской ССР (7 созыв, 1966—1970)[9] и Московской области (8-10-й созыв, 1970—1984)[10][11][12]. В Верховный Совет 9-го созыва избран от Каширского избирательного округа № 29 Московской области[11]. Председатель Президиума Верховного Совета СССР (1983—1984). Председатель Комитета государственной безопасности СССР (1967—1982). Герой Социалистического Труда (1974).

С 1954 по 1957 год Андропов работал послом в Венгрии, участвовал в подавлении Венгерского восстания 1956 года.

10 мая 1967 был назначен председателем КГБ СССР. При Андропове советские органы госбезопасности использовали различные способы борьбы с инакомыслием, практиковались внесудебные формы преследования (например, принудительное лечение в психиатрических больницах) «социально-нежелательных элементов».

По мере того, как здоровье Брежнева ухудшалось в последние годы его руководства, Андропов вместе с министром иностранных дел Андреем Громыко и министром обороны Дмитрием Устиновым сформировал тройку, которая в конечном итоге стала доминировать в советской политике.

После смерти Брежнева 12 ноября 1982 года Юрий Андропов сменил его на посту генерального секретаря и лидера Советского Союза. Во время своего пребывания в должности Андропов стремился устранить коррупцию и неэффективность в рамках советской системы путём наказания чиновников за нарушения партийной дисциплины и уголовной ответственности за прогулы на рабочем месте.

Однако в феврале 1983 года, после обострения почечной недостаточности, здоровье Андропова начало быстро ухудшаться. 9 февраля 1984 года он скончался после того, как возглавлял страну всего 15 месяцев.

Происхождение

Копия свидетельства о рождении Андропова Ю. В. от 17 марта 1932 года

Сведения о происхождении Андропова до сих пор засекречены (на том основании, видимо, что его мать была советской разведчицей) и весьма запутаны и противоречивы[13].

Первый отчим Владимир Константинович Андропов (? — 1919) — железнодорожный служащий, окончил или учился в Московском институте железнодорожного транспорта[14]. Работал телеграфистом на станции Нагутской. Умер от сыпного тифа в 1919 году[15].

Мать Андропова, учительница музыки Евгения Карловна Флекенштейн (? — 1927)[16], была, со слов самого Ю. В. Андропова, не еврейкой, а приёмной дочерью богатых евреев[17][18][19][15], уроженцев Финляндии, владельцев магазина «Ювелирные вещи»[20] (Москва, ул. Большая Лубянка, дом 26) Карла Францевича Флекенштейна[16] и Евдокии Михайловны Флекенштейн[16]. Дочь Евдокии Михайловны, мать Андропова с 17 лет работала учителем музыки в женской гимназии Ф. Ф. Мансбаха в Москве[16].

У Андропова среди части коллег в КГБ было прозвище «Ювелир» — намёк на то, что дед Андропова — финляндский еврей Карл Флекенштейн — владел в Москве магазином «Ювелирные вещи»[21].

Образование

  • Моздокская семилетняя железнодорожная фабрично-заводская школа (ныне средняя общеобразовательная школа № 108 имени Ю. В. Андропова) (учился в 1924—1931 годах, окончил полный курс).
  • Рыбинский речной техникум (учился в 1932—1936 годах, окончил, специальность — техник по эксплуатации речного транспорта).
  • Заочно[22] окончил Высшую партийную школу при ЦК ВКП(б) (1947).
  • Заочно на историко-филологическом факультете
    Комсомольский билет № 4411236, 1939 год

    После смерти первого отчима вместе с матерью перебрались в Моздок, где вырос и жил до 1932 года. Окончил семилетнюю школу. Член ВЛКСМ с 1930 года. С августа по декабрь 1930 года Юрий Андропов работал сначала рабочим на телеграфе, а с декабря 1930 года по апрель 1932 года — учеником и помощником киномеханика в Клубе железнодорожников на станции Моздок. В 1932 году поступил в Рыбинский речной техникум[24], который окончил в 1936 году, после чего работал комсоргом на Рыбинской судоверфи им. Володарского. В 1935 году женился на дочери управляющего Череповецким отделением Госбанка Нине Ивановне Енгалычевой, которая училась в том же техникуме на электротехническом факультете, а впоследствии работала в Ярославском архиве НКВД. У них было двое детей — Евгения и Владимир.

