Людмила Михайловна Алексеева
Портрет
Имя при рождении Людмила Михайловна Славинская
Дата рождения 20 июля 1927(1927-07-20)
Место рождения Евпатория, Крымская АССР, СССР
Дата смерти 8 декабря 2018(2018-12-08) (91 год)
Место смерти Москва, Россия
Гражданство  СССР
 США[1] +  Россия[1]
Род деятельности правозащитник, историк, общественный деятель, председатель МХГ
Отец Михаил Львович Славинский[2]
Мать Валентина Афанасьевна Ефименко[2]
Супруг Николай Николаевич Вильямс[2]
Дети Сергей, Михаил (Майкл)[2]
Награды и премии
Офицер ордена Почётного легиона Кавалер ордена Великого князя Литовского Гядиминаса Командор ордена За заслуги перед ФРГ
Кавалер ордена Креста земли Марии 3 класса Кавалер ордена Заслуг перед Республикой Польша
Государственная премия Российской Федерации
Сайт ЖЖ-авторlm-alexeeva
Commons-logo.svg Людмила Михайловна Алексеева на Викискладе
(аудио)
Запись голоса Л. Алексеевой
Записано 22 октября 2012
Помощь по воспроизведению

Людми́ла Миха́йловна Алексе́ева (20 июля 1927, Евпатория, РСФСР, СССР — 8 декабря 2018, Москва, Россия[3]) — советский диссидент и российский общественный деятель, участница правозащитного движения в СССР и постсоветской России, один из основателей (в 1976 году) Московской Хельсинкской группы, с 1996 года председатель МХГ. В 2002—2012 годах — член Комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации (впоследствии преобразован в Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека). С 3 декабря 2018 года — член Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека. Являлась одним из организаторов (ноябрь-декабрь 2004 года)[4][5] и до 2008 года одним из трёх сопредседателей Всероссийского гражданского конгресса.

Биография

Детство и юность

Людмила Алексеева (в девичестве Славинская) родилась 20 июля 1927 года в Евпатории в семье Михаила Львовича Славинского и Валентины Афанасьевны Ефименко[2]. Отец произошёл от брака еврейки и поляка[6]. Мать была научным сотрудником в Институте математики Академии наук СССР и преподавателем в Московском высшем техническом училище имени Н. Э. Баумана, является автором нескольких учебников по высшей математике[2]. В интервью[7] новостному порталу Эстонского телевидения Алексеева рассказала о том, что эстонская бабушка воспитывала её в протестантском духе. С раннего детства Людмилы её семья обосновалась в Москве, вначале жили в бараке в Останкине, а в 1937 году переехали в центр Москвы в коммунальную квартиру, которая освободилась после ареста одного из ответственных работников Центросоюза — ведомства, в котором работал Михаил Славинский[6].

В 1937 году начались аресты, 29 квартир в их доме сменили жильцов. Десятилетняя Людмила не воспринимала происходящее чем-то чрезвычайным, она не знала другой жизни и не задавала вопросов. Взрослые вели себя осторожно, не обсуждали происходившее вокруг них, дети интуитивно вели себя так же. Весной 1937 года был арестован председатель Центросоюза и на допросах признался в том, что создал в ведомстве «подпольную фашистскую организацию», в которую вовлёк около трёхсот коммунистов, своих сотрудников. Отец Людмилы попал под следствие, но избежал репрессий. Всего, согласно мемуарам Людмилы Алексеевой, 297 сослуживцев М. Л. Славинского были отправлены в лагеря или уничтожены[8]:19-24.

Начало Великой Отечественной войны застало Людмилу Алексееву в Феодосии, где они отдыхали с бабушкой. Родители прислали телеграмму: «Немедленно возвращайтесь», но 14-летняя Людмила убедила бабушку, что в этом нет необходимости: «Бабушка, ну зачем уезжать, каникулы только начались. Через несколько дней эти самолёты отсюда погонят, вот увидишь». 3 июля 1941 года они поездом выехали в Москву.

14 июля 1941 М. Л. Славинский ушёл на фронт, Людмилу Алексееву вместе с другими детьми сотрудников Института математики отправили в эвакуацию в Казахстан. Читая в газетах сообщения о том, что немецкие войска вошли в подмосковные Химки, 14-летняя Людмила поклялась себе, что если Москва падёт, она убежит из Казахстана, чтобы бороться с фашистами[8]:25-27. Она окончила курсы подготовки медицинских сестёр намереваясь пойти на фронт добровольцем, но из-за возраста ей отказали[2]. В эвакуации жила также с матерью в Ижевске[6].