    Мало кто знает о его проблемах с первой женой, с сыном от первого брака и вообще, как он появился в Политбюро. Рассказывают, он становился белым как бумага, когда его спрашивали про первую супругу или про автобиографию периода 1933—1935 годов.

    внук Л.Брежнева — Андрей Брежнев)[25]

    В 1936 году стал освобождённым секретарём комсомольской организации техникума водного транспорта в Рыбинске. Затем его выдвинули на должность комсорга (комсомольского организатора[26]) Рыбинской судоверфи.

    Также в 1936 году он был снят с воинского учёта из-за сахарного диабета и проблем со зрением[27].

    Назначен завотделом горкома комсомола Рыбинска, затем завотделом обкома комсомола Ярославской области. В декабре 1938 года он избран первым секретарём Ярославского обкома ВЛКСМ, который возглавлял до 1940 года. Жил в Ярославле в номенклатурном доме на Советской улице (дом 4). В 1939 году сумел мобилизовать на стройку Рыбинского и Угличского гидроузлов 7 тысяч комсомольцев области, за что в 1944 году был награждён орденом Трудового Красного знамени[28].

    В Карело-Финской ССР (1940—1951 годы)

    Первый секретарь ЦК ЛКСМ КФССР.
    (Петрозаводск, 1940)
    Медаль «Партизану Отечественной войны» I степени
    Орден Красного Знамени

    В июне 1940 года Юрий Андропов был направлен на комсомольскую работу в образованную 31 марта 1940 года Карело-Финскую ССР[29] (в её состав вошла часть территории Финляндии, отошедшая к СССР по Московскому мирному договору 1940 года).

    3 июня 1940 года Ю. Андропов был избран первым секретарём ЦК ЛКСМ Карело-Финской ССР. Семья (жена и двое детей) остались в Ярославле[30][31].

    В 1940 году Андропов познакомился в Петрозаводске с Татьяной Филипповной Лебедевой, на которой женился в начале войны. В августе 1941 года родился сын[32].

    «Юрий Владимирович сам не просился послать его на войну, в подполье или партизаны, как настойчиво просились многие работники старше его по возрасту. Больше того, он часто жаловался на больные почки. И вообще на слабое здоровье. Был у него и ещё один довод для отказа отправить его в подполье или в партизанский отряд: в Беломорске у него жила жена, она только что родила ребёнка. А его первая жена, жившая в Ярославле, забрасывала нас письмами с жалобой на то, что он мало помогает их детям, что они голодают и ходят без обуви, оборвались (и мы заставили Юрия Владимировича помогать своим детям от первой жены). …Всё это, вместе взятое, не давало мне морального права… послать Ю. В. Андропова в партизаны, руководствуясь партийной дисциплиной. Как-то неудобно было сказать: „Не хочешь ли повоевать?“ Человек прячется за свою номенклатурную бронь, за свою болезнь, за жену и ребёнка» (из неопубликованной рукописи Г. Н. Куприянова «Партизанская война на Севере»)[33][34][35][36].

    В 1943 году Ю. В. Андропова должны были направить на повышение в Москву — заведующим отделом рабочей молодёжи ЦК ВЛКСМ, но в итоге, по ходатайству Г. Н. Куприянова, оставили в Карелии для руководства партизанским движением. Будучи освобождённым от призыва, Андропов фотографировался в сапогах и в военной шинели, когда находился в прифронтовом городе Сегежа, где руководил отбором в партизаны и их подготовкой. Так как всё русское население оккупированной Карелии должно было быть в концентрационных лагерях, то партизаны, чтобы не вызывать подозрений, должны были свободно говорить на местных финно-угорских языках — в основном, подготовленные с участием Ю. В. Андропова партизаны были из коренных народов, очень редко это были свободно знавшие языки Карелии представители других национальностей. Хотя сам он линию фронта не переходил, но был награждён медалью «Партизану Отечественной войны»[28].

    В сентябре 1944 года Ю. Андропов был утверждён вторым секретарём Петрозаводского горкома ВКП(б), так как первым секретарём был занятый делами всей республики Г. Н. Куприянов, фактически руководил восстановлением и экономикой Петрозаводска, 10 января 1947 года — вторым секретарём ЦК КП(б) КФССР.

    «В июле 1949 года, когда руководящие работники Ленинграда были уже арестованы (см. Ленинградское дело — Прим.), Маленков начал присылать к нам в Петрозаводск комиссию за комиссией, чтобы подбирать материал для ареста меня и других товарищей, ранее работавших в Ленинграде. Нас обвиняли в следующем: мы — работники ЦК КП Куприянов и Власов, политически близорукие люди, носимся с подпольщиками и превозносим их работу, просим наградить их орденами. А на самом деле каждого из тех, кто работал в тылу врага, надо тщательно проверять и ни в коем случае не допускать на руководящую работу. Кое-кого и арестовать! Я сказал, что у меня нет никаких оснований не доверять людям, что все они честные и преданные партии, что свою преданность Родине они доказали на деле, работая в тяжёлых условиях, рискуя жизнью. Весь этот разговор происходил в ЦК партии Карелии, присутствовали все секретари. Я сказал, ища поддержки у своих товарищей, что вот Юрий Владимирович Андропов, мой первый заместитель, хорошо знает всех этих людей, так как принимал участие в подборе, обучении и отправке их в тыл врага, когда работал первым секретарем ЦК комсомола, и может подтвердить правоту моих слов. И вот, к моему великому изумлению, Юрий Владимирович встал и заявил: „Никакого участия в организации подпольной работы я не принимал. Ничего о работе подпольщиков не знаю. И ни за кого из работавших в подполье ручаться не могу“»[33][34][36].

    Images.png Внешние изображения
    (Власов, Андропов, Куприянов)
    Image-silk.png Руководители подпольного движения в Карелии в годы Великой Отечественной войны: И. В. Власов, Ю. В. Андропов, Г. Н. Куприянов

    Сохранилось свидетельство о том, как сам Андропов спустя годы вспоминал о своей связи с «Ленинградским делом»: «что, когда он пришёл в КГБ, ему самому было неудобно брать его из архива. Попросил помощника. По словам Ю. Андропова, в деле имелись материалы и на него, но была резолюция выделить их в отдельное производство, то есть по основному „Ленинградскому делу“ он не проходил»[37].

    В годы войны пользовался подпольной кличкой «Могикан»[29].

    За большую организаторскую работу по мобилизации молодёжи республики в годы войны и по восстановлению разрушенного войной народного хозяйства, участие в организации партизанского движения в Карелии Юрий Андропов был награждён двумя орденами Трудового Красного Знамени и медалью «Партизану Отечественной войны» I степени[29].

    Поскольку Отто Вильгельмович Куусинен — Председатель Верховного совета Карело-Финской ССР — на самом деле, жил в Москве и приезжал только открывать сессии Верховного Совета, был посредником между руководством Карело-Финской ССР, её ЦК Коммунистической партии и «хозяином» Куусиненом. Овладел очень сложным финским языком. Впоследствии это помогло ему освоить ещё более сложный, но родственный финскому венгерский язык. Во время войны популяризировал подвиги партизан и разведчиков — этнических финнов, карел, вепсов. Хотя после второй мировой войны из-за неудачи планов присоединения к Карело-Финской ССР «всех земель Калевалы» — Финляндии, Швеции и Норвегии — как коренных земель финнов было принято решение выселить представителей всех финно-угорских народов и из Ленинградской области, и из Карело-финской ССР как якобы «местных крымских татар», и оно даже было оформлено решением Правительства Карело-Финской ССР, стараниями и Г. Н. Куприянова, и Андропова тайное решение было тайно же и отменено. Тем более, что число коллаборационистов среди коренного населения республики было меньше, чем среди русских и всех других этносов на всех оккупированных территориях и, главное, о подвигах финских, вепсских, карельских комсомольцев и комсомолок -партизан, подпольщиков, разведчиков, в отличие от героев из крымских татар, благодаря непрерывному продвижению Андроповым материалов о героях в центральную прессу знала вся страна. Более того, из Ленинградской области тоже вывезли в Сибирь не всех представителей финно-угорских народов и русских финно-угорского происхождения, а только ингерманландских финнов, причём им было разрешено выехать из Сибири в Карело-Финскую ССР для увеличения там числа финнов и развития экономики. Даже после официальной отмены этого решения всем приезжающим в Карелию ингерманландским финнам давали возможность там поселиться.[38]

    Избирался депутатом Верховного Совета КФССР (1947—1955).

    В ЦК КПСС и МИД СССР

    21 июня 1951 года при содействии Отто Куусинена[39] по решению ЦК ВКП(б) переводится в Москву в аппарат ЦК ВКП(б), где работает вначале инспектором ЦК. В качестве инспектора курировал работу партийных организаций прибалтийских советских республик. Участвовал в работе комиссии, посещавшей советских военных, участвовавших в Корейской войне, в частности посещал Мукден[40].