Весной 1943 года Людмила Алексеева с матерью вернулись в Москву. В школу Людмила не пошла, обратилась в комсомольскую организацию с просьбой направить её на фронт или на оборонное предприятие. Её направили на строительство станции метро «Сталинская» (ныне «Семёновская»), Людмила таскала вагонетки с породой из туннеля. Работа была изнурительная, но девушка воспринимала её как требование времени[8]:30-31.

В 1945 году Людмила Алексеева поступила на первый курс исторического факультета МГУ. Через неделю занятий её избрали комсоргом группы, однако вскоре ей заявили, что комсоргом должен быть фронтовик, и решение пересмотрели. Как впоследствии Людмила Алексеева отмечала в своих воспоминаниях, на исторический факультет шли фронтовики «особой породы» — те, кто в армии стали партийными и комсомольскими функционерами, почувствовали вкус к власти над людьми. Исторической наукой они не интересовались, зато выстраивали свою будущую карьеру руководителей. Для того, чтобы быть замеченными старшими товарищами, студенты-функционеры возбуждали «персональные дела», обвиняя однокурсников в нелояльности, потере бдительности и прочих грехах (студент мог подвергнуться исключению из университета даже за то, что не сдал вовремя транспарант после демонстрации)[8]:38.

Наблюдая подобные разбирательства, Людмила Алексеева сформулировала для себя теорию, что в партию проникли люди, лишённые нравственных принципов и стремящиеся к власти. Она размышляла над дилеммой — вступить ли в партию, чтобы бороться за чистоту её рядов, либо держаться от неё подальше. В тот период Алексеева остановилась на втором варианте[8]:38-40.

Она выбрала кафедру археологии — наименее идеологизированную область исторической науки, хотя очень интересовалась историей русского революционного движения, но этот предмет она решила изучить самостоятельно. Согласно мемуарам её увлекла история декабристов, в которой она находила параллели с существующей реальностью: в боях с наполеоновской армией не было места функционерам, поскольку войну выиграли граждане, которые, вернувшись из Европы, оказались не нужны императорскому правительству, поскольку ему нужны были послушные подданные[8]:41.

Ещё одним способом бегства от реальности для Людмилы Михайловны стала личная жизнь[8]:43. После быстро распавшегося юношеского брака с красавцем Юрием (1945), парнем годом старше себя, 19-летней Людмиле сделал предложение давний знакомый их семьи, военный Валентин Алексеев[2]. Людмила убедила себя, что влюблена, и дала согласие выйти замуж, а вскоре обнаружила, что беременна. Семейная жизнь и заботы о ребёнке позволяли забыть об окружающей несправедливости сталинского общества[6][8]:47.

Однако контраст между декларациями официальной идеологии и реальной жизнью не давал Людмиле покоя. Свои сомнения она не раз пыталась обсудить с братом отца, дядей Борей. На все вопросы у него был один ответ: «Принципы социализма — для таких учёных дур, как ты. Нет принципов. Нет социализма. Есть просто шайка паханов». Людмила Алексеева не могла принять столь радикальное объяснение и считала, что дядя Боря — «человек замечательный, но мыслит примитивно»[8]:50.

В 1950 году она окончила исторический факультет МГУ, а в 1956 — аспирантуру Московского экономико-статистического института[2][9] по специальности «история КПСС». В 1953 году после смерти И. В. Сталина и ареста Л. П. Берии у Алексеевой произошёл мировоззренческий кризис, из-за которого она отказалась от защиты диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук по истории КПСС и дальнейшей научной карьеры[2].

Работа в СССР

Преподавала историю в Москве в ремесленном училище, а также работала внештатным лектором областного комитета ВЛКСМ[2].

В 1952 году вступила в КПСС[2].

В 1959—1968 годах работала научным редактором редакции археологии и этнографии издательства «Наука»[2].

В 1970—1977 годах являлась научным сотрудник Института научной информации по общественным наукам АН СССР[2].

Участница диссидентского движения

В 1960-е годы её квартира стала местом для встреч диссидентов и московской интеллигенции, интервью западным корреспондентам, а также использовалась для изготовления и хранения самиздата[2]. Она оказывала правовую и организационную помощь политическим заключённым в СССР, ездила в лагеря и места ссылки. В 1968—1972 годах участвовала в качестве машинистки в издании «Хроники текущих событий», распространяла самиздат[2][10]. Позднее так оценивала особенности самиздатской литературы:

«В слабой технической базе самиздата крылся секрет его качества. Кто станет перепечатывать, рисковать ради какой-нибудь ерунды? Это типографским способом можно напечатать бог знает что, особенно если есть знакомства или деньги. А таким образом можно печатать только то, что человеку интересно, ради чего он готов потратить время, рисковать. Поэтому самиздат — это, действительно, квинтэссенция и художественной, и политической, и общественной мысли того времени и прежних времён».