    24 марта 1953 года Андропов занял должность заведующего подотделом Отдела партийных, профсоюзных и комсомольских органов ЦК КПСС, где проработал чуть более полутора месяцев.

    15 мая 1953 года Андропов по предложению В. М. Молотова[39] [неавторитетный источник?]перешёл на работу в МИД СССР. В МИДе Андропов с 1 июля 1953 года занимал пост заведующего четвёртым Европейским отделом МИД СССР. В МИДе Андропов возглавлял 4-й Европейский отдел (Польша, Чехословакия) и стажировался в скандинавском отделе под руководством Андрея Александрова-Агентова[41].

    Посол в Венгрии

    Партийный билет № 04988079, 1955 год

    18 июля 1953 года Андропов был направлен в Венгерскую Народную Республику, где он стал советником-посланником посольства СССР. С 6 июля 1954 года по 21 февраля 1957 года являлся Чрезвычайным и Полномочным Послом СССР в Венгрии.

    Играл активную роль в подавлении антикоммунистического восстания в Венгрии. Ему также удалось убедить Яноша Кадара возглавить венгерское правительство, сформированное Москвой. По другим данным (воспоминания В. А. Крючкова, находившегося в то время на дипломатической работе в посольстве СССР в Венгрии) Андропов в ответ на просьбу венгерского руководства отказался ставить перед Москвой вопрос о вводе советских войск в Будапешт[42]

    «Для Андропова „венгерская трагедия“ стала прекрасным трамплином для головокружительного карьерного взлёта. Отличившийся в Венгрии посол уже в начале 1957 года пошёл на повышение, возглавив созданный специально под него отдел ЦК КПСС, ведавший отношениями с компартиями социалистических стран»[43].

    Завотделом и секретарь ЦК КПСС

    Ю. В. Андропов, Э. Хонеккер и Л. И. Брежнев. 1967 год.

    С 6 апреля 1957 года по 22 июня 1967 года — заведующий Отделом ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран. На этой должности нередкими для него были загранпоездки; особенно много времени пришлось уделять «китайскому направлению»[44]. На XXII съезде КПСС (1961) был впервые избран членом ЦК, а через год был избран секретарём ЦК КПСС (с 23 ноября 1962 года по 22 июня 1967 года).

    В этот период Андропов стал архитектором западной политики Брежнева. Вместе со своими консультантами Андропов разработал курс на сближение с Западом. То, что Брежнев начал в 1969 году, было реализацией идеи Андропова[45].

    Председатель КГБ (1967—1982 годы)

    Удостоверение Председателя КГБ СССР Юрия Андропова

    С 18 мая 1967 по 26 мая 1982 года Андропов занимал должность председателя Комитета государственной безопасности СССР. Через месяц после назначения, 21 июня 1967 года был избран кандидатом в члены Политбюро, а шесть лет спустя, 27 апреля 1973 года, стал членом Политбюро. Включение Андропова, обычно рассматривающееся как приращение полномочий КГБ, означало для Брежнева прежде всего гарантию его внешнеполитической линии, значительное содействие которой оказал Андропов.[46] За 15 лет руководства Андропова органы госбезопасности СССР существенно укрепили и расширили свой контроль над всеми сферами жизни государства и общества. Одним из направлений деятельности КГБ была борьба с диссидентским движением и националистическими движениями[47]. При Андропове проводились судебные процессы над правозащитниками, использовались различные способы подавления инакомыслия, практиковались различные формы внесудебного преследования (например, принудительное лечение в психиатрических больницах). Андропов получал специальные указания не отвечать на ходатайства об освобождении диссидентов. В частности, было «Указание» оставить без ответа ходатайство канцлера Австрии Бруно Крайского об освобождении Юрия Орлова. 29 июля 1973 года по инициативе Андропова началась высылка диссидентов[48]. Так, в 1974 году был выслан из СССР и затем лишён гражданства писатель А. И. Солженицын. В 1980 году академик А. Д. Сахаров был выслан в город Горький, где он находился под постоянным контролем КГБ[49]. Архивные документы[50] также указывают на личное участие Андропова в преследованиях инакомыслящих в СССР.

    В 1972 году после теракта на мюнхенской Олимпиаде выступил с инициативой создания в СССР подразделения по борьбе с терроризмом, которое впоследствии получило название «Альфа».

    Ю. Андропов и B. Ярузельский. 1980 год.

    Особое внимание Андропов уделял контролю над работой органов госбезопасности стран социалистического лагеря. Андропов был сторонником самых решительных мер по отношению к тем странам социалистического лагеря, которые стремились проводить независимую от СССР внутреннюю и внешнюю политику. В августе 1968 года он оказал влияние на принятие решения о вводе войск стран Варшавского договора в Чехословакию. В 1972 году он посетил Могадишо[51]. В конце 1979 года он был одним из инициаторов ввода советских войск в Афганистан и устранения Х. Амина[52][53]. В 1974 году присвоено звание Героя Социалистического Труда, в 1976 году Андропову было присвоено звание «генерал армии».

    В январе 1980 года посещал Кабул[37].

    Андропов состоял на партийном учёте в Управлении нелегальной разведки[54].

    Усиление роли КГБ

    Ю. В. Андропов

    При Андропове были созданы райотделы КГБ со штатом сотрудников, «курировавших» практически все предприятия и организации. Личный состав получил высокие оклады и привилегии, которых не имели сотрудники МВД и военные[55]. Прямую коррупцию и взяточничество среди подчинённых Андропов жёстко пресекал, но, благодаря контролю над всеми сферами жизни и взаимной поддержке, офицеры КГБ, даже невысокого ранга, получили возможность решать любые личные вопросы[55]. Кадровой политикой ведали партийные органы, но сложился порядок, при котором ни одно сколько-нибудь важное назначение не могло состояться без заключения КГБ о кандидате[55].

    Руководитель партии и государства

    Партийный билет № 00000017, 1973 год

    В мае 1982 года Андропов оставил должность председателя КГБ СССР в связи с избранием на должность секретаря ЦК КПСС, освободившуюся после смерти М. А. Суслова[55][56]. Поскольку сесть в кресло генерального секретаря непосредственно с должности председателя КГБ было политически затруднительно, эксперты увидели в кадровой перестановке фактическое решение вопроса о преемнике, что было невозможно без согласия Брежнева[55][57].
    После смерти Л. И. Брежнева, 12 ноября 1982 года, решением внеочередного Пленума ЦК КПСС Андропов был избран генеральным секретарём ЦК КПСС. На новой руководящей должности Андропов резко сократил аппарат генерального секретаря.

    Борьба за улучшение экономического положения государства, развёрнутая Андроповым, началась с широкомасштабной кампании по укреплению трудовой дисциплины. В некоторых городах СССР силовые органы стали применять меры, жёсткость которых в 1980-е годы населению показалась необычной. Например, в Ленинграде и других крупных городах в рабочее время стали проводиться милицейские облавы в кинотеатрах, крупных универмагах и других местах скопления людей, во время которых проверялись документы с целью выявить прогульщиков работы[58]. Некоторые ретивые начальники на местах организовывали облавы на своих сотрудников, которые в рабочее время «бегали по магазинам».

    Одновременно был дан ход громким делам о коррупции, объявлена борьба с нетрудовыми доходами, спекуляцией. Большой масштаб приобрела борьба со злоупотреблениями в торговле. Отдан был под суд бывший начальник Главного управления торговли Мосгорисполкома Н. П. Трегубов (впоследствии полностью реабилитирован); следом за ним заключены под стражу 25 ответственных работников московского Главторга, директора крупнейших московских гастрономов. Потеснены были позиции «хлопковой мафии» в Узбекской ССР; добрались до первого секретаря Краснодарского крайкома КПСС С. Ф. Медунова, министра внутренних дел Н. А. Щёлокова и его заместителя Ю. М. Чурбанова, крупно замешанных в коррупции[59].

    В годы правления Андропова заметно увеличилось число лиц, осуждённых за уголовные преступления. Если в 1982 году всеми судами РСФСР (кроме военных) были осуждены 747 865 человек, то за 1983 году — уже 809 147 человек, а за 1984 год — 863 194 человека[60].

    Андропов начал «чистку» партийного и государственного аппарата, включая органы безопасности. За пятнадцать месяцев его правления было сменено 18 министров СССР, переизбрано 37 первых секретарей обкомов КПСС. Андропов стал собирать команду деятелей-сподвижников. Он ввёл в высшее руководство региональных деятелей: М. С. Горбачёва, Е. К. Лигачёва, В. И. Воротникова, Н. И. Рыжкова, В. М. Чебрикова, Г. А. Алиева, Г. В. Романова и других.