В апреле 1968 года она была исключена из КПСС и уволена с работы. В качестве официальной причины было указано, то что она принимала участие в выступлениях правозащитников, направленных против судебных процессов 1966—1968 годов над поэтом Ю. Г. Галансковым, писателями Ю. М. Даниэлем и А. Д. Синявским, а также журналистом А. И. Гинзбургом[2].

В 1974 году получила предупреждение КГБ, основанное на указе Президиума Верховного Совета СССР за «систематическое изготовление и распространение антисоветских произведений», о недопустимости продолжения «антисоветской деятельности» и возможном аресте[2].

В 1976 году по предложению диссидента Юрия Орлова стала одним из учредителей Московской Хельсинкской группы (МХГ) в СССР[2].

Годы эмиграции

Юлия Вишневская, Людмила Алексеева, Дина Каминская и Кронид Любарский. Мюнхен, 1978

В феврале 1977 года под угрозой ареста Людмила Алексеева была вынуждена вместе со вторым мужем Николаем Вильямсом и младшим сыном Михаилом, выпускником экономического факультета МГУ, эмигрировать из СССР и поселиться в США[2][11]. В эмиграции была зарубежным представителем МХГ. Работала на радиостанциях «Голос Америки» и «Свобода», где вела передачи, посвящённые правам человека[2]. Кроме того, публиковалась в периодике русскоязычной эмиграции, как и в английской и американской печати[2]. Выступала в качестве консультанта нескольких правозащитных организаций и профессиональных союзов[2]. В 1977—1984 годах подготовила издание документов группы. В 1977—1980 годах работала над монографией «История инакомыслия в СССР. Новейший период» — первым фундаментальным историческим исследованием на данную тему[2][12] Изначально эта работа планировалась в виде 200-страничной справки о диссидентском движении в СССР для Конгресса США, написать которую Людмиле Алексеевой предложила администрация президента Картера. Однако работа над рукописью, которую планировалось завершить за год, растянулась на три года и превратилась в настоящее исследование[2][13][14].

Во второй половине 1980-х годов в составе делегации США участвовала в работе конференций ОБСЕ (Рейкьявик, Париж).

Издала в США свои мемуары The Thaw Generation (Поколение оттепели). С лета 1989 года и до возвращения в Россию — заочный член восстановленной МХГ.

Получила гражданство США в 1982 году, через пять лет после того, как она покинула СССР[15].

Правозащитная деятельность в России

Перед началом заседания Совета по развитию гражданского общества и правам человека (1 февраля 2011). Председатель Московской Хельсинкской группы Л. М. Алексеева, советник Президента, Председатель Совета М. А. Федотов (в центре), доктор юридических наук, член-корреспондент РАН С. С. Алексеев

В 1993 году вернулась вместе с мужем в Россию[2]. Сын Михаил (Майкл) остался в США, где с 1992 года является профессором экономики в Университете Индианы в Блумингтоне и активно сотрудничает с российскими экономистами[16][17].

В мае 1996 года Алексеева была избрана председателем Московской Хельсинкской группы[2]. В 19982004 годах — президент Международной Хельсинкской федерации[2].

С 2002 года являлась членом Комиссии по правам человека при президенте России. После преобразования Комиссии в ноябре 2004 года в Совет по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека при президенте России, вошла в состав обновлённого Совета[2]. Кроме того, была членом Общественного совета при МВД России и членом Общественно-консультативного совета при Федеральной антимонопольной службе РФ[2]

2 апреля 2003 года Алексеева и председатель правления общества «Мемориал» Арсений Рогинский направили письма послам США и Великобритании с требованиями прекратить боевые действия в Ираке и перейти к мирным способам урегулирования конфликта[18][19]. В своём послании правозащитники выступили с категорическим протестом против вторжения в Ирак, указывали руководителям антииракской коалиции на то, что те «разрушают основы современного мирового порядка»:

«Мы категорически против начавшейся войны. Сколь бы серьёзными ни казались сторонникам этой войны причины, побудившие США и Великобританию начать вторжение в Ирак, война эта разрушает основы современного мирового порядка — весьма несовершенного и даже опасного, но оставляющего все же надежду на то, что человечество продвигается к новому мировому устройству, основанному на нормах Права. Теперь же мир в очередной раз рискует под аккомпанемент ссылок на гуманистические и демократические ценности скатиться к порядку, основанному на силе и произволе.»

Алексеева Л. М., Рогинский А. Б. Из письма послам США и Великобритании, 2 апреля 2003

Московская Хельсинкская группа и международное историко-просветительское общество «Мемориал» обратились также к общественным и правозащитным организациям как в России, так и за рубежом с просьбой поддержать их призывы остановить войну в Ираке[20].