    В начале 1983 года Андропов поручил Горбачёву и Рыжкову начать подготовку экономической реформы. В ЦК КПСС был создан специальный Экономический отдел, который непосредственно возглавил Н. И. Рыжков. К разработке партийно-государственного курса были привлечены видные учёные: академики А. Г. Аганбегян, Г. А. Арбатов, Т. И. Заславская, О. Т. Богомолов, доктора экономических наук Л. И. Абалкин, Н. Я. Петраков и некоторые другие[61].

    «Считаю, — пишет Н. И. Рыжков, — что истоки перестройки относятся к началу 83-го года, к тому времени, когда Андропов поручил нам — группе ответственных работников ЦК КПСС, в том числе мне и Горбачеву, подготовить принципиальные предложения по экономической реформе»[62].

    «Ещё за два года до столь разрекламированного апрельского (1985) Пленума ЦК КПСС, — вспоминает А. И. Лукьянов, — Ю. Андропов пришел к выводу о необходимости разработать программу перестройки управления промышленностью, а затем и всем народным хозяйством. Тогда к этой работе (а она проходила у меня на глазах) были привлечены М. Горбачев, Н. Рыжков, В. Долгих… Ряд видных представителей науки и производства»[62].

    В результате этого, как пишет Н. И. Рыжков, «в начале 83-го» началась работа по подготовке «долгосрочной программы кардинальной перестройки управления народным хозяйством»[62].

    Андропов публикует программную статью в журнале «Коммунист» (№ 3, 1983) — «Учение Карла Маркса и некоторые вопросы социалистического строительства в СССР», в которой изложил видение перспектив развития социализма и общественной собственности в СССР. Краеугольным камнем статьи является положение об экономии, о рачительном использовании материальных, финансовых, трудовых ресурсов. И именно в статье звучит идея об ускорении «прогресса производительных сил»[63].

    Андропов обозначил свой реформаторский курс с важнейшего заявления на пленуме ЦК КПСС 15 июня 1983 года: необходимо познать по-настоящему страну и общество, дать грамотную, научную диагностику сложнейших явлений, которые на протяжении десятилетий переживал Советский Союз. «Стратегия партии в совершенствовании развитого социализма должна опираться на прочный марксистско-ленинский теоретический фундамент. Между тем, если говорить откровенно, мы ещё до сих пор не изучили в должной степени общество, в котором живем и трудимся, не полностью раскрыли присущие ему закономерности, особенно экономические. Поэтому порой вынуждены действовать, так сказать, эмпирически, весьма нерациональным способом проб и ошибок». Андропов, в частности, говорил о расширении социалистической демократии и гласности[64]. Безусловного внимания заслуживает положение, высказанное Андроповым на июньском пленуме 1983 года, о переходе «отечественной экономики к интенсивному развитию», к соединению «на деле преимуществ нашего социалистического строя с достижениями научно-технической революции»[65].

    16 июня 1983 года Андропов избирается Председателем Президиума Верховного Совета СССР. В конце года Президиум принял ряд постановлений, направленных на усиление борьбы с антигосударственной деятельностью.

    О направлении андроповской реформаторской мысли говорят дальнейшие основные социально-экономические преобразования того времени[66].

    17 июня 1983 года был принят «Закон о трудовых коллективах». Членам трудовых коллективов позволялось теперь участвовать в обсуждении планов, коллективных договоров, определении принципов расходования фондов оплаты труда на предприятиях. Голос трудовых коллективов в большинстве случаев определялся как совещательный. Предполагалось, что в ходе обсуждений может проявляться инициатива рядовых работников, появляться конструктивные идеи. Однако конкретный механизм мотивации и осуществления даже совещательных прав коллективов не был прописан[66].

    14 июля 1983 года было принято постановление правительства «О дополнительных мерах по расширению прав производственных объединений (предприятий) промышленности в планировании и хозяйственной деятельности и по усилению их ответственности за результаты работы», положившее начало так называемому широкомасштабному экономическому эксперименту. Оно в некоторой степени расширяло права руководителей предприятий в расходовании фондов (прежде всего — фонда развития производства и фонда развития науки и техники) и усилило зависимость зарплаты от объёмов сбыта выпускаемой продукции[66]. 1 августа 1983 года Совет министров СССР принял постановление, которым была создана специальная Комиссия по руководству экономическим экспериментом[62]. С 1 января 1984 года на новые условия работы перевели союзные министерства тяжёлого и транспортного машиностроения, электротехнической промышленности, а также республиканские министерства пищевой (Украинская ССР), лёгкой (Белорусская ССР) и местной (Литовская ССР) промышленности[66]. С 1 января 1985 года условия эксперимента распространились ещё на 20 министерств, а с 1 января 1986 года практически все отрасли народного хозяйства стали работать в новых условиях хозяйствования. Суть эксперимента состояла в том, чтобы реально и существенно расширить права предприятий (объединений) в области планирования, труда и заработной платы, а также техническом перевооружении за счёт собственных средств, главный оценочный показатель конечных результатов — реализация продукции с учётом соблюдения договорных обязательств[67]. Была расширена хозрасчётная самостоятельность предприятий, усилена их заинтересованность и повышена ответственность за конечные результаты производства. Важное значение имели эксперименты, связанные с выявлением возможностей работы предприятий в условиях самофинансирования. По мнению специалистов, оценивавших в начале 1987 года итоги широкомасштабного эксперимента, он был задуман в правильном направлении, но сдвиг, происшедший в результате принятых мер, не был радикальным, поскольку не произошла реальная переориентация хозяйственного механизма на экономические методы управления[67].

    28 июля 1983 года было принято постановление «Об усилении работы по укреплению социалистической дисциплины труда», в котором говорилось: «Неспособность руководителя обеспечить надлежащую дисциплину труда на полученном участке работы должна расцениваться как несоответствие занимаемой должности»[68]. Одновременно постановление запрещало проведение в рабочее время «различных собраний», которые, таким образом, переносились на свободное время работника.

    18 августа 1983 года увидело свет постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР «О мерах по ускорению научно-технического прогресса в народном хозяйстве», которое предписывало снимать с производства изделия, которые не пройдут аттестацию по высшей либо первой категории качества и предопределившее стратегию ускорения (1985—1986)[68]. В 1985—1986 годах планировалось произвести массированную модернизацию производства. Более того, было «признано необходимым осуществить в 1985—1987 годах перевод объединений, предприятий и организаций сельского хозяйства, строительства, транспорта, связи, геологии и материально-технического снабжения на хозрасчётную систему организации работ по созданию, освоению и внедрению новой техники»[68].

    В 1983 г. была разработана территориально-отраслевая программа развития народного хозяйства Ленинграда и Ленинградской области на основе автоматизации и широкого использования вычислительной техники (программа «Интенсификация-90»). Практическая работа по формированию программы завершилась в 1983 году, а в июле 1984 года программа «Интенсификация-90» была утверждена Госпланом СССР, Государственным комитетом по науке и технике, Президиумом АН СССР, получила поддержку ЦК КПСС. В 1986 появилась её расширенная редакция и было поручено использовать её опыт другим регионам.

    Много внимания уделял Андропов проведению в жизнь выработанной XXVI съездом КПСС и последующими Пленумами ЦК КПСС линии на всемерную интенсификацию производства, ускорение научно-технического прогресса, совершенствование управления народным хозяйством, усиление ответственности кадров, организованности и дисциплины, на неуклонный рост материального и духовного уровня жизни народа.

    В области внешней политики Андропов стремился к разумным компромиссам с внешнеполитическими противниками СССР, но в условиях открытого недоверия СССР и США друг к другу такой компромисс не состоялся. В это время разразился кризис в связи с размещением в Европе ракет средней дальности СССР и США, продолжалась война в Афганистане. 8 марта 1983 года президент США Рональд Рейган в своём выступлении назвал СССР «Империей зла», а 23 марта 1983 года провозгласил доктрину Стратегической оборонной инициативы (СОИ). Апогеем напряжённости стала трагедия 1 сентября 1983 года, когда в советском воздушном пространстве истребитель ПВО СССР СУ-15 сбил самолёт «Боинг-747» корейской авиакомпании с 269 пассажирами. Пропаганда США и всего западного мира начала массированную, скоординированную кампанию по разоблачению «жестокого и безжалостного» руководства СССР, являющегося «империей зла». В 1983 США разместили на территории ФРГ, Великобритании, Дании, Бельгии и Италии баллистические ракеты средней дальности «Першинг-2» в 5−7 минутах подлёта до целей на европейской территории СССР и крылатые ракеты различного базирования. В ответ в ноябре 1983 года СССР вышел из проходивших в Женеве переговоров по евроракетам. Генеральный секретарь ЦК КПСС Юрий Андропов заявил, что СССР предпримет ряд контрмер: разместит оперативно-тактические ракеты-носители ядерного оружия на территории ГДР и Чехословакии, и выдвинет советские атомные подводные лодки ближе к побережью США. Одновременно была прекращена публичная критика руководства китайской коммунистической партии и сделаны шаги по нормализации отношений с Китаем. В перспективе союз с восточно-азиатским гигантом Андропов хотел противопоставить США и НАТО. Но дальше некоторого развития советско-китайской торговли и прекращения пропагандистской войны дело не продвинулось.

    Автограф Ю. В. Андропова на официальном документе

    Осенью 1983 года состояние здоровья Андропова резко ухудшилось. 7 ноября его не было на трибуне мавзолея на параде и демонстрации в честь годовщины Октября[69][70][71]. Проделав определённую подготовительную работу, Андропов решил вынести вопрос о разработке экономической реформы на декабрьский 1983 г. Пленум ЦК КПСС. По всей видимости, в связи с этим 28 ноября 1983 г. ЦЭМИ направил Андропову записку «О разработке комплексной программы развития и совершенствования системы управления народным хозяйством». Эта идея нашла отражение в обращении Андропова к участникам пленума: «Назрел вопрос, — писал он, — о разработке программы комплексного совершенствования всего механизма управления народным хозяйством»[62]. В переданном участникам очередного Пленума ЦК КПСС тексте своего выступления Андропов смог назвать основные направления программы комплексного совершенствования всего механизма управления[72]. Декабрьский Пленум ЦК 1983 года по представлению Андропова избрал членами Политбюро Воротникова и Соломенцева, кандидатом председателя КГБ Чебрикова, секретарём ЦК Егора Лигачёва. После декабрьского Пленума (1983 год), на котором Андропов принял участие лишь заочно, его деятельность пошла резко на спад.

    Смерть

    Sound.png Внешние аудиофайлы
    Сообщение о смерти
    Sound.png [2]

    В июле и августе 1983 года здоровье Андропова продолжало ухудшаться, и большую часть времени он работал в загородном доме, часто не вставая с постели. А когда в Москву прибыл канцлер ФРГ Гельмут Коль, генеральный секретарь приехал в Кремль, но из машины смог выйти только с помощью телохранителей. Врачи, наблюдавшие Юрия Андропова, настоятельно советовали ему беречься — даже малейшая простуда могла повлечь за собой тяжёлые последствия.

    1 сентября 1983 года Андропов провёл заседание Политбюро и улетел отдыхать в Крым. Как оказалось, это заседание стало для него последним: в Крыму он простудился и окончательно слёг — у него развилась флегмона (гнойное воспаление клетчатки). Операция прошла успешно, но послеоперационная рана не заживала. Организм был очень слаб и не мог бороться с интоксикацией[73].

    За месяц до смерти Юрий Андропов совместно с Рональдом Рейганом был признан «Человеком года» (1983) в журнале Time.

    Андропов умер 9 февраля 1984 года в 16 часов 50 минут. Согласно официальной версии, причиной смерти стал отказ почек вследствие многолетней подагры. Некоторые эксперты, однако, подвергают сомнению официальную версию смерти Андропова.

    Похороны

    Могила Андропова в некрополе у Кремлёвской стены на Красной площади, 2016 год

    Похороны Андропова состоялись в 12:00 14 февраля 1984 года у Кремлёвской стены на Красной площади Москвы[74]. На траурную церемонию прощания прилетели главы государств и правительств многих стран, в том числе премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер и вице-президент США Дж. Буш-старший.

    13 февраля 1984 года на внеочередном Пленуме Центрального Комитета КПСС новый Генсек ЦК КПСС Константин Черненко в своей речи заявил:

    Недолгий, до обидного недолгий, товарищи, срок суждено было Юрию Владимировичу Андропову трудиться во главе нашей партии и государства. Всем нам будет не хватать его. Он ушел из жизни в самый разгар большой и напряженной работы, направленной на то, чтобы придать мощное ускорение развитию народного хозяйства, преодолеть трудности, с которыми столкнулась страна на рубеже 70—80-х годов. Но все мы знаем, как много удалось сделать партии за это короткое время, как много нового, плодотворного получило права гражданства и утвердилось на практике. Продолжать и коллективными усилиями двигать дальше начатую под руководством Юрия Владимировича работу — лучший способ воздать должное его памяти, обеспечить преемственность в политике.

    Награды

    Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении Ю. В. Андропову звания Героя Социалистического Труда

    Награды СССР