В декабре 2004 года Алексеева стала одним из организаторов, а затем одним из сопредседателей Всероссийского гражданского конгресса (вместе с Гарри Каспаровым и Георгием Сатаровым). ВГК создавался как широкое правозащитное объединение под общим лозунгом «За демократию против диктатуры». При этом было установлено, что конгресс не участвует в выборах и создании партий, и им не должны руководить действующие политики. Часть членов ВГК посчитала, что деятельность Каспарова, как одного из лидеров коалиции «Другая Россия», намеревавшегося выдвинуть свою кандидатуру на выборах Президента России 2008 года, нарушает принцип равноудалённости конгресса от каких-либо политических сил и предложила отмежеваться от Каспарова, на что ВГК не пошёл. Осенью 2007 года Алексеева и Сатаров обратились к Каспарову с призывом приостановить свою деятельность на посту сопредседателя, а 14 января 2008 года повторно его попросили уйти в отставку. Так как Каспаров оба раза на просьбы уйти из руководства ВГК не откликнулся, в итоге 17 января 2008 года Алексеева вместе с Сатаровым сами вышли из ВГК[21][22].

Позже вместе с Сатаровым Алексеева была организатором Всероссийской гражданской сети (ВГС), созданной на базе «правозащитной части» ВГК.

2 июня 2010 года Алексеева подписала соглашение с главным редактором интернет-издания «Портал-Credo.ru» Александром Солдатовым «об объединении своих усилий и начале совместной информационно-правозащитной деятельности»[23].

Поддержала инициативу Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина о проведении 23 ноября 2013 года в Москве гражданского форума и вошла в его оргкомитет.

Алексеева признала, что Московская Хельсинкская группа «почти полностью работает на гранты от американских фондов»[24].

Стратегия-31

Людмила Алексеева на Триумфальной площади на акции протеста в рамках движения «Стратегия-31». 31 января 2010

С 31 августа 2009 года Людмила Алексеева принимала активное участие в «Стратегии-31» — регулярных выступлениях граждан на Триумфальной площади Москвы в защиту 31 статьи Конституции РФ (о свободе собраний). С 31 октября 2009 года была одним из постоянных организаторов этих акций. 31 декабря 2009 года во время попытки проведения очередного митинга на Триумфальной площади Людмила Алексеева была задержана бойцами ОМОН и в числе десятков других задержанных доставлена в отделение милиции, что вызвало большой резонанс в России и за рубежом.

Председатель Европарламента Ежи Бузек и Совет национальной безопасности США высказали своё возмущение задержанием известной правозащитницы[25], газета «The New York Times» опубликовала на первой полосе статью об этой акции протеста «Энтузиазм российских диссидентов вынесет любые испытания»[26]. Сопредседатель партии «Правое дело» Леонид Гозман назвал разгон мирной манифестации и арест Людмилы Алексеевой «глупостью» и «позором» московских властей[27].

В конце 2010 года разошлась во взглядах на тактику проведения мероприятий с Эдуардом Лимоновым и вышла из «Стратегии-31».

Участница конгресса «Украина — Россия: диалог», прошедшего 24-25 апреля 2014 года в Киеве[28].

Последние годы

В 2012 году Л. Алексеева заняла 10-е место в рейтинге «100 самых влиятельных женщин России» за 2011 год («Эхо Москвы», РИА «Новости», «Огонёк» и «Интерфакс»)[29]. В рейтинге «100 самых влиятельных женщин России» журнала Огонёк, радиостанции «Эхо Москвы» и агентства «Интерфакс», опубликованном в марте 2014 года, заняла 18-е место[30].

20 июля 2017 года, в день девяностолетия Л. М. Алексеевой, президент России В. В. Путин лично приехал к ней домой и поздравил, преподнеся в подарок букет цветов, гравюру с изображением её родного города (Евпатории), а также декоративную тарелку ручной работы фарфорового завода Санкт-Петербурга с изображением МГУ имени М. В. Ломоносова, который она окончила[31][32][33][34]. Во время встречи Алексеева ходатайствовала о помиловании осуждённого на пожизненное заключение экс-сенатора И. В. Изместьева[31][35].

Умерла 8 декабря 2018 в Москве. Прощание прошло в Доме журналистов, сотни человек, в том числе В. Путин, проводили Людмилу Алексееву в последний путь[36]. В Москве состоялась кремация тела Алексеевой, урна с прахом будет захоронена в США, в семейной могиле[37].

Личная жизнь

Людмила Алексеева трижды[6] была замужем и имела двух сыновей. Её мать, третий муж и старший сын похоронены на кладбище церкви Сент-Джон в Вашингтоне, США[38